2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Женщина выиграла суд из-за «некачественного» донора спермы

Как я судился с автосервисом

И победил

В 2008 году я загнал автомобиль в сервис на плановое ТО .

А через год у машины из-за криво установленной копеечной детали — приводного ремня — сломался двигатель. Я подал в суд на автосервис и выиграл.

Тяжба длилась два года. И в этой статье я расскажу, как всё происходило.

Техническое обслуживание

В августе 2008 года я приехал на своем рено в автосервис для планового технического обслуживания. Пробег приближался к 120 тысячам километров, на машине нужно было заменить кучу деталей.

Автосервис специализировался только на рено, и его уважали в среде «реноводов».

ТО мне сделали быстро. Заменили все расходники по регламенту автопроизводителя. На работы сервис предоставил гарантию 90 дней, на запчасти — 30 дней.

Претензий к качеству работ у меня тогда не возникло. Я заплатил по заказ-наряду 47 994 рубля и уехал.

Оригинал заказ-наряда и кассовые чеки на оплату по старой привычке сохранил дома в папке с другими документами.

Авария и дорогой ремонт

Спустя 11 месяцев, в июле 2009 года, у автомобиля прямо на ходу заглох двигатель. Пришлось вызывать эвакуатор и тащить машину в автосервис. В тот же самый сервис, специализирующийся на рено, где год назад я проходил техническое обслуживание.

Мастера провели диагностику неисправностей и сообщили, что у двигателя загнуло клапаны. Виновником поломки они признали приводной ремень. От него оторвался кусок резины, намотался на шкив коленвала и сдвинул фазы газораспределения.

Общая сумма ремонта двигателя с заменой клапанов и ремонтом головки блоков цилиндра обошлась мне в 121 612 рублей.

Пока шел ремонт, я решил покопаться в документации на машину и узнать, сколько вообще обычно служит приводной ремень. Мой порвался, не проработав и года.

Выяснилось, что в соответствии с нормативами завода «Рено» и представителя «Рено» в России, ОАО «Автофрамос», приводной ремень меняется каждые 60 000 км пробега ТС или каждые 4 года при достижении первого из пределов. А значит, срок службы приводного ремня — эквивалент 60 000 км пробега ТС или 4 года с момента последней замены. Мой прослужил год. Автосервис либо продал мне некачественную деталь, либо криво ее установил. И я могу на законных основаниях потребовать возместить мне дорогой ремонт.

Досудебная претензия

По совету знакомого адвоката до начала спора с автосервисом я оплатил ремонт двигателя и забрал автомобиль из сервиса. Так у меня возникло документальное подтверждение размера материального ущерба, причиненного их действиями: заказ-наряд, подписанный автосервисом, и кассовый чек с суммой оплаты.

К тому же суд обещал быть долгим, а автосервис вряд ли отдал бы мне машину, зная, что я не собираюсь оплачивать ремонт.

Все поврежденные детали, снятые с автомобиля во время ремонта, мне сложили в багажник. Я забрал их с собой и предусмотрительно сохранил для суда.

Для соблюдения формальностей гражданского делопроизводства я передал руководству автосервиса досудебную претензию. В ней я подробно описал всю хронологию событий и основания для компенсации своих затрат:

Я стараюсь не доверять важные документы Почте России, поэтому отвез претензию в автосервис лично. Там я вручил документ директору сервиса под подпись.

Так как дело было в 2009 году, то в претензии ответчику отводилось пять дней на добровольное возмещение моих расходов. Сейчас по закону этот срок составляет минимум десять дней.

Ответ из автосервиса последовал в тот же день. Мне позвонили и сказали: «На халяву починиться не получится».

Для суда с автосервисом я пригласил адвоката. Вместе мы составили исковое заявление:

В иске я потребовал взыскать с автосервиса:

  1. Расходы на ремонт автомобиля — 121 819 рублей 75 копеек.
  2. Расходы на адвоката — 40 000 рублей.
  3. Компенсацию морального вреда — 200 000 рублей.
  4. Штраф за отказ от добровольного возмещения.

Общая сумма требований составила 361 819 рублей 75 копеек.

В иске я сразу указал расходы на адвоката, которые по закону ответчик обязан возместить в случае вынесения решения суда в мою пользу.

Сумму компенсации за моральный вред я указал с запасом, так как законом не регламентируется размер такого вреда. Как объяснил адвокат, российский суд в большинстве случаев значительно снижает размер «моралки» и здесь работает правило: чем больше напишешь, тем больше получишь.

Еще до начала суда друзья советовали не ввязываться в тяжбу. Они были уверены, что у меня ничего не получится и я только зря потрачу нервы, время и деньги.

Исковое заявление я подал в Никулинский районный суд Москвы по месту своей прописки. Вариант подать в суд по месту нахождения ответчика я отверг сразу: был риск, что у автосервиса давно налажены дружеские отношения с этим судом.

Первое заседание суда было предварительным. На нем суд выслушивает стороны, знакомится с сутью иска и назначает дату заседания для рассмотрения дела по существу.

На предварительном заседании я рассказал суду всю историю, случившуюся с моей машиной, и просил удовлетворить иск. Адвокат ответчика в свою очередь с требованиями не согласился и просил в иске отказать.

После чего начались заседания по существу. В общей сложности их было девять, и они растянулись на два года.

Дело в том, что суд сразу сообщил сторонам, что спор связан с технической поломкой узлов и механизмов. А так как суд не является экспертом в этом вопросе, то для вынесения решения он предлагает провести судебную техническую экспертизу.

Судебная техническая экспертиза

Судебная экспертиза в 2009 году стоила 40 000 рублей. Расходы по ее оплате суд возложил на автосервис. Тут-то и пригодились поврежденные детали, которые я сохранил после ремонта поврежденного двигателя.

Совет

Всегда требуйте от автосервиса, где чините свой автомобиль, складывать в багажник все замененные детали. И постарайтесь сохранить их хотя бы в течение года после ремонта. Они могут стать ключевым доказательством, если вы решите судиться с сервисом.

Перед тем как суд вынес определение о назначении судебной технической экспертизы, стороны смогли сформулировать вопросы к экспертам.

Я написал такой:

  • Мог ли двигатель повредиться из-за брака приводного ремня, установленного при прохождении планового ТО , или из-за некачественной установки такого ремня?

Адвокат автосервиса написал такие:

  • Мог ли двигатель повредиться из-за внешнего воздействия, такого как попадание камня, песка или ветки?
  • Мог ли двигатель повредиться из-за некачественного бензина?
  • Мог ли двигатель повредиться из-за неправильной эксплуатации автомобиля?
Читать еще:  Монеты, лезвия и собачья цепь: пациент проглотил 5 кг металла

Экспертиза поврежденных деталей состоялась через год после начала суда. Всё это время автосервис как мог тянул время, менял адвоката, отказывался оплачивать расходы на экспертизу. Прошло четыре заседания, прежде чем суд вынес окончательное определение о назначении судебной экспертизы.

Проводили ее эксперты Государственного научного центра Р​Ф ФГУП НАМИ . От автосервиса на экспертизу никто не приехал.

По результатам проведенных исследований эксперты подготовили заключение. В нем они опровергли все предположения автосервиса и установили, что двигатель не мог сломаться из-за внешнего воздействия, плохого бензина или неправильной езды на машине. Главная причина поломки, по мнению экспертов, — некачественная установка приводного ремня.

В пункте 4.4. эксперты однозначно указали, что причина поломки — некачественная установка приводного ремня

Решение суда, исполнительный лист и возмещение ущерба

После заключения судебной технической экспертизы состоялось последнее судебное заседание, на которое от автосервиса никто не приехал. Суд вынес решение в мою пользу и постановил взыскать с автосервиса:

  1. Расходы на ремонт автомобиля в полном размере — 121 819,75 рубля.
  2. Расходы на адвоката в полном размере — 40 000 рублей.
  3. Компенсацию морального вреда частично — 20 000 рублей.

Общая сумма возмещения составила 181 819 рублей 75 копеек. Моральный вред суд сократил в десять раз, а штраф вообще исключил из претензии.

Такое решение меня устроило. Я не стал его оспаривать.

Оригинал решения и исполнительный лист мой адвокат получил в канцелярии суда через месяц после заключительного заседания. В течение этого срока ответчик мог оспорить решение и подать апелляцию в вышестоящую инстанцию. Но он не воспользовался таким правом.

Для взыскания денег с ответчика по решению суда я выбрал самый простой для себя вариант — подачу исполнительного листа в банк, где у автосервиса открыт счет.

По закону я мог списать деньги по исполнительному листу со счета ответчика в безакцептном порядке. Для этого достаточно предъявить в банк лист и реквизиты своего счёта для перечисления.

В чеках на оплату, которые мне выдали после ремонта, был указан «Альфа-банк». Я обратился с исполнительным листом в центральный офис «Альфа-банка» в Москве. К исполнительному листу я приложил заявление на взыскание возмещения по суду.

У автосервиса действительно был открыт расчетный счет в «Альфа-банке», и на этом счете были деньги в достаточном размере.

Через неделю на мой счет поступило 181 819 рублей 75 копеек.

Результат

Машина сломалась 9 июля 2009 года. Исковое заявление в суд я подал 18 августа 2009 года. С 16 сентября по 15 октября 2010 года проводилась судебная техническая экспертиза. Решение суд вынес 17 июня 2011 года. Деньги я получил 25 июля 2011 года.

Всего от поломки машины до начисления денег прошло два года и 16 дней.

Женщина выиграла суд из-за «некачественного» донора спермы

Процедура ЭКО с донорской спермой для американки Даниэль Риццо, на первый взгляд, завершилась успешно. Женщина родила здоровых мальчиков-близнецов и некоторое время была счастлива. До тех пор, пока у детей не начали проявляться отклонения в поведении. Диагноз, впрочем, мальчикам поставили быстро — аутизм.

Возможно, в поисках истины или же в поисках виноватых расстроенная мать стала наводить справки о клинике, где ей делали ЭКО, и в частности, о других детях, рожденных от того же донора. Вскрылся удивительный и весьма неприятный факт: этот донор спермы стал биологическим отцом как минимум 12 детей, и у всех развился аутизм.

Женщина обратилась за комментариями к специалистам, и ей сказали, что вероятность того, что все эти дети заболеют аутизмом по несвязанным причинам, аналогична вероятности, что все матери «откроют словарь и укажут на одну и ту же букву одного и того же слова на одной и той же странице в одно и то же время».

Это означало, что болезнь детей практически наверняка появилась из-за мутации в сперме донора. Но существует ли «ген аутизма» как таковой?

Согласно данным Национального института здоровья (NIH), на сегодняшний момент обнаружены сотни генетических вариаций, связанных с расстройством аутистического спектра. В большинстве случаев эти мутации увеличивают риск развития аутизма, но не обуславливают развитие заболевания. Другими словами, гены обычно играют лишь частичную роль в развитии аутизма, а остальное определяют другие факторы: осложнения при родах, возраст родителей и проч.

Но в редких случаях (2 — 4 %) именно генетические мутации становятся основной причиной заболевания. Как показали анализы, у детей Даниэль Риццо соединились сразу две таких мутации, в генах MBD1 и SHANK1.

Хотя большинство репродуктивных клиник проверяют донорскую сперму на наличие нескольких сотен генетических заболеваний, аналогичных тестов на аутизм не существует.

В итоге женщина подала в суд на банк спермы. В иске она не предъявляла претензий к отсутствующему тесту на аутизм, однако утверждала, что в профиле донора указали ложную информацию. Например, у донора на самом деле не было заявленного в профиле диплома о высшем образовании, зато был диагноз СДВГ, о котором в профиле скромно умолчали. Даниэль Риццо урегулировала иск за 250000 долларов. Как поступили другие мамы детей от того же донора, неизвестно.

Врач тайно оплодотворял пациенток и стал отцом десятков детей

Врач тайно оплодотворял пациенток и стал отцом десятков детей

Спустя 35 лет его биологические дети раскрыли обман.

В начале 1980-х американский врач тайно использовал собственную сперму для искусственного оплодотворения десятков женщин. Спустя 35 лет его биологические дети раскрыли обман и попытались привлечь его к ответственности. Это оказалось труднее, чем они рассчитывали. «Лента.ру» изучила историю Дональда Клайна.

Лиз Уайт встретила Дональда Клайна в 1981 году, когда ей было 29 лет. Она и ее муж больше двух лет пытались завести ребенка, но ничего не получалось. Когда не сработало даже искусственное оплодотворение, врачи посоветовали обратиться к Клайну. Он считался лучшим специалистом по лечению бесплодия в Индианополисе, где жила Уайт.

В отличие от других, Клайн использовал для оплодотворения не замороженную, а свежую донорскую сперму. В начале 1980-х такой метод был эффективнее.

Стены кабинета врача украшали фотографии детей, которые появились на свет благодаря его помощи. Судя по их количеству, его процедуры действительно работали.

Сорок лет назад еще не было крупных банков спермы, где можно подобрать донора на любой вкус и по любым критериям — от цвета глаз до образования или увлечений. Врачам приходилось подыскивать доноров самостоятельно. Чаще всего ими становились молодые медики, которые работали в той же больнице. Личность донора держали в строгом секрете.

Клайн сообщил Уайт, что биологический материал для оплодотворения сдаст кто-то из его ординаторов. Он обещал подыскать молодого человека, который похож на ее мужа и обладает той же группой крови. Попутно она узнала, что доноров перестают использовать после трех беременностей. Такие условия ее полностью устраивали.

В течение следующих пяти месяцев женщина возвращалась в кабинет Клайна во время каждой овуляции. «Я ходила к нему в октябре, ноябре и декабре 1981 года и в январе и феврале 1982 года», — вспоминает она. Кроме самого врача, в клинике никого не было. После 15 процедур Уайт забеременела, и в конце 1982 года у нее родился сын.

Читать еще:  Психологи назвали ранние признаки депрессии у детей

Спустя 35 лет Лиз Уайт увидела по телевизору сюжет про женщин, которые подозревали, что стали жертвой врача, использовавшего для искусственного оплодотворения собственную сперму. Они обращались к прокурору штата и требовали разобраться. Уайт не сразу поняла, что речь идет о Дональде Клайне — том самом специалисте, который лечил ее от бесплодия.

Обман раскрыла одна из биологических дочерей Клайна — 39-летняя Джейкоба Баллард. Она с детства знала, что появилась на свет в результате искусственного оплодотворения, и мечтала отыскать единокровных братьев или сестер. «Я думала, найду одного, максимум двоих», — признавалась женщина в журнале The Atlantic.

В 2014 году Баллард зарегистрировалась на форуме для приемных детей, которые ищут биологических родителей. Вскоре ей удалось отыскать дочь другой пациентки Клайна. Та знала третью, причем у нее имелась сестра, которая тоже родилась после искусственного оплодотворения. Генетический тест 23andMe подтвердил, что у всех четырех женщин был общий биологический отец.

В базе данных компании хранилась информация и о других отпрысках этого человека — всего восемь человек. Похоже, Клайн нарушил обещание не использовать одного донора чаще трех раз. Кроме того, им вряд ли был молодой ординатор.

Судя по датам рождения детей, Клайн прибегал к услугам этого донора не меньше семи лет. Ординатура не бывает такой долгой.

Среди пользователей 23andMe нашлось несколько человек, состоявших в определенном родстве с донором и его детьми. Баллард обратила внимание, что некоторые из них приходятся родственниками Клайну. Ответить на ее вопросы мог только сам врач, которому к тому времени было почти 80 лет. Его родной сын помог организовать встречу в ресторане в центре Индианаполиса.

Клайн подошел к столику, опираясь на палочку, уселся и достал блокнот с цитатами из Библии. Баллард заметила, что под его свитером просвечивают контуры пистолета. Старый врач признался, что таинственным донором был он сам, а все собравшиеся, включая Баллард, — его дети. После этого он стал читать из блокнота, «И было ко мне слово Господне: прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя».

Когда Лиз Уайт узнала, что донором был сам Клайн, она вспомнила фотографии детей в его кабинете и отлучки за биологическим материалом. Теперь они казались ей зловещими. Кто знает, где кончалась медицинская процедура и начиналось сексуальное извращение?

«Такое ощущение, что меня изнасиловали 15 раз, а я даже не знала, — цитирует ее слова издание The Indianapolis Star. — Он для меня был стариком. Я не хотела его сперму. Без разницы, как она попала в мое тело. Меня не поставили в известность. Моего согласия на это не было».

Баллард придерживается похожего мнения. «Клайн воспользовался моей матерью в один из тех моментов ее жизни, когда она была уязвимее всего», — говорит она. Ее особенно возмутило, что на встрече врач пытался отделаться от своих биологических детей ветхозаветной цитатой.

Встречалась и другая реакция. Одна из его биологических дочерей рассказала The Atlantic, что на ее мать разоблачение врача не произвело ни малейшего впечатления. «Донором мог оказаться кто угодно, — пояснила она. — Я рада, что это был он». Врача поддержали коллеги, пациенты и религиозная община.

После письма из прокуратуры Клайн отказался от своих слов. Он ответил, что никогда не использовал для искусственного оплодотворения собственный материал, а все обвинения в его адрес — клевета и поклеп. После теста ДНК, проведенного следователями, ему пришлось пойти на попятную и снова признать вину. Теперь вопрос лишь в том, сколько раз он оказывался в роли донора.

К 2019 году у Клайна нашли 49 биологических детей, но это почти наверняка не окончательная цифра. Многие из них жили совсем рядом — иногда на одной улице. Сын Лиз Уайт обнаружил, что учился в университете со своим единокровным братом. Кто-то из тайных детей врача, сам того не зная, продал другому подержанный автомобиль. А что будет, когда многочисленные внуки врача подрастут? В Индианаполисе кто угодно может оказаться их братом или сестрой.

Клайн отказывается объяснять, зачем ему понадобилось обманывать пациенток. Его биологические дети могут только гадать об истинных мотивах своего отца.

Что это было, погоня за долларом или мания величия? Может, им двигали религиозные соображения? Или он считал свои действия научным экспериментом? Не исключено, что причина проще.

Без заморозки биологический материал хранится не дольше часа. В идеале донор должен сдать его непосредственно перед процедурой. Для этого врачу необходимо координировать графики работы доноров и приемы пациенток, что не так уж просто. Клайну из-за его популярности было еще сложнее. К лучшему специалисту в городе стояла очередь, поэтому доноры требовались часто и в самое разное время, в том числе в выходные.

Вполне возможно, что он подменял донора в тех случаях, когда под рукой больше никого не оказывалось. Эту версию косвенно подтверждает тот факт, что Клайн полностью отказался от использования собственного биологического материала в конце 1980-х, когда появились доступные банки спермы.

Привлечь врача к ответственности оказалось не так просто. Использовать для искусственного оплодотворения собственную сперму не запрещено.

Содеянное никак не вписывается в юридическое определение изнасилования, а отсутствие документального подтверждения не позволяет обвинить Клайна во введении в заблуждение. В Индиане предусмотрено наказание за оскорбление с применением выделений организма, но требуется, чтобы обидчик вел себя грубо, нагло или раздраженно.

В итоге Клайна уличили в аморальном поведении при оказании услуг, ложной рекламе и воспрепятствовании осуществлению правосудия. Если бы не письмо прокурору с отрицанием вины и жалобами на клевету, он мог избежать наказания. В конце 2017 года Клайна лишили медицинской лицензии, оштрафовали на 500 долларов и приговорили к году лишения свободы условно. Из-за скандала у него испортились отношения с женой, которая сочла его действия супружеской изменой.

Уайт и Баллард считают, что этого мало. Вместе с другими пациентами и биологическими детьми Клайна они борются за принятие закона о мошенничестве при лечении бесплодия. Если им удастся добиться своего, возможных последователей Клайна будет ждать тюремное заключение на срок до 30 месяцев.

Вопрос семени: россиянка родила тяжелобольного ребенка от донора спермы

Жительница Челябинска родила тяжелобольного ребенка после обращения в банк спермы. Малышка появилась на свет с генетическим заболеванием — спинально-мышечной атрофией. Частная клиника, в которую обратилась Светлана Бородулина, гарантировала, что ребенок родится здоровым. Теперь медики снимают с себя ответственность за предоставление некачественного материала и не готовы компенсировать деньги за лечение больной девочки. Вместо этого в клинике предложили женщине бесплатно провести повторное оплодотворение. Как проверяют донорскую сперму и каковы риски родить ребенка с генетическим заболеванием — разбирались «Известия».

Читать еще:  «Боюсь заболеть раком. Что делать?»: как бороться с канцерофобией

Неполное тестирование

Семья узнала о диагнозе, когда девочке исполнилось 2,5 года. Спинально-мышечная атрофия (СМА) возникает у детей в раннем возрасте и передается по наследству, при этом у родителей не наблюдается признаков болезни. Выяснилось, что носителями гена, провоцирующего развитие этого заболевания, оказались оба биологических родителя: Светлана и анонимный донор спермы. Обратиться в банк семья решила из-за бесплодия супруга. Врачи «ДНК-Клиники» заявили, что доноры проходят полное обследование и сдают тесты на генетические заболевания.

Генеральный директор клиники Ольга Берестова назвала случившееся большущей редкостью и заявила, что подобное нельзя было предвидеть. Препарат, который требуется больной девочке, — одно из самых дорогих лекарств в мире. Одна инъекция американского препарата «Спинраза» стоит от $125 тыс. Хотя бы частично покрыть лечение больной девочки в «ДНК-Клинике» отказались, поэтому семья пытается собрать деньги на лечение самостоятельно.

Медицинский работник в цитогенетической лаборатории перинатального центра

Российское законодательство требует от доноров спермы и яйцеклеток сдавать лишь один генетический тест — на кариотип. Моногенные заболевания, такие как СМА и муковисцидоз, не входят в список обязательных, и клиники не должны обследовать доноров, рассказала в беседе с «Известиями» врач гинеколог-репродуктолог Московского перинатального медицинского центра Мария Милютина.

«Была такая же ситуация с донорскими яйцеклетками: родился ребенок со спинально-мышечной атрофией. После этого начали тестировать на СМА и муковисцидоз. Это делается исключительно по инициативе клиник репродукции, чтобы предложить более качественный материал. Но именно в обязанности клиники это не входит. Этот ген встретился у донора и у самой женщины: так что обследовать на моногенные заболевания нужно было не только донора, но и саму женщину», — подчеркнула Милютина.

Отбор и заморозка

Усложняет ситуацию и то, что донорская сперма хранится замороженной, поэтому делать дополнительные проверки по желанию родителей невозможно. В случае с донорскими яйцеклетками провести дополнительные исследования проще, потому что донора подбирают под пару.

«Проверить донора, который сдал сперму полгода назад, технически сложно. У донора по приказу Минздрава должен быть сдан кариотип, анализы на ВИЧ, гепатит и другие инфекции. После этого сперму замораживают, она хранится полгода на консервации. По прошествии этого времени донор приходит снова, сдает кровь и мазки на инфекции. Если эти результаты отрицательны, то можно использовать ту сперму, которая была сдана полгода назад. То есть эта партия выходит из карантина», — добавила врач-репродуктолог.

Забор крови для анализов в процедурном кабинете

Тест на кариотип показывает количество хромосом и их строение: отсутствие транслокаций и выпадений. По словам врача, хромосомные поломки случаются и у внешне здоровых людей. В таком случае донором спермы этот человек быть не может. Врачи также следят за отсутствием у претендента наследственных заболеваний, узнают информацию о родственниках. Впрочем, о наследственных заболеваниях в семье донора можно узнать лишь с его слов и полагаться можно только на честность ответов.

«Моногенных заболеваний существует несколько тысяч, только СМА порядка 8–9 типов, есть разные гены муковисцидоза. Проведение таких исследований стоит от 7 тыс. до 25 тыс. рублей и в рутинной практике лечения бесплодия не назначается. У донора не должно быть тяжелых наследственных заболеваний. Конечно, никто не едет и не проверяет родственников, которые могут жить далеко в деревне. Например, мы не берем донорами людей, у которых есть родственники с сахарным диабетом второго типа, несмотря на то, что это приобретенное заболевание», — пояснила Милютина.

Гарантировать абсолютное здоровье будущего ребенка невозможно, считают врачи. Давая подобные обещания, клиника может только подтвердить, что доноры сдавали тесты на достаточно широкий спектр генетических заболеваний. Впрочем, даже это не может обезопасить будущих родителей от заболеваний, которые развиваются во время беременности при воздействии неблагоприятных факторов.

Беременная женщина на УЗИ в женской консультации

«У абсолютно здоровых молодых доноров тоже образуются клетки с ненормальным набором хромосом: у 25-летних доноров один из пяти эмбрионов может быть с хромосомной патологией. Это совершенно естественный процесс отбора генетического материала. Когда мы делаем генетическую диагностику эмбриона в донорской программе, мы иногда находим такие нарушения. Дети с синдромом Дауна рождаются и у здоровых 20-летних родителей», — резюмировала врач-репродуктолог.

Тесты на моногенные заболевания начали проводить с начала 2019 года, причем стоимость их, по словам врачей, относительно высока — около 60 тыс. рублей. Эти исследование не покрываются по системе ОМС. Как правило, будущие матери сдают пренатальный скрининг, который позволяет определить вероятность развития у плода синдрома Дауна и других заболеваний.

Снизить, но не исключить

С развитием технологий диагностировать возможные генетические заболевания становится проще, однако стопроцентной гарантии не сможет дать ни один врач, пояснил в беседе с «Известиями» руководитель банка репродуктивных клеток «Репробанк» Автандил Чоговадзе. При этом СМА считается самым часто диагностируемым из орфанных (редких) заболеваний. Современные технологии позволяют снизить риск наследственных заболеваний до значений близких к нулю, но не могут исключить их полностью. Кроме того, существуют врожденные патологии и хромосомные заболевания, которые можно посмотреть до рождения ребенка.

«Каждый 40-й человек является носителем этого заболевания бессимптомно. Если оба партнера или супруга являются носителями мутации, то существует 25% вероятность, что ребенок родится с этим заболеванием. Это высокий генетический риск. Статистика ВОЗ говорит о том, что 2,6% новорожденных рождаются с тем или иным наследственным заболеванием. Это больше, чем каждый 50-й. Но здесь мы говорим и о тяжелых, и о легких наследственных заболеваниях. Всего же рождается 5,4% всех новорожденных с той или иной патологией, из них 2,4% — это родовая травма и ненаследственные факторы, еще 0,4% — хромосомные патологии. Гарантировать рождение здорового ребенка невозможно, потому что есть и ненаследственные причины», — отметил Чоговадзе.

Сотрудница центра занимается заморозкой репродуктивного материала в лаборатории в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии

По словам руководителя «Репробанка», медики не могут проверить на патологии конкретную яйцеклетку, потому что исследовать живые клетки пока невозможно.

«Чтобы исключить ряд моногенных заболеваний, мы берем кровь и на основании исследования делаем вывод, что данное заболевание может быть и с яйцеклеткой или сперматозоидом. В идеале, на мой взгляд, российское общество генетиков должно выработать рекомендации для доноров и реципиентов. Но редактировать закон нужно очень аккуратно с учетом генетических особенности конкретных народностей: у якутов свои частые заболевания, у евреев-ашкенази — другие. Именно эти тесты нужно проводить в первую очередь и экстраполировать это в область ЭКО. Донорам это делать вообще обязательно, потому что они становятся биологическими родителями не одного, а сразу 10, 15 или 30 детей», — добавил Чоговадзе.

Количество детей, рожденных от одного донора спермы, в нашей стране никак не ограничено. Ранее приказ Минздрава регламентировал этот аспект: на одного донора должно было приходиться не более 10 детей на 800 тыс. населения в регионе, пояснил директор банка репродуктивных клеток.

Сотрудница центра занимается оплодотворением яйцеклетки в лабораторных условиях в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector