1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Компенсация спустя 10 лет: пациент выиграл суд с онкодиспансером

Окончательный диагноз

В своем иске в суд родные просили о компенсации морального вреда за смерть пациента из-за «ненадлежащего оказания медицинской помощи». Суд иск принял. Положенная в таких случаях медицинская экспертиза написала в своем заключении, что в смерти пациента виноват он сам, а вины врачей нет.

Основываясь на подобном заключении, местные суды заявили, что вины медиков они не видят и, основываясь на выводах экспертов, отказали родственникам умершего в компенсации морального вреда. Несогласные с таким решением близкие пошли дальше и выше — в Верховный суд РФ.

Там дело затребовали, изучили и с выводами коллег не согласились, посчитав, что в жалобе жены и дочери покойного есть резон.

Вот суть судебного спора. Житель Челябинска обратился в областную больницу с жалобами на боли в грудной клетке и на одышку. Рассказал, что эти неприятности начались после того, как он неудачно упал на спину. Мужчину осмотрел врач-травматолог и отправил на рентген. Получив снимок, поставил диагноз «ушиб грудной клетки» и назначил соответствующее лечение.

Но спустя всего два дня после постановки «нестрашного» диагноза пациент скончался от пневмонии. У мужчины остались жена и дочь. Они посчитали, что смерть их близкого наступила в результате «ненадлежащего оказания медицинской помощи» врачом-травматологом. Женщины обратились в суд с иском и попросили о компенсации морального вреда в размере трех миллионов рублей каждой.

Истицы уверяли суд, что врач, который принял их мужа и отца, не провел необходимого обследования мужчины, «не изучил рентгеновский снимок его грудной клетки с новообразованием, характерным при пневмонии», не собрал нужные анализы, не поставил правильный диагноз и не назначил положенного при таком заболевании правильного лечения. Калининский райсуд Челябинска назначил комиссионную медицинскую экспертизу.

Согласно заключению экспертизы, травматолог в целом оказал помощь пациенту правильно, но неполно. По мнению экспертов, допущенные недостатки не явились причиной возникновения пневмонии, «но способствовали ее прогрессированию».

Кроме того, прошло заседание лечебно-контрольной комиссии, которая пришла к выводу: врач-травматолог обоснованно выставил диагноз «ушиб грудной клетки», назначил соответствующее лечение и рекомендовал продолжить обследование в поликлинике по месту жительства. А вот этого пациент не сделал и в поликлинику не обратился. По мнению суда, это и привело к трагическому исходу.

В итоге районный суд заявил, что прямой причинно-следственной связи между действиями врача и смертью его пациента он не увидел. И сам по себе факт оказания медицинских услуг с дефектами «не является достаточным основанием для взыскания морального вреда». Поэтому иск остался без удовлетворения. Челябинский областной суд подтвердил правильность и законность такого решения.

В таком виде дело дошло до Верховного суда РФ. И там с подобными выводами коллег категорически не согласились.

Главное, что заявил Верховный суд, — доказывать качество оказания медпомощи должна сама больница, а не пациент или его родственники. И еще — экспертиза не имеет заранее установленной силы, ее нужно оценивать вместе с остальными доказательствами.

Как растолковала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, челябинские суды возложили бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания гражданину медицинской помощи и причинно-следственной связи между этим событием и смертью пациента, на истцов. А должны были задать эти вопросы областной клинической больнице.

Местные суды не дали оценку доводам вдовы и дочери пациента больницы, что если бы их близкому вовремя и правильно установили диагноз и правильно назначили лечение, все было бы в порядке.

Челябинские судьи, по мнению Верховного суда РФ, не оценили то обстоятельство, что в заключении судебно-медицинской экспертизы отмечены недостатки. Они на этот счет просто промолчали.

Читать еще:  Несвежие макароны смертельно опасны

Верховный суд напомнил своим коллегам, что обязанность возместить причиненный вред не поставлена в зависимость от степени тяжести такого вреда. Об этом сказано в статье 1064 Гражданского кодекса.

По мнению высокой судебной инстанции, вывод челябинского суда, что гражданину стало совсем плохо только из-за его неприхода в поликлинику, «не основано на нормах материального права». В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решения челябинских судов отменила и велела пересмотреть дело заново, но с учетом ее разъяснений.

Как одна больница не вылечила ребенка и поплатилась

Дело было в Якутии. Новорожденную девочку госпитализировали в центральную районную больницу. Ребенка с мамой поместили в инфекционное отделение: прописали антибиотик, делали капельницы. Стандартная схема, обычные лекарства, строгий режим — в общем, лечили и вроде бы вылечили. Девочке стало лучше, и через неделю ее выписали с рекомендациями. Сказали, здорова.

Прошло два дня, и ребенку опять стало плохо. Мама решила не рисковать и в ту же больницу не поехала. Она сама повезла ребенка в областной центр, где их снова положили в больницу. Пришлось лечиться еще неделю, и в этот раз помогло.

Девочка выздоровела, а мама пошла в суд за компенсацией.

Разве можно получить компенсацию от больницы?

Любой человек может потребовать компенсацию, если ему причинили ущерб. Мама посчитала, что в первой больнице ей оказали медицинские услуги ненадлежащего качества. Из-за этого пришлось потратиться на поездку в другой город, а жизни ребенка угрожала опасность. В суде она потребовала, чтобы больница возместила расходы на поездку — 30 тысяч рублей. Моральный ущерб оценила в 500 тысяч.

Что сказал суд по поводу выплат?

Первая инстанция удовлетворила иск. Правда, моральный ущерб уменьшили до 100 тысяч рублей. Но это обычная практика: проси больше, чтобы получить хоть что-то.

Больнице присудили оплатить расходы на поездку, а еще штраф и госпошлину. Но больница с этим не согласилась и решила обжаловать.

Дальше была апелляция и больнице повезло. Республиканский суд отменил решение районного. Сказал, что мама должна доказать, что ее ребенка плохо лечили. А она не доказала, значит, компенсация не положена. Не помогла даже экспертиза от страховой компании, которая установила, что девочку лечили не по инструкции.

Но апелляция решила это не учитывать — в компенсации отказали. Дело дошло до Верховного суда.

На чью сторону встал Верховный суд?

Верховный суд нашел нарушения норм права при рассмотрении апелляции.

Вот какая логика должна быть на самом деле. Это касается абсолютно всех: взрослых, детей, кто лечится по полису, платно и даже сам.

Отношения между медицинскими учреждениями и пациентами регулирует закон о защите прав потребителей. Когда человек приходит в больницу, он потребитель. Как если бы он пришел в парикмахерскую или отдал машину в автосервис.

Пациент — потребитель. Больница, поликлиника или медицинский центр — исполнитель.

По закону исполнитель должен предоставить потребителю достоверную информацию о медицинской услуге. Мама не врач, она не может понять, правильно лечат ее ребенка или нет, нужно назначать анализы или и так всё понятно. Только доктор знает стандарты и схемы лечения при конкретных симптомах и жалобах.

Если больница не предоставила полную и достоверную информацию о схеме лечения, она нарушила закон и права пациента. Врач должен был сказать: «У вас вот такие симптомы, анализы показали вот такое, диагноз такой, вот вам схема лечения». Но анализы ребенку даже не сделали, хотя по правилам должны.

Медицинское учреждение может избежать ответственности, если докажет, что врачи всё сделали правильно. Это значит доказать отсутствие вины. Но именно больница должна доказывать, что не виновата. А пациент ничего доказывать не должен.

Больница оказала некачественную услугу и нанесла вред маме и ребенку. Доказать, что всё сделала правильно, больница не смогла. По закону она должна возместить ущерб.

Дело отправили на пересмотр. Результат уже известен: решение первой инстанции оставили в силе. Теперь больница должна выплатить маме 30 тысяч рублей за поездку, 100 тысяч за моральный вред и еще 65 тысяч штрафа. Итого почти 200 тысяч рублей.

С ущербом понятно. А штраф за что?

Закон о защите прав потребителей работает так. Если исполнитель не возмещает ущерб добровольно, без суда, то он должен заплатить штраф — 50% от присужденной суммы. Этот штраф идет не государству, а потребителю. Такая компенсация за дискомфорт из-за судов.

Читать еще:  Необычное изменение ладоней стало симптомом рака

Так можно только с государственными больницами? А если у меня ДМС ?

Так можно с любыми медицинскими учреждениями: поликлиниками, больницами, диспансерами и частными центрами. Неважно, лечитесь вы по полису или пришли на платный прием. Вы потребитель и имеете право на качественную медицинскую услугу и достоверную информацию.

Имеет значение только набор услуг, который вам обязаны оказать. Если вы пришли сдать анализы, вам не обязаны поставить диагноз или выписать таблетки. Если вы пришли к стоматологу на отбеливание, вам не обязаны лечить и даже диагностировать кариес.

Что нужно делать, чтобы получить компенсацию за плохое лечение?

Соблюдайте рекомендации врача. Если уйти под расписку или отказаться от антибиотиков, больница легко докажет, что не виновата. Тогда компенсации не будет.

Не занимайтесь самолечением. Если вы сами назначили себе лекарства или поздно вызвали доктора ребенку, компенсации тоже не будет. Даже если потом вы всё-таки попали в больницу.

Храните документы. Иногда мамы забирают детей без выписки. Взрослые тем более не ждут документов: это долго, да и зачем. Выздоровел — и пошел. Без документов о диагнозе, схемы лечения и обследований выиграть суд будет сложно.

Знайте свои права. Разберитесь, какие льготы вам положены. Узнайте, нужно ли по закону платить за операцию и реабилитацию. Если вам не дают нужных направлений, не делают анализов или обследований с учетом диагноза, идите в суд за компенсацией.

Звоните в страховую. Если вы лечитесь по полису ОМС, это не значит, что больница работает бесплатно. За каждый день стационара и даже обычную консультацию она получит деньги от страховой компании. Если что-то идет не так, звоните в страховую: они накажут медучреждение и проведут экспертизу для суда.

«Вы поступаете как убийцы»: пациент выиграл суд у больницы

Что случилось: 24 мая 2012 года в районе 15.00 пожилой человек Диомид Филимонов (а позже истец) почувствовал недомогание — он не мог дышать полной грудью, почувствовал сильную боль в правой стороне грудной клетки. Около 20.00 он вызвал неотложную скорую помощь, которая отвезла его в больницу, откуда его попросту выставили.

Кто выставил больного

Когда Диомида Филимонова (на фото) доставили в приемное отделение Даугавпилсской региональной больницы, там дежурила врач-интерн Диана Джериня. По словам истца, она его даже не осмотрела, а сказала забирать вещи и топать домой. В больницу, мол, сказано принимать только умирающих, а он таковым не являлся. Пересилив боль, пожилой человек потащил сумки к трамвайной остановке. Всю ночь боль не унималась. На следующий день он попал прямиком в палату интенсивной терапии, где пробыл три дня, и в целом задержался в стационаре 12 дней.

Ответчик, то есть больница (ее интересы на процессе представляла присяжный адвокат Лилия Калниня) иск пациента не признает. Основной аргумент такой: 24 мая оснований для госпитализации все же не было, а вот 25 они появились. Вот тогда Диомиду Филимонову и оказали медпомощь по высшему разряду.

Однако Инспекция здоровья констатировала, что это не так. Состояние Филимонова 24-го вечером было столь плохим, что врач скорой помощи через медсестринский пост даже вызвала дежурного старшего врача Олега Жерносека, который должен был лично осмотреть пациента (или организовать его осмотр) и принять решение о его госпитализации или отказе от нее. Но доктора Жерносека больной Филимонов в тот вечер в глаза не видел.

По этой причине инспекция уже оштрафовала Диану Джериню на 100 латов, а Олега Жерносека – на 30 латов, констатировав, что действия этих двух врачей серьезно задели права пациента Диомида Филимонова на получение качественного медицинского обслуживания, чем нанесли ему моральный ущерб. Они ведь не обследовали его в тот вечер 24 мая и не лечили, а просто отправили домой, куда он и пошел, превозмогая боль и высказав доктору Джерине свое мнение: она поступает как убийца!

Суд также указал, что негативно оценивает положительное отношение больницы к действиям доктора Джерини, которая, будучи еще только интерном, без всяких обследований отправила человека домой, хотя его привезли на скорой. Это является не только нарушением нормативных актов, как указала Инспекция здоровья, но и, как добавила судья, «просто безответственным и циничным отношением к здоровью человека, его страданиям и боли как таковой».

Читать еще:  Мать отдала сердце своего умершего сына другому ребенку и услышала, как оно бьется

Моральный ущерб пациенту за ошибочный онкодиагноз суд оценил в 90 тыс. руб.

Пациент взыскал с областного онкодиспансера компенсацию в счет возмещения морального вреда, причиненного ошибочным диагнозом некурабельного онкозаболевания в терминальной стадии, притом что спустя два года после установления диагноза ревматологи нашли у пациента тяжелый остеопороз – и никаких следов ЗНО (Решение Октябрьского районного суда г. Пензы Пензенской области от 06 мая 2019 г. по делу № 2-625/2019).

Первоначально пожилой пациент обратился к врачам из-за сильных болей в позвоночнике, руках, ногах, животе. В онкодиспансере ему провели ряд исследований и обнаружили у него метастазы злокачественных опухолей без выявленного первичного очага. На вопрос супруги пациента, сколько осталось жить ее мужу, врач ответила: «Может месяц, может больше, кто знает». Учитывая тяжесть состояния и распространенность опухоли, специальное онкологическое лечение пациенту не было показано, и его отправили домой, с рекомендацией принимать анальгетики.

Однако два года спустя супруга этого онкопациента снова обратилась к врачам: нужны были справки для «продления» инвалидности ее мужу. Пациента снова обследовали, однако вместо метастаз обнаружили сильно запущенный остеопороз: два года назад этого заболевания никто не увидел, и пациент не получал от него никакого лечения. Разразился скандал, за которым последовали проверки – сначала от областного Минздрава, затем от ТФОМС. После ведомственной проверки одно должностное лицо было привлечено к дисциплинарной ответственности, а ТФОМС выявил дефект оказания медпомощи.

Пациент, рассудив, что его, во-первых, напрасно напугали несуществующим раковым диагнозом, а во-вторых, не назначили лечение в связи с остеопорозом, потребовал от онкодиспансера компенсации перенесенных нравственных страданий. Сумму морального вреда он оценил в 500 тыс. руб.

Онкодиспансер выступил против, указывая на следующее:

  • во-первых, при установлении диагноза диспансер не отступил от применимых клинических рекомендаций;
  • во-вторых, пациент на комплексное обследование по установленному ему в онкодиспансере заболеванию – после постановки диагноза – не являлся, поэтому уточнить его не было возможности;
  • и в-третьих, одно заболевание никак не исключает другое.

Однако против этих доводов высказался судебный эксперт. По его мнению:

  • уже два года назад – по тем исследованиям, которые тогда уже были проведены онкодиспансером, – врачи диспансера должны были верно установить имеющийся у пациента в тот период времени остеопороз;
  • почему врачом онкодиспансера был установлен ошибочный «раковый» диагноз, – необъяснимо;
  • онкологическое заболевание самостоятельно излечиться не могло, а раз в настоящее время оно отсутствует у истца, значит, и два года назад его не могло быть;
  • поскольку в момент обращения в онкодиспансер остеопороз у истца имелся, и он предполагает разрушение костей в случае непроведения квалифицированного лечения, а такое лечение не назначалось, не проводилось, то ухудшение состояния здоровья истца однозначно произошло.

Суд, оценив доводы сторон и результаты судебной экспертизы, пришел к следующему мнению:

  • своевременность оказания медицинской помощи при любом заболевании предполагает и направлена на улучшение состояние здоровья пациента, качества его жизни;
  • поэтому тот факт, что в течении 2-х лет не производилось лечение имеющегося у истца заболевания, сам по себе предполагает причинение вреда его здоровью, претерпевание болей в течение этого времени, снижение качества жизни в связи с ограничением в передвижении из-за болей;
  • однако заявленный истцом размер денежной компенсации необходимо снизить с учетом характера и степени моральных страданий и переживаний, продолжительности времени, в течение которого истец и его родственники находились в стрессовой ситуации, от возможности потерять им близкого человека, поскольку было установлено онкологическое заболевание, адекватное лечение не назначено, а только обезболивание, что дало основание предположить о неизлечимости заболевания, а также продолжительности времени, в течении которого пациент не получал квалифицированного лечения от имеющегося действительного у него заболевания, степень вины причинителя вреда, а также материального положения истца и ответчика, в том числе организационно-правовую форму ответчика и оказание им медицинских услуг в сфере здравоохранения.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector