0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Личный опыт: как мама особенного ребенка открыла инклюзивный центр

Личный опыт: как мама особенного ребенка открыла инклюзивный центр

У Ольги Поповой трое детей. Жизнь Оли изменилась, когда у нее родились младшие сыновья-близнецы, одному из мальчиков поставили диагноз ДЦП. Оле, как и множеству других мам особенных детей, пришлось самой погружаться в проблему, искать методы, заниматься развитием ребенка. Были и косые взгляды окружающих, и отсутствие специализированных образовательных учреждений, и трудности. Но это не стало препятствием для нее. Вместе с несколькими специалистами в 2016 году Ольга открыла детский центр для особенных детей. И теперь может помочь не только своему Грише, но и другим особенным детям. Своей историей Ольга Попова поделилась с редакцией Вести.Медицина.

Нет необучаемых детей

История «Моей планеты» началась 2,5 года назад. Тогда Ольга вместе со своим супругом и еще несколькими энтузиастами в небольшой квартире открыли образовательный центр для особенных детей. Сегодня «Моя планета» существует по двум адресам (на проспекте Вернадского и улице Удальцова в Москве), в планах открыть еще два филиала. В основе работы центра — поведенческая терапия (Прикладной анализ поведения, ПАП), которая на сегодняшний день является одним из самых эффективных методов коррекции аутизма, ДЦП, синдрома Дауна и других особенностей развития.

После рождения младших детей я поняла, что очень мало организаций, которые предоставляют образовательные услуги для особенных детей. Есть возможность медицинской реабилитации для детей с ДЦП, но мало специалистов, которые могут заниматься когнитивным развитием, рассказывает директор АВА центра «Моя Планета» Ольга Попова.

Мы попробовали разные методы, но они не давали эффекта. Потом мне посчастливилось познакомиться с очень грамотными специалистами в области поведенческой терапии. Благодаря им, я познакомилась с данным методом, и он дал результаты моему ребенку.

ПАП как метод основан на доказательной медицине. Я как медик по первому образованию привыкла доверять только научно доказанным методам. ПАП — один из самых эффективных способов развития у особенных детей навыков, необходимых для жизни. Например, если ребенок с какими-то множественными нарушениями не умеет сам одеваться, есть, обслуживать себя, то нет смысла учить навыкам письма, цифрам. Рекомендуется начинать именно с простых бытовых навыков, потому что без них ребенок не может быть самостоятельным. Родители не вечны, и ему рано или поздно надо будет становиться самостоятельной личностью.

Вообще, я видела мало подходов в нашей коррекционной педагогике и медицине, которые ориентируются на ребенка как на личность. Поведенческая наука считает, что ребенок – это самостоятельная личность, и исходит из утверждения, что нет необучаемых детей. Все дети могут обучаться, нужно всего лишь определить их дефициты и разработать программу, которая будет их устранять.

фото: «Моя планета»

Мне настолько понравился поведенческий метод, что позднее я прошла курс подготовки поведенческих специалистов Юлии Эрц, и захотела сама развивать это направление. Так, вместе с коллегами, мы решили открыть центр. Мы нашли помещение и других специалистов, которые поддержали нашу идею. И спустя полгода открылись. Сейчас в нашей команде 40 высококвалифицированных специалистов, а начинали мы с пяти.

Едут со всей России

В первый же месяц к нам пришли пять особенных детей из соседних домов (сейчас в «Моей планете» уже свыше 100 детей). Тогда я поняла, что таких детей очень много. Просто никто о них не знает. К сожалению, обычно такие дети сидят дома. Специализированных учреждений очень мало, а традиционные детские сады и школы принимают особенных детей без особого удовольствия. Не потому что они такие злые, просто они не знают, как с такими детьми работать.

Сейчас у нас два центра – в одном находится детский сад, в другом — медицинский и образовательный центр. В нем же мы планируем открыть учебный центр для родителей и специалистов. В этом году мы получили две лицензии: медицинскую (можем проводить консультации врачей — невролога, психиатра, ортопеда, вести оздоровительный массаж) и образовательную (можем оказывать услуги по дошкольному образованию, дополнительные школьные услуги и организовывать курсы для родителей и специалистов).

фото: «Моя планета»

В центр «Моя планета» попадают дети с разными диагнозами – это аутизм, ДЦП, синдром Дауна, задержками развития, сенсорными нарушениями. Для большиства центр стал одним из немногих мест, где их особенным детям взялись помочь. Главная философия «Моей планеты»: каждый ребенок – личность, каждого ребенка можно обучить. Сегодня в центр на интенсивы приезжают дети из разных регионов России (Север России, Сибирь, Кубань), Узбекистана и Казахстана. Для них разработаны специальные программы. После интенсивных курсов, приезжая домой, родители получают консультации по скайпу.

Как только ребенок попадает в центр, с ним проводится первичная диагностика, определяются его дефициты — что он умеет и не умеет делать. После этого ребенку составляется индивидуальная программа развития. Программа для ребенка, как правило, составляется с учетом запросов родителей. Например, у одних запрос на речевое развитие, у других – на туалетный тренинг: ребенок уже большой, но не знает, как пользоваться туалетом, у третьих – запрос на пищевую терапию. Часто, дети с аутизмом часто очень избирательны в еде: они едят только что-то определенного цвета или формы. Накормить их крайне сложно, чтобы дать необходимый запас питательных веществ. Это очень частый запрос.

фото: «Моя планета»

Помимо поведенческой терапии, у нас существует масса других занятий. Например, музыкальные развивающие занятия. У нас потрясающий педагог по музыке, который работает с детьми через ритм, танцы, пение. Есть арт-терапевт, который рисует с детьми, проводит занятия по песочной терапии, работает с красками, глиной, пластилином. С детьми занимаются нейропсихологи, логопеды, проводится лого-массаж. В центре есть зал сенсорной интеграции, где детей учат лучше чувствовать себя в пространстве.

Еще у нас работают группы поддержки для родителей. На этих занятиях меня все время поражает сила группы: как вдруг родители начинают поддерживать друг друга. Такие группы очень важны.

Когда мы обучаем ребенка коммуникации – мы работаем над самым главным

В «Моей планете обучают детей навыкам коммуникации (даже если ребенок совсем не говорит). Обучают неречевых детей просить, ждать, выражать отказ и самим принимать отказы. Всему тому, что необходимо любому человеку в жизни. После того, как ребенок обучиться этим навыкам, его переводят в группу, где он общается с другими детьми.

Нередко, когда дети не говорят, им ставят диагноз «умственная отсталость». Но за 2,5 года работы центра, я видела много неговорящих детей, у которых нет умственной отсталости. Если дети не говорят, значит, мы должны дать им какой-то другой инструмент общения. Это может быть язык жестов. Например, если ребенок хочет пить, он как будто подносит стаканчик ко рту, это жест «пить». Семье вполне реально освоить язык из 30-50 жестов, чтобы общаться с ребенком. Это несложно для взрослого, и чего только семья не сделает для своего ребенка, чтобы с ним общаться.

Второй инструмент — это карточки PЕCS — система такой, альтернативной, коммуникации существует более 30 лет. Недавно мы начали стратегическое партнерство с компанией Pyramid Educational Consultants, которая является автором и разработчиком этой системы. Ребенок, который общается пексами, может выложить из картинок предложения. Например, «я хочу красное яблоко» или «я хочу синюю машинку». Ребенок может комментировать события окружающей среды – то, чего обычно не делают дети с сильной задержкой в развитии.

Мой сын тоже общается пексами, и очень радуется, когда его желания исполняются. Он повелевает действиями семьи с помощью этой коммуникации. Например, «папа, ныряй», – так в отпуске он просил папу нырять в море. Или «мама, пой и танцуй». Он просит принести ему игрушки, он комментирует действия братьев. Эта коммуникация приносит много веселья и удовольствия всей семье.

Ребенок с особенностями развития нуждается во внимании и, наверное, в большем, чем обычный ребенок. Поэтому очень важно научить его коммуникации: говорить о своих желаниях (детские желания обязательно должны сбываться), уметь описывать происходящее вокруг.

Если такому ребенку в 2-3 года не дать какой-нибудь из способов коммуникации, то, скорее всего, у него начнется нежелательное поведение – истерики, агрессии. Сложно существовать, когда тебя не понимают. Ранняя терапия может творить чудеса. Я видела детей, которые выходили почти в норму. Они ушли от нас в обычный садик или школу. Но таких случаев немного. В большей части случаев мы имеем дело с тем, что ребенку нужна очень длительная и частотная терапия. Когда мы научим ребенка коммуникации и самостоятельности – мы сделали свое дело.

О проблемах

Пока подобных образовательных проектов единицы. Бизнесом это точно не назвать. Очень много сил, терпения, ресурсов требует это дело. А главное — заниматься такими проектами невозможно без любви к детям. Сейчас есть множество проблем, с которыми приходится сталкиваться семьям, где рождаются особенные дети. Одна из важных – это отношение общества.

Пока наше общество не готово к инклюзии, сами родители стесняются своих особенных детей. Об этом тяжело говорить, но это правда. Возможно, этого стеснения не было изначально. Это происходит после того, как родители получают негативный опыт на детской площадке, в кино, в магазине. Люди, которые не в курсе проблемы, начинают критиковать таких родителей, не разрешать играть своим детям с таким малышом. На маму обрушивается огромная волна критики, порой агрессии. Хотя лучше всего чтобы к родителям таких детей проявляли равное отношение: не критиковали, не давали советы и не в коем случае не жалели их.

фото: «Моя планета»

Сейчас общество понемногу разворачивается к особенным детям, и отношения к ним меняется. Но пока это начало пути, и большую роль здесь должны играть сами родители, родительские ассоциации, потому что они лучше всего знают свои проблемы. Также их должны поддерживать органы соцзащиты, школы, детсады. Желательно, чтобы школы открывали инклюзивные группы, классы. Нужно информировать общество, проводить дни осведомленности, поддерживающие акции.

Читать еще:  Секс и 48 часов пользы: что такое «постсексуальное свечение»

Такие проекты нуждаются в материальной поддержке, потому что большинство из них создаются на деньги родителей (Свой проект Оля с супругом тоже открывали на свои деньги). Родители это делают от безысходности, потому что больше никто не может им помочь. Поэтому было бы здорово, если бы существовало финансирование на подобные проекты, какие-то льготы: например, аренда помещений на льготных условиях. Сейчас большая часть расходов уходит именно на помещение. Если бы у нас, например, было бы помещение по льготной аренде, то мы смогли бы снизить стоимость занятий. А это значит, что больше особенных детей смогли бы посещать наше или другое подобное учреждение. Мы обращались в управу несколько раз по поводы льготной аренды, но пока нет результатов. У нас был спонсор – одна крупная фармацевтическая компания, которая оплатила нам оборудование спортивного зала. Больше никакой помощи мы не получали.

Также очень важна финансовая поддержка самих семей. Сейчас занятия в подобных центрах родители полностью оплачивают сами. В среднем, родители могут себе позволить 2-4 часа занятий в неделю.

Но это катастрофически мало, необходимо 20-30 часов в неделю. Во многих странах ПАП как вид терапии поддерживается страховыми компаниями, у нас не поддерживается никак. Вся ответственность на родителях – выбрать метод, вникнуть в него, найти деньги. Вопрос финансовой поддержки самих семей стоит очень остро.

Большую часть времени с такими детьми проводят родители, именно поэтому важно обучать родителей. Мы запускаем специальные курсы для родителей. Также планируем делать сертификационную программу для специалистов, которая позволила бы им получать дипломы о повышении квалификации. Вопрос с квалифицированными специалистами тоже важный.

Мы хотим расширяться: открыть один-два филиала, рассматриваем регионы. Будем участвовать в школьном проекте – создавать ресурсный класс. Наши дети растут, многие пойдут в школу, поэтому нужно выстраивать образовательный маршрут. Но для этого необходима информационная работа, чтобы родители нейротипичных (здоровых) детей не пугались, чтобы они понимали, что с нашими детьми можно дружить, а ДЦП и аутизм – это незаразно. К сожалению, до сих пор многие так думают.

Чудо

Откуда Вы берете ресурс на все это? – спросили мы Ольгу. Все что я делаю, я делаю с любовью. У меня многое получается, когда я в ресурсе, а в ресурсе мне помогает быть, прежде всего, моя семья, мой муж. Мой супруг очень сильно нас всех поддерживает, он обожает Гришу. Плюс, я достаточно хорошо знаю себя, знаю, что приносит отдых, умею отдыхать в те редкие свободные часы, которые есть.

Я делаю свою работу с большим удовольствием, поэтому не устаю. Я получаю огромное удовлетворение, когда вижу, как дети развиваются. Когда вижу, как неговорящий ребенок начинает общаться с мамой при помощи альтернативной системы коммуникации, а у мамы в этот момент наворачиваются слезы. Потому что она начинает понимать, как взаимодействовать со своим ребенком. И для ребенка, и для мамы открывается новый мир. Это настолько ресурсный и важный для меня момент, что он перекрывает любую усталость и трудности.

Ты видишь, как с детьми на твоих глазах происходят чудеса. Недавно такое чудо произошло в нашем центре. К нам приехала девочка с ДЦП, достаточно взрослая, с очень умными глазами. У нее сложная форма, она находится в коляске и совсем не говорит. Девочка из многодетной семьи, у нее еще трое братьев-сестер, и все жаждали с ней общения. Но у нее настолько сильная спастика в руках, что она даже не может захватить карточку Пекс. Мы были в замешательстве, какую систему ей дать, как ей помочь.

В итоге мы придумали сочетание двух методов: карточки-пекс и движение глаз. Мы разнесли эти карточки в пространстве, на большой доске. Сделали это так, чтобы улавливать взгляд девочки (на какую карточку она смотрит). Таким образом, мы стали понимать ее ответы. И тогда мы поняли, что у нее очень много слов в пассивной речи. Она понимает все, что говорят вокруг. Но просто не могла выразить свои ответы. И когда мы дали ей этот способ коммуникации, мы услышали ее ответы. Через несколько месяцев стало возможным вести диалог с девочкой. И это было чудо.

«Особенные» мамы «особенных» детей

Это продолжение рассуждений о том, почему у общества появилось неприятие детей с особенностями развития. Первую часть можно прочесть здесь.

Его я условно назвала «Особенные» мамы «особенных» детей .

Есть мамы адекватные, а есть не очень. Извините, но как по другому это назвать я не знаю. Я, как психолог, верю, что от родителей очень много зависит, когда у ребенка есть особенности развития. Знаю примеры, когда родители воспитывают своих детей очень хорошо, несмотря ни на какой диагноз. Они умудряются сделать так, что ребенок не причиняет окружающим дискомфорт больший, чем бывает от обычных детей.

И, поверьте, такие дети не вызывают абсолютно ни у кого агрессии. Думаю многие из нас встречали таких детей, про диагнозы некоторых даже не догадаешься, пока не узнаешь. И такие истории вызывают только уважение.

Я видела, когда папа приходит с ребенком аутистом на площадку и вовлекает в игру большую часть детей, находящихся там. И они играют, больше с папой, конечно, но и с его сынишкой тоже, и всем все равно, что он отличается. Или как парни и девушки с ДЦП учатся в обычной школе, на таких же правах, как и все остальные, или с легкой степенью умственной отсталости, еще давным давно, до всяких инклюзивных программ. А те, кто не могли освоить программу обычной школы или по другим причинам, учились в специальных учреждениях или дома. И так же проблем никаких не возникало.

К таким детям не было никакого «особого» отношения, они не просили о помощи. И их родителей и самих детей уважали, тк догадывались, каких усилий это стоит.

А есть другая категория родителей, которая вдруг появилась последнее время. Не знаю где они раньше были)

Быть может они не хотят признавать болезнь своих детей, может озлоблены на всех остальных, потому что у них так. Но вот они то и причиняют максимум дискомфорта обществу. Даже не их дети, а они.

Это у них дети дерутся, плюются, облизывают других, а они в ответ на замечания говорят, что ребенок «особенный», ваши дети могут и потерпеть. Это они жалуются на воспитателей и учителей по надуманным причинам. Это у них общество обязано их детям.

Или, если ребенок не «тянет» программу обычной школы или садик, то все равно водят его туда, не смотря на то, что это тяжело как и другим детям, так и самому ребенку с особенностями развития. Ведь в специальной школе при серьезных проблемах, у него больше шансов на более качественный уход и обучение.

Я не говорю о том, что у детей без особенностей развития не бывает не адекватных родителей. Скоро я напишу статью о том, как из более менее здоровых детей некоторые родители умудряются делать психически и физически больных.

А что Вы думаете по этому поводу?

Если понравилась статья, ставьте ЛАЙК и ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ, впереди будет много всего интересного)

Инклюзивное образование

Люди в «Улье»: как работают инклюзивные мастерские в Уфе

В Уфе уже два года работают инклюзивные ремесленные и творческие мастерские. Мультиформатное пространство «Улей» находится в отдаленной от центра северной части Уфы. Оно разместилось в четырехэтажном здании из желтого кирпича с большими окнами, построенном в тридцатые годы прошлого века. Ранее здесь располагалось ПТУ, что отражается в полном названии пространства «ПТУлей».

Внутри серые стены, высокие потолки, недалеко от входа стоит пианино, всюду лежат подушки, экосумки, подсвечники с самодельными свечами, игрушки, игольницы и другие поделки, много книг, которые приносят посетители.

Общественный центр «Улей» — проект благотворительного фонда «Твердая почва», который возник на основе эко-магазина. Фонд занимается экологическим просвещением, развитием ремесел и социальной поддержкой населения. На первом этаже располагаются тайм-кафе и благотворительный магазин. Каждый месяц сотрудники «Улья» организуют гаражные распродажи. На втором и третьем этажах находятся мастерские. Некоторые из них функционируют, другие еще полностью не оборудованы. Сейчас действуют столярная и швейная мастерские, кабинет для рукоделия и фотостудия, готовятся к открытию гончарная мастерская и оранжерея.

Руководители фонда планируют обустроить квартиру для сопровождаемого проживания и помещение, где будет возможно проводить занятия по канистерапии (метод лечения и реабилитации с использованием специально обученных собак)

Всего в «ПТУлье» занимаются 20 человек, не все посещают занятия регулярно. Ученики приезжают из разных концов города. Обучение для людей с инвалидностью абсолютно бесплатно. В Центре непринужденная обстановка. Посетители обучаются с удовольствием, мастера относятся к подопечным внимательно и терпеливо.

«Для ребят с ментальными нарушениями наш центр — пространство, где они могут проводить досуг. Людей с сенсорной инвалидностью мы стараемся обучить, чтобы у них появился дополнительный заработок. Я учу их плести авоськи. Разумеется, невозможно сразу работать с большим количеством человек, потому что к каждому нужен индивидуальный подход», — говорит учредитель проекта Снежана Янгильдина.

Занятия по плетению авосек посещают около десяти человек. Кураторы фонда обучают их и следят за успехами: для продажи нужен определенный объем. У всех разные показатели: кто-то может делать десять авосек в неделю, кто-то — в месяц. Сотрудники центра и ученики надеются наладить связи с крупными торговыми сетями, чтобы продавать изделия.

На курс по кулинарии приходят люди с ментальными нарушениями. Они надевают фартуки, берут посуду. В этот день они учились делать винегрет под наблюдением мастера, начали с очистки овощей.

«Я давно знакома с основателями проекта, поэтому пришла сюда сразу, когда открылся центр. Мы готовим горячие блюда и салаты, печем пироги. Я с интересом обучаю особых взрослых. Конечно, к ним нужно привыкнуть, сначала я относилась настороженно. Мы проводим время не только здесь, но также ходим с ними в парки, музеи и кино», — рассказывает куратор кулинарного курса Алия Шамсутдинова.

Читать еще:  В распространении супербактерий виноваты антидепрессанты

В «Улье» ожидают волонтеров и желающих научиться ремеслу. Сотрудники хотят, чтобы к ним приходили люди с инвалидностью и без — взрослые и дети. Целью проекта учредители называют приобщение к ручному труду и творчеству. По словам Анастасии Лапшиной, новым лицам в пространстве рады не только кураторы, но и подопечные, потому что они хотят общаться, а совместный досуг помогает им в социализации. Правда, пока помещение не оборудовано пандусом и не приспособлено для передвижения на колясках. Однако этот вопрос обещают решить.

Полную версию статьи читайте на портале для людей, которые видят по-разному, – «Особый взгляд».

Тирания

Есть такое состояние психики человека как тирания. Никогда не думал, что тирании так много вокруг. Все началось с того, что я с настоящим интересом прочел учебник по клинической психологии Карвасарского. И преображения в собственной жизни не заставили себя ждать. До прочтения этой прекрасной книги всегда ощущал себя человеком с нормальной психикой, без детских психических травм. Оказывается моя мать самая настоящая женщина-тиран, а мой отец инфантильный мужчина. Просто представьте, пересмотреть все свое детство, юность и молодость с точки зрения отношения родителей ко мне, воспитания меня.

История произошла на кафедре одного из вузов нашей страны. Преподаватель ставит зачет студенту (этот зачет ставится сразу за 5 лет, предмет даже не физкультура, а спец.индивидуальная группа по физкультуре, студент числится в списках по инклюзивному образованию). Там была особенность в том, что студент имеет задолженность за два года, причем первые два года все в порядке и последний семестр тоже с посещениями отлично. Я тот самый преподаватель, который понимает ситуацию, который не будет устраивать кафкианский мир студенту ради получения зачета по физкультуре. Человек находился регулярно в больницах на протяжении двух лет, справки имеются, понимание болезни тоже. Прошу заметить, что мы говорим о предмете физкультура спец.индивидуальной группы. Здесь восстановить пропуски можно только посещениями. Это не теоретический предмет. Итак, я тот самый преподаватель, который без зазрения совести ставит зачет этому студенту. На следующий день мне звонок от завуча кафедры: на каком основании был поставлен зачет, так делать нельзя, будете писать объяснительную. Все это в строгой форме. Был звонок и студенту от нее с информацией об аннулировании зачета и вызовом на кафедру для выяснения причин (не смотря на то, что у студента билеты на поезд). Вот мы втроем и встретились с утра на кафедре, сели за мой стол. Студент плачет, извиняется за свою ситуацию, рассказывает всю жизнь, все операции и больницы. Я молча сижу и наблюдаю исключительно за завучем. Старая женщина сидит довольная, неосознанно перебирает ручки и листочки на столе, делая якобы порядок, слушает рассказ. Далее завуч предлагает подсчитать дни нахождения в больницах и простить эти пропуски занятий, а оставшиеся n количество посещений являться на кафедру и заниматься ( а это около 50 +- занятий). К слову и такие студенты бывают, и подход к ним другой, потому как и справок может не быть, и выдумок много, обмана, поддельных справок и прочее, суть в том, что данный студент имеет реальную историю жизни. Но мы с вами понимает, что невозможно отходить 50+- занятий за 3 дня никак. Даже, если считать сутки в академических часах. А я все слежу, к чему клонит завуч. Настала третья стадия общения. Прощение. Старая женщина делается в миг похожей на строго господа бога и начигает говорить о прощении. Зачет у студента остался. Завуч осталась довольна. А я сделал выводы.

Что такое «правильный» инклюзив.

В одном медвежьем углу — где кругом или зоны, или деревни — и народ соответственно специфический — в общей «укрупненной» школе набралось «особенных детей» человек десять. Возраста разного, но повадки у всех одни — на уроках не учатся, а «то рычат, то дрочат». Иногда ссутся под себя.

Учителя не справляются, обычные ученики быстро устали от таких «особенностей». А в спецшколы «особенных» не перевести — мамаши этих особенных тут же вой поднимают, сыплют жалобами на школу, родители «не особенных» — люди попроще но тоже продуманные: «мы ссориться не хотим и времени у нас нет, но #тыждиректор делай давай чо нить!».

Директор — бабка советской закалки — вздохнула и все же решилась — всех «особенных» перевела в отдельный, «особенный» класс — обычные ученики выдохнули с облегчением, зато из области тот же час прилетала проверка — «кокококо нарушение прав ребенка, суть инклюзивного обучения это включение особенных детей в коллектив, где простые дети будут обязаны помогать особенным детям социализироваться и включаться в общественную жизнь! » Почему это обязаны делать окружающие дети, и в ущерб себе, и почему они проще чем «эти» — тетки-проверяющие не пояснили, но зато когда такой недосмотренный «особенный» вырвался из лап своей мамаши, и начал тереться о ногу одной из проверяющих, то проверяющие активистки отчего то не проявили понимания к «особенностям», а завизжали и даже пытались отпихнуть «особенного» и прямо ногами по. его теркинатору.

В общем историю решили оставить — как бы не заметив что происходит, негласно решив, что это не «особенных детей загнали в гетто», а просто «быдло-родители деревенщины перевели своих тупых простых детей в другие классы», хотя выговор директорШЕ влепили.

А самое интересное, это то, что среди всех этих «особенных» оказался не настоящий «особенный», а «поддельный».

Просто тупо глухой пацанчик, оглохший лет в пять от болезни, но к школе уже избалованный и нагло считавший себя тоже «особенным» и незаслуженно требовавший к себе «особенного» отношения от учителей и учеников. Но после пары недель в обществе такой «избранной» публики, он вдруг резко решил что он самый обычный и простой, и поэтому он резко подтянул свои навыки и образование. И потребовал чтобы его учили как всех! Причем учился хоть и не суперотлично, но достаточно хорошо и с таким энтузиазмом — что учителя даже начали не только писать на доске задания крупно, печатными буквами, специально для него. Но даже специально выучили по несколько примитивных жестов из языка глухонемых. Типа «сделай это», «открой книгу», «запиши в тетрадь», «урок окончен».

То есть в этом данном единичном случае идея «инклюзивного образования» сработала на все сто процентов. «Особенный» ребенок полностью социализировался.

Про инклюзию, ребята

Long time no see, как говорили у нас на инязе. Четыре года нас учили всяким речевым оборотам и прикольным, но малоприменимым в реальности методическим фокусам. А вот как работать с инклюзией, как-то не научили. Увидела пост и от комментариев некоторых прям покоробило. И захотелось написать.

Наверное, по своей задумке инклюзивное образование — вещь толковая. Все равны и занимаются в приспособленной среде. На деле это страх божий, и многие педагоги со мной согласятся. Я буду писать об инклюзии, связанной с умственными способностями. Несколько цифр — сейчас мне 24, с детьми я работаю 6 лет, иностранные языки преподаю 4 года, в общеобразовательной школе работаю около 2 лет, причем нынешняя школа — 2 по счету. Короче, опыта у меня маловато и вообще, кто я такая, чтоб вас жизни учить. Но. Что-то никто у меня ни на одном из мест работы не уточнял, умею ли я работать с ОВЗ (то бишь особенными возможностями здоровья — прим. я), есть ли у меня такой опыт, да хотя бы малейшее представление! А работать пришлось.

В первой школе было не особенно сложно — ребенок на индивидуальном обучении, какая-то степень ЗПР (какая — сообщать мне не обязаны). По факту — ну не запоминает ребенок ни черта, что теперь. Каждый урок заново учили алфавит и май нейм из, что поделаешь. Играли. Мультики смотрели.

Во второй школе такой ученик есть почти в каждом классе. В классе, не на индивидуальном обучении. У многих из них официальных диагнозов нет — мы не можем обязать родителей идти на комиссию. Ой, подождите. Зачем комиссия, если они в любом случае останутся в классе? Как хочешь, так и учи. У меня 7 классов начальной школы, реально, только в одном нет никаких «особенных» детей. Почему я против инклюзии? Не потому, что я не представляю себе устройство мышления детей с ЗПР, аутизмом и прочим. Я не знаю, как искать к ним подход (наверное, стоило бы пройти какие-нибудь курсы, если бы не гигантская нынешняя нагрузка). Я просто переживаю за безопасность такого ребенка, его одноклассников и свою собственную. Ладно, если такой «особенный» ребенок просто спит на уроке. Бог с ним. Но есть и очень активные!

Мальчик, 8 лет, 2 класс. Официальный диагноз — ЗПР какого-то там типа. Пока идет перемена — мы лучшие друзья. Он рассказывает мне какие-то истории на своем ломаном языке, мы гуляем по коридору за ручку, он пытается угостить меня своей булочкой. Идиллия! Пока не прозвенит звонок. На уроке он неуправляем. То есть, буквально. Я могу сто пятьдесят раз попросить его сесть, не лезть к одноклассникам, хотя бы открыть учебник, ну не хочешь учебник — на карандаши, порисуй. Нет, это бесполезно. Он ходит по классу, мешает всем, может выйти в коридор (ха, вот и следи одновременно за классом в 28 человек, веди там урок и следи за ребенком в коридоре). Сделаешь замечание — агрессия. Приложишь хоть немного физических усилий, чтобы усадить — агрессия. Вчера он просто замахнулся на меня перед всем классом. По-настоящему. Думаете, восьмилетка, что страшного? Он очень сильный. Мне страшно вести в этом классе уроки. Мне страшно, что он в очередной раз выбежит в коридор и случайно покалечится — ведь он мне нравится, как и другие дети, просто он особенный. Мне страшно, что однажды в порыве агрессии он покалечит другого ребенка. Мне страшно, что однажды он снова подойдет ко мне со спины, и в этот раз не для того, чтобы обнять. Дорогие сторонники инклюзии, объясните, почему мне на работе должно быть страшно?

Читать еще:  Боль в плечевом суставе причины

Ну вот, опять получилась простыня негатива. Извините, просто прорвало. Держите картинку, она хоть немножко милая. Нашла вчера послание в одной тетрадке.

Kislorod.io

Main navigation

Mobile navigation

Просто о сложном

Инструкция: как открыть инклюзивный детсад для особых детей

Опубликовано 26 апреля 2019

Родители с «особенными» детьми могут столкнуться с проблемой, когда их деток не принимают в обычные детские сады. И именно тогда встает вопрос об инклюзивном (то есть принимающем всех) дошкольном учреждении, которое могут посещать все малыши, вне зависимости от их различий и особенностей.

Зачастую инициаторами таких проектов становятся сами родители, как это и произошло с Надеждой Самойловой, ныне генеральным директором организации «Детские центры Надежды Самойловой», именно она и помогла нам составить подробную инструкцию о том, как открыть и поддерживать в активном рабочем состоянии инклюзивный детский сад для особых малышей.

Что нужно людям?

Открывая инклюзивный детсад, необходимо исходить из нужд разных групп людей. Задайтесь этими вопросами и изучите ответы на них:

Что нужно детям? Если детки с «особенностями», то прежде всего им нужны поддержка и понимание, новые друзья (с которыми у них будет явно больше общего, чем с детьми с их двора), добрые взрослые и, конечно же, интересные занятия и всестороннее развитие (несмотря на трудности, дети никогда не теряют чувство любознательности и интерес к окружающему миру).

Что нужно родителям? Ваш инклюзивный детский сад поможет родителям в той же степени, что и их детям. Для взрослых важно, чтобы малыши продолжали учиться и развиваться благодаря помощи профессиональных педагогов, находясь в комфортной и безопасной (как физически, так и психологически) атмосфере, и получали индивидуальный качественный подход (речь идет о разнице в режимах, питании и многих других аспектах, в которых маленькие посетители могут кардинально различаться). Также родителям, конечно же, важно иметь хоть немного свободного времени: не секрет, что родительство – вещь тяжелая, а в случае «особых» деток – невероятно тяжелая.

Что нужно частным донорам? Если у вас есть (или только появятся) частные благотворители, которые помогают вашему детсаду, то им будет очень важна адресность помощи – они должны точно понимать, куда и на что идут их средства. Также с ними всегда нужно быть простыми, открытыми и честными – речь идет о взаимном доверии и уважении. Кроме того, частных доноров частенько мотивирует само осознание совершения ими «Великих дел».

Что нужно благотворительным фондам? Если вы сотрудничаете с более крупными организациями, то помните, что для них важны широта охвата (количество людей, которым вы вместе помогаете), а также инновационность и масштабируемость (чтобы пользу получили как можно больше этих людей). Кроме того, зачастую сотрудничество с благотворительными организациями складывается посредством конкурсов и грантов, поэтому следите за тем, чтобы ваш проект фактически и документально соответствовал всем требованиям и положениям.

Итак, в нашем с вами случае комплекс всех вопросов будет выглядеть так:

…а комплекс ответов вот так:

Кого мы нанимаем?

Помните, что на начальном этапе средств у вас будет совсем немного, и поэтому, даже если вам хочется нанять полноценный и внушительный штат самых разнообразных сотрудников, знайте, что почти наверняка это не получится (по крайней мере поначалу).

Так, очень важно помнить об оптимизации найма и рабочего процесса:

  • Совмещение должностных инструкций. Ищите таких специалистов, которые смогут совмещать в своей работе сразу несколько функций. Ведь директор может быть одновременно фандрайзером и искать финансирование; администратор – пиарщиком и маркетологом, размещая новости вашего детсада в соцсетях; няня – поваром, если она отлично готовит и обладает нужной квалификацией; педагог – воспитателем, если он умеет не только преподавать, но и прекрасно обращается с детьми; и так далее. Суть в том, что сразу после запуска в вашем детсаду не будет много детей, следовательно, нагрузка у персонала будет не слишком большой, и они смогут лавировать между обязанностями. Но все же чуть позже вам придется прекратить это совместительство.
  • Нанимать только профессионалов. Несмотря на инклюзивность, наш детский сад все же предназначен для «особенных» воспитанников, поэтому дилетантство в работе с ними нам совершенно ни к чему.
  • Отдавать некоторые обязанности на аутсорс. Зачастую гораздо проще доверить некие дела профессионалам на стороне и потратить немного денег, чем самому пытаться успеть все и потратить кучу времени и нервов. Особенно это касается таких сфер, как бухгалтерия, юриспруденция, медицина, приготовление еды и так далее.
  • Иногда приглашать специалистов на время. Речь идет о найме на неполную ставку или так называемой оплате «по факту» – вы оговариваете, например, с педагогом-дефектологом определенную почасовую ставку и решаете, что он будет приходить 4 раза в неделю на 2 часа, а не сидеть с утра до вечера каждый день, что (особенно в начале деятельности детсада) не эффективно и затратно.

Однако не забывайте регулярно проводить анализ и соотносить качество услуг, их объем и стоимость. Иногда проще и дешевле нанять специалиста на полную ставку, а иногда – заменить полный день сотрудника на работу в несколько часов.

Как работать с детьми?

Итак, переходим к следующему шагу – теперь нам нужно определить методику нашего детского сада.

Прежде всего надо понять, с какими трудностями сталкиваются малыши, которые к нам приходят:

В связи с вышеперечисленными трудностями мы вырабатываем основную методику:

  1. Нужно оснащение – всевозможное оборудование, средства, бытовые мелочи и так далее.
  2. Нужно оформление пространства – различные полезности, которые помогут детям чувствовать себя комфортно вне зависимости от их способа восприятия – визуальное расписание, карточки-напоминалки и, конечно, уделяем внимание дизайну помещения.
  3. Нужны занятия и мероприятия, которые будут направлены на: развитие речи, альтернативную коммуникацию, взаимодействие в группе, всестороннее развитие (математика, язык и так далее), сенсорную интеграцию, физкультуру, изучение искусства (к примеру, музыкальная терапия), природы (прогулки, общение с животными), развитие творчества (арт-терапия). Также не забывайте про необходимость занятий с узкими специалистами (сурдопедагоги, дефектологи и так далее).

Также в работе вашего инклюзивного детсада должны быть эти постоянные этапы:

  • Сбор данных – проводить анкетирование, чтобы понять, что нужно родителям и их детям.
  • Обследование специалистами – при поступлении ребенка в детсад обязательно обследуем его, чтобы знать, как именно с ним работать и что ему требуется.
  • Планирование деятельности – составляем планы по работе как в группах, так и индивидуально.
  • Организация деятельности – регулярно делаем графики и расписания: посещений, мероприятий, занятий, распорядка дня и так далее. При всем этом советуйтесь с родителями детей и сотрудниками детсада.
  • Подведение итогов – ежемесячно, ежеквартально, ежегодно анализируем всю нашу деятельность и делаем какие-то выводы, которые помогут устранить возможные ошибки и улучшить результаты. Также не забываем освещать нашу работу на сайте, в соцсетях – делаем публикации и рассказываем о новостях.

Что еще касается методики вашего детского сада, это то, что мы должны делать ежедневно и что крайне важно как для самого ребенка, так и для его родителей, а также для воспитателей и педагогов:

Каким должно быть помещение?

Один из важнейших аспектов открытия инклюзивного детского сада – обеспечение максимально подходящего помещения.

В первую очередь нужно учесть особенности, которые могут быть у ваших маленьких посетителей:

Учитывая все эти особенности, мы понимаем, что в помещении должны быть:

  • Широкие коридоры и двери (к примеру, планировки «хрущевок» совсем не подойдут);
  • Укромные уголки, «домики» (нужны такие места, где ребенок мог бы побыть один);
  • Одноуровневое пространство (без препятствий: пороги, ступеньки – все это может быть опасным);
  • Просторные игровые (детям нужно много места для игр, к примеру, на 20 квадратных метров – 4 ребенка максимум);
  • Теплый пол/специальное покрытие пола (многие дети могут быть ползающими, да и в целом проводить много времени на полу);
  • Штабелируемая мебель (особенно нужна, если будете проводить массовые мероприятия – крупные родительские собрания, лекции, семинары и так далее);
  • Несколько небольших кабинетов (для работы специалистов).

Так что же искать? Арендовать квартиру/дом, приобрести коммерческую недвижимость или воспользоваться субарендой? При поиске и выборе подходящего помещения для садика вам поможет вот такая сравнительная таблица:

Что касается оснащения детского сада, то помните, что потребуется очень многое. Вот основной список нужностей и тех, кто может в этом помочь:

Где взять средства?

И самое важное – где найти финансирование для всего вышеперечисленного?

Во-первых, давайте повторим список основных расходов:

А теперь рассмотрим основные варианты, благодаря которым можно получить средства на все нужное и очень-очень нужное:

  • Родители воспитанников. Они могут вносить за посещение своего ребенка определенную регулярную плату. Еще они могут помочь с поиском грантов и финансирования от благотворительных фондов и частных доноров.
  • Государство. Гранты, субсидии, конкурсы – как государственные, так и частные, как российские, так и зарубежные.
  • Благотворительные фонды. Множество НКО помогают подобным инициативам и собирают для них средства через свои каналы.
  • Частные организации. Различные компании могут стать вашими регулярными донорами.
  • Краудфандинг. Делаем кампании по сбору средств через специализированные платформы: Boomstarter, Планета, Kroogi, Together, «С миру по нитке» и так далее.
  • Физические лица. Различные частные благотворители, которые вас поддерживают. Как правило, их находите вы или родители воспитанников.

P.S. Надо сокращать расходы. Чтобы было больше денег, надо тратить меньше денег. Заручитесь разнообразными партнерствами с магазинами, поставщиками услуг, бизнесами, организациями (к примеру, культурными и спортивными), чтобы все они предоставляли вам что-либо безвозмездно или со скидками. Также не забывайте про бартеры и волонтерскую помощь – помочь могут все и всем.

Открытие инклюзивного детсада для «особенных детей» – дело непростое и ответственное. Но если вы готовы сделать этот мир лучше и помочь малышам развиваться вне зависимости от всех трудностей, то мы желаем вам терпения и удачи!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector