0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Интервью с экспертом: о движении антипрививочников, зарубежном опыте и обязательной вакцинации для взрослых и детей

Принудительная вакцинация в России? Стоит ли нашей стране перенять опыт Италии в борьбе с антипрививочниками

Екатерина Максимова, Сабина Абубекирова

Нет прививки — нет школы

В Италии бороться с эпидемией кори решили радикально: непривитым детям запретили посещать школу и детский сад. Родителям грозит до 500 евро штрафа при попытке отправить чадо на учебу без справок о необходимых вакцинах. Правительство требует, чтобы дети получили прививки от кори, краснухи, ветрянки, паротита и полиомиелита.

Закон приняли после роста числа заболевших корью. От вируса в январе пострадали уже 165 жителей Италии. По данным ВОЗ, на эту страну пришлась четверть всех случаев этого заболевания в ЕС. Профессор здравоохранения в Лондонском университете королевы Марии. Джонатан Кеннеди заявил «360» о необходимости закона об обязательной вакцинации в Италии.

Страны ЕС, в которых проводится обязательная вакцинация, обозначены темно-зеленым цветом.

По данным издания Republica, в Болонье из пяти тысяч детей около 300 оказались не привиты. Италия считается страной, где антипрививочные движения особенно распространены — в том числе благодаря партии «Движение пяти звезд», которая выступала против прививок во время предвыборной кампании и приводила недостоверные сведения о связи вакцинации и аутизма. Неудивительно, что итальянские родители шаги по улучшению эпидемиологической ситуации не оценили.

Многие выступили с критикой, заявили о лишении их детей права на получение образования. Другие просто принесли поддельные справки о прививках.

Очередь у пункта вакцинации против гриппа у станции метро «Проспект победы». Москва. Источник фото: РИА «Новости»

Другого выхода нет

За опытом Италии следят и другие страны Евросоюза. Оправданна ли обязательная вакцинация в столь жесткой форме? С одной стороны, такую меру поддерживают многие врачи. По мнению эпидемиологов, это поможет справиться с ростом заболеваемости, особенно если распространение инфекции уже началось. Это касается как Италии, так и других стран, в которых началась вспышка кори, — уверен профессор здравоохранения в Университете королевы Марии Джонатан Кеннеди.

Да, это радикальное решение, но это и радикальная ситуация. Вакцины являются одним из важнейших и впечатляющих достижений медицинской науки.

«Важно иметь охват 93-95% вакцинированных людей, потому что это обеспечивает коллективный иммунитет. Если охват ниже, то вы рискуете появлением вспышек заболевания», — рассказал собеседник «360».

По мнению ученого, вакцины спасают около 2-3 миллионов жизней каждый год. Тем не менее, можно спасти еще 1,5 миллиона жизней, если увеличить охват вакцинами.

Люди, которые не могут быть вакцинированы из-за нарушений иммунитета, например, дети после химиотерапии, подвергаются риску. То есть именно эти люди оказываются в опасности в первую очередь при снижении коллективного иммунитета

Профессор НИИ вакцин и сывороток Михаил Костинов считает, что обязвтельная вакцинация необходима, чтобы защитить детей от нерадивых родителей, которые по каким-то причинам не хотят делать прививки малышам.

«У ребенка есть права. Он имеет право быть защищенным от всех инфекций, от которых его возможно защитить. А родители этого не делают! Младенец не может сказать — мама, привей меня от этой болезни. Его не прививают, обрекают на заболевания. Что это за логика? Я тебя породил — я тебя и убью?» — возмущается профессор.

Костинов полагает, что за нанесение вреда ребенку в виде отказа от вакцинации необходимо привлекать родителей к ответственности, или, как минимум, лишить их возможности пользоваться частью предоставленных обществом благ. Поэтому итальянская практика — хорошая и обязательная мера.

Радикально — не значит хорошо

Радикальный подход и неграмотная политика в области вакцинации могут и навредить. Так считает заведующая лабораторией психологии и инфекционных заболеваний профессор Корнелия Бетч. По мнению эксперта, излишнее давление на людей обернется массовым отказом от вакцинации и навредит всей системе прививок.

О своих исследованиях профессор рассказала «360».

«Мы проводили исследования на тему принудительных прививок и обнаружили, что, когда некоторые прививки являются обязательными, а остальные можно делать по желанию, то люди отказываются от добровольных вакцин, например, от гриппа», — заявила Бетч. По мнению профессора, агрессивная политика может привести к тому, что люди будут пропускать добровольные вакцинации.

Если вы хотите сделать прививки обязательными, то нужно либо все их делать обязательными, либо никакие. Тогда будет смысл.

Отказом от добровольных прививок люди будут пытаться вернуть свободу, которой их лишили, навязав обязательную вакцинацию, предупредила профессор.

Она отметила, что модель поведения зависит и от страны. То, что сработало в Италии, в России может принести вред, и наоборот — в зависимости от отношений между государством, минздравом и гражданами.

Источник фото: РИА «Новости»

Почему не прививаются люди?

По мнению профессора Корнелии Бетч необходимо в первую очередь понять причины отказа людей от вакцинации. И только потом выбрать метод борьбы. Причины могут быть разными в разных странах, но самое главное в Европе это, чаще всего, дезинформация.

«Люди уверены, что прививки небезопасны и неэффективны», — рассказала она «360».

И здесь следует сказать «спасибо» сторонникам движения против прививок. Именно эти активисты распространяют антинаучные и много раз опровергнутые данные о связи вакцин и аутизма.

Когда человек хочет знать все, он лезет в интернет или покупает книги про прививки. Это повышает уровень его дезинформации. Человек не понимает, что ему делать. Он не может отфильтровать то, что прочитал, и теряется.

«Вторая причина — ложная уверенность, что инфекции ушли в прошлое и больше никому ничего не грозит. Появляется ощущение ненужности вакцинации», — уверена Корнелия. Делать с этим вряд ли что-то нужно — возникшие эпидемии «побежденных» болезней типа кори уже рассеяли сомнения у тысяч людей.

Третьей причиной эксперт назвала труднодоступность вакцин. Это касается не только Азии или Африки, но и некоторых вполне развитых стран Европы. Виной всему — бюрократия. «В Германии нужно сначала получить запись на прием, затем получить вакцину, держать ее в холоде и так далее. Это может быть сложным процессом. Получается, такой барьер — нужно выделить на это время, иногда деньги», — отмечает профессор.

Джонатан Кеннеди считает, что в мире сложилась парадоксальная ситуация. Чем доступнее вакцины — тем более активны антипрививочники.

В прошлом основным препятствием для расширения охвата было ограниченное поступление вакцин в странах с низким уровнем дохода, но в настоящее время именно в странах с высоким уровнем дохода спрос является проблемой!

Надо ли принуждать россиян?

О необходимости обязательной вакцинации в России говорят давно. Профессор НИИ вакцин и сывороток Михаил Костинов уверен в необходимости более жестких законов о прививках в России. «Тут речь идет о политике государства по обеспечению его биологической безопасности», — считает Костинов.

Собеседник «360» уверен, что и в России должна появиться практика. подобная итальянской.

Пока эта система у нас не работает, нам нужно принимать законы, которые будут жестко регулировать эти процессы. Если я живу в обществе — я должен выполнять его правила. А не выбирать, нравится мне или нет.

По данным Роспотребнадзора, за 2018 год заболеваемость корью в России выросла в 3,5 раза. В этом году о случаях заражения корью сообщили уже в десятках регионов. По словам гендиректора национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Рогачева Александра Румянцева, Россия отстает от европейского прививочного календаря на четыре-пять позиций.

«В тех странах, где прививочный календарь обеспечивает 95 процентов примерно прививочного дела, заболевают ветряной оспой 3% в легкой форме без осложнений и сопутствующих смертей. Для нашей страны принципиален вопрос и ротавирусной вакцины. Она позволит нам многие вопросы решить», — сказал Румянцев.

«Давайте посмотрим на другие страны. Австралия, Италия, Франция. Там все четко: не хотите выполнять обязанности перед обществом — тогда и общество не будет для вас ничего делать». — рассказывает Костинов.

Медсестра делает ребенку прививку от кори и других инфекций во время приема в детской поликлинике во Владивостоке. Источник фото: РИА «Новости»

Если ты не делаешь это сознательно — то ты должен будешь сделать это принудительно. Развивается общество — развивается законодательство.

«С точки зрения общественного здоровья обязательные прививки это хорошо, — соглашается Кеннеди. — Но мы не должны упускать из виду более широкую политическую перспективу в отдельных странах». В идеале родители должны вакцинировать своих детей, потому что они знают об индивидуальных и общественных преимуществах.

«Но если они отказываются делать это (вакцинацию — прим.ред „360“), то, возможно, государство должно вмешаться, чтобы заставить их в интересах всеобщего блага», — предположил Кеннеди.

Правда, тут возникает вопрос о природе государства и его праве вмешиваться в семейную жизнь. При этом в разных странах роль государства может быть разной, как и уровень одобрения обществом такого вмешательства.

Интервью с экспертом: о движении антипрививочников, зарубежном опыте и обязательной вакцинации для взрослых и детей

Насколько существующая программа иммунизации адекватна запросам общества? Какие прививки обязательно нужно делать взрослым и детям? Что мы можем (и должны) «подсмотреть» у зарубежных коллег?

Ответить на эти вопросы мы попросили Николая Ивановича Брико, доктора медицинских наук, академика РАН, заведующего кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, главного внештатного специалиста-эпидемиолога Министерства здравоохранения РФ.

Николай Иванович, вы ежегодно проводите конференцию «Актуальные проблемы эпидемиологии инфекционных и неинфекционных болезней». Расскажите, пожалуйста, что является фокусом мероприятия? В чем особенность конференции в этом году?

Читать еще:  Витамин B12: зачем нужен, где содержится, когда принимать

В этом году мы второй раз проводим конференцию с фокусом на эпидемиологию инфекционных и неинфекционных заболеваний. Существует тесная связь между инфекционной и неинфекционной соматической патологией.

Сегодня мы получаем блестящие подтверждения высказанного век назад мнения Ильи Ильича Мечникова, лауреата Нобелевской премии, о том, что многие соматические болезни имеют микробную этиологию: среди них сердечно-сосудистые заболевания, язвенная болезнь желудка, сахарный диабет, онкологические заболевания.

Более того, микроорганизмы также выступают как ко-факторы: они усиливают, утяжеляют соматическую патологию, поэтому мы сочли правильным рассматривать проблемы в комплексе.

Тематика пленарных заседаний очень разносторонняя: обсуждаются и профессиональные заболевания, и болезни пожилых людей, и национальный календарь прививок, и влияние различных экологических факторов на здоровье человека. Мы пришли к выводу, что одну и ту же патологию нужно рассматривать под разными углами, но в едином направлении.

В рамках конференции был организован круглый стол с международным участием. В частности, проведен обмен опытом с коллегами из Ирана. Какие глобальные вопросы обсуждались?

Российско-иранский круглый стол был посвящен проблеме контроля менингококковой инфекции. Эта инфекция существует во многих странах, в некоторых из года в год увеличивается уровень заболеваемости. В последние годы также отмечена тенденция к ухудшению эпидемиологической ситуации в России.

На круглом столе мы делились опытом организации диагностики, мониторинга и профилактических мероприятий, включая и вакцинопрофилактику. С докладами выступили иранские коллеги и наши ведущие специалисты.

Подобные мероприятия очень полезны, они помогают понять и перенять зарубежный опыт и внедрить его у себя в стране. Я считаю, что данный способ взаимодействия нужно развивать. Надеюсь, что сотрудничество с иранскими коллегами продолжится. Мы обменялись контактами и будем продолжать работать в едином направлении.

Какова современная эпидемиологическая обстановка в РФ? Заболеваемость какими инфекциями в последнее время особенно высока?

Ежегодно в России регистрируется 30-35 млн случаев инфекционных болезней, и это только то, что регистрируется в соответствии с статистическими формами Росстата. На самом деле, конечно, заболеваемость гораздо выше, просто не все случаи попадают под регистрацию, они фиксируются как заболевания неинфекционной природы, отражаемые в других классах МКБ.

За последние годы мы добились существенных успехов в профилактике гриппа. Это произошло благодаря вакцинопрофилактике: охват вакцинами в прошлый эпидемиологический сезон составил 49% населения.

Тем не менее, выросла заболеваемость корью, коклюшем, менингококковой инфекцией, внебольничной пневмонией – здесь нам еще многое предстоит сделать, чтобы переломить эту тенденцию и привести к снижению заболеваемости.

Инфекционные болезни, к сожалению, не терпят бездеятельности: если снижается охват вакцинации, то сразу же начинается подъем заболеваемости. Недаром мы говорим о вакцинозависимости: охват населения вакцинацией должен составлять не менее 95%.

Сейчас в мире эта цифра существенно ниже и поэтому регистрируются новые и новые вспышки инфекций: например, в Европе в прошлом году было зарегистрировано 83 000 случаев кори. Когда охват населения вакцинацией составляет всего 50-60%, этого недостаточно, чтобы создать популяционный иммунитет, который бы предотвратил распространение возбудителей, даже привезенных из других стран.

Сегодня, в эпоху глобализации, миграционные процессы очень интенсивны, и часть инфекций, которыми болеют жители России, привезены из других стран, это подтверждается лабораторными исследованиями.

Хороший пример грамотного подхода к вопросу прививок сегодня – это США, куда закрыт доступ мигрантам без медицинских сертификатов, в которые внесена вакцинация. Нам нужно поступать так же: лица, приезжающие к нам на длительный срок, и наши граждане, которые выезжают за рубеж, должны иметь подобные документы, чтобы предотвратить распространение инфекций и защитить себя.

В Европе сейчас тоже приняли новые правила для мигрантов и требуют справки о вакцинации не только от детей, что будет способствовать контролю заболеваемости.

Насколько существующая программа иммунизации отвечает потребностям современного общества? Чего в ней не хватает и как ее следовало бы изменить? Какие изменения в НКПП предполагаются в ближайшее время и каковы тенденции развития?

Наш календарь прививок не является чем-то статичным, замершим, он постоянно развивается и совершенствуется по нескольким направлениям: добавляются прививки от новых инфекций, совершенствуются схемы вакцинации.

Есть ряд вопросов, связанных с вакцинацией против ветряной оспы, ротавирусной инфекции, ВПЧ, гемофильной, менингококковой и пневмококковой инфекций для всех, а не только для групп риска, включение дополнительных возрастных ревакцинаций против коклюша в 6-7, 14 лет, а также взрослых каждые 10 лет.

Р асширение календаря происходит в этом направлении, это обсуждается на различных конференциях, съездах, на заседаниях экспертного совета.

Сейчас вынесли на обсуждение новый проект календаря прививок по эпидемиологическим показаниям, где как раз обсуждаются вопросы расширения НКПП в отношении менингококковой и пневмококковой инфекций, расширении ревакцинаций против коклюша и других инфекций.

Наш календарь развивается, и мы надеемся, что в ближайшие годы в него будет включена вакцинация против инфекций, которые я назвал выше. Совершенствуются и сами вакцины, и технологии их производства.

Крупные компании заключают договоры с отечественными производителями, и на базе наших фармацевтических заводов будет локализовано производство некоторых вакцин. Производство зарубежных вакцин тоже будет способствовать повышению охвата прививками и доверия к ним.

Какие вакцины планируется добавить в Национальный календарь в ближайшее время?

Сейчас на обсуждении находится новый Календарь прививок, и мы рассматриваем вопросы включения прививки от менингококковой инфекции и от пневмококковой инфекции для взрослых, особое внимание уделяется лицам с хроническими заболеваниями, пожилым, лицам определенных профессий – они подлежат плановой вакцинации.

По менингококковой инфекции в группу риска попадают все дети до 5-ти лет и подростки 13-17 лет, которые также нуждаются в плановой вакцинации.

Те изменения, которые внесены проект, касаются и использования вакцин с более широким спектром антигенов, конъюгированных вакцин, и расширения круга лиц, которые подлежат вакцинации против менингококковой инфекции: не только дети начиная с 9 месяцев, это и подростки, военнослужащие, призывники, лица определенных профессий (медработники, работники вредных профессий, участвующие в массовых мероприятиях), лица с хроническими заболеваниями.

Обсуждается вопрос всеобщей вакцинации против гемофильной инфекции, а ближайшая перспектива – повсеместная вакцинация против ротавирусной инфекции и ветряной оспы.

В последние годы мы стали много говорить о вакцинации взрослых. На конгрессе было несколько докладов на эту тему: проходили симпозиумы на тему особенностей вакцинации взрослых, обсуждалось, почему они нуждаются в вакцинации.

Сейчас активно внедряется концепция иммунизации на протяжении всей жизни, публикуются статьи на эту тему. В вакцинации нуждаются не только дети, но и подростки, взрослые, пожилые люди и люди определенных профессий. Теперь общество это осознает, это понимают и руководители предприятий, которые начинают разрабатывать корпоративные календари.

Без каких прививок не обойтись детям? А взрослым?

Я бы ничего не выделял: против всех инфекций необходимо вакцинироваться. Одна и та же инфекция может повлиять на организм разных людей по-разному: у одного болезнь может протекать легко, а у другого – крайне тяжело и даже привести к летальному исходу. Все инфекции опасны.

Говорят, что полиомиелит – это страшно: он может вызвать инвалидизацию и другие осложнения, но и грипп тоже вызывает опасные осложнения, которые могут даже привести к летальному исходу.

А от менингококковой инфекции смерть может наступить в течение суток после начала заболевания.

Я призываю вас вакцинироваться. Быть последовательными и прививаться против всех инфекций, от которых есть вакцины, а не только против тех, которые внесены в календарь.

Некоторые субъекты России утверждают свои региональные календари. Для чего это делается, с чем это связано, и чему способствует?

Наш национальный календарь прививок состоит из двух частей: календарь, который финансируется из федерального бюджета, и календарь по эпид. показаниям, который больше по своей наполненности, по количеству вакцин.

Этот календарь различный в каждом из регионов: в зависимости от природных очагов инфекций и других факторов.

Календарь по эпидпоказаниям финансируется за счет региона. Например, Москва, Московская область и Ханты-Мансийский округ имеют свои программы вакцинации против папилломавирусной инфекции.

Чем вызвано существование региональных календарей? К сожалению, на сегодняшний день невозможно осуществить вакцинацию от некоторых инфекций на федеральном уровне.

Существуют также коммерческие центры по вакцинации – человек может сам пойти и выбрать любую вакцину – например, комбинированную или поливакцину. Чтобы обеспечить равную доступность и выбор вакцин, существуют различные механизмы: не только региональные, но и корпоративные, университетские и промышленные календари прививок.

Как движение антипрививочников влияет на иммунизацию населения? Сейчас к проблеме подключились не только СМИ, но и блогеры, а также социальные сети. На ваш взгляд, стало ли лучше? И, может, есть какие-то другие пути воздействия?

Люди, которые негативно относятся к вакцинации, существуют с тех пор, как появилась первая прививка. Когда начали вакцинировать против оспы, уже были лица, которые рисовали страшные карикатуры, где у вакцинированных росли рога и хвосты. Проблема не новая, но сегодня она особенно актуальна, потому что ситуация иная, нежели 50-100 лет назад.

Сейчас нет страшных эпидемий, которые уносили бы миллионы жизней. Ситуация спокойная и стабильная, и это во многом благодаря вакцинации. На фоне эпидемического благополучия люди стали задумываться, нужно ли им вакцинироваться.

Люди боятся не инфекции, а сильной реакции на вакцинацию и последующих осложнений, и не понимают, что, вакцинируя себя и своих детей, мы создаем коллективный иммунитет.

Например, когда мы вакцинируем ребенка против кори или пневмококка, мы также защищаем его бабушку и дедушку, у которых эта инфекция будет протекать очень тяжело. Именно поэтому есть необходимость в повышении охвата вакцинацией он должен составлять не менее 95%.

Наша задача – сформировать у населения понимание необходимости вакцинации.

Во многих странах были проведены широкие исследования по изучению причин недоверия к вакцинации, в некоторых странах они все еще ведутся. Причины всегда отличаются у разных категорий граждан.

В данный момент мы работаем с Фондом общественного мнения, они тоже интересуются вопросом доверия граждан к вакцинации. Совместные исследования медиков и социологов, психологов необходимы для того, чтобы понять, в чем проблема недостаточного доверия к вакцинопрофилактике, и затем уже направленно воздействовать на умы и сердца людей.

Более того, помощь СМИ в данном вопросе очень важна, ведь мы вместе должны нести в массы достоверную и правдивую информацию о вакцинации.

Необходимо добиться того, чтобы мы все осознали, что вакцинация – элемент культуры человека, элемент здорового образа жизни. Вакцинация позволяет защитить себя и сохранить самое ценное – здоровье.

Почему россияне не прививают детей. Как живут антипрививочники и из-за чего они отказываются от вакцин

О них создают интернет-комиксы и мемы, клеймят на телевидении и в социальных сетях, обвиняют в начале эпидемий. Но всё дело в том, что они не доверяют медицине и боятся последствий прививок. Medialeaks рассказывает, кто такие антипрививочники и что стоит за их решением отказаться от вакцинирования.

Читать еще:  Мультивитамины бесполезны для сердца

Сторонники массовой вакцинации объясняют её необходимость простой логикой: массовая вакцинация нужна, чтобы не допустить критического числа непривитых людей, которое может привести к эпидемиям. Это убеждение известно под термином «коллективный иммунитет» — способность общества противостоять болезням. Считается, что чем больше людей привито, тем коллективный иммунитет выше.

В России по закону все прививки делают детям добровольно, по согласию родителей. Но в связи с участившимися отказами от прививок в ноябре 2018 года Минздрав начал дорабатывать законопроект о запрете на публичные призывы против вакцинации. Всё ради сохранения коллективного иммунитета.

Почему люди не делают прививки. Мнение антрополога

Бояться делать прививки — совершенно естественно, уверена Анна Ожиганова, научный сотрудник Центра медицинской антропологии Института этнологии и антропологии РАН. Потому что это страшно, непонятно и связано с болезнями. Люди сопротивлялись вакцинации, начиная с 1796 года, когда английский врач Эдвард Дженнер создал вакцину против оспы.

В России антипрививочное движение изучено плохо, и сколько детей сейчас не привито, сказать сложно. Антипрививочники руководствуются одной причиной — забота о здоровье детей, которым, по их мнению, прививки могут принести вред, снизить иммунитет или вызвать осложнения. Но все родители разные, и действуют они по-разному.

Бывает, что и врачи самостоятельно продвигают идеи отказа от вакцинации, заявляя, что прививки опасны, вредны или бессмысленны. Или просто соглашаются с родителями и подделывают медицинские справки. В итоге Ожиганова отмечает, что антипрививочное движение, по её мнению, — это результат недоверия медицине. Если человек в целом доверяет медицине, он будет делать прививки.

Кого и почему слушают антипрививочники. Негласные лидеры движения

На мнение родителей влияют и популяризаторы антипрививочного движения, которые просто и доступно (в отличие от большинства врачей) объясняют научные термины, рассказывают о личном опыте. Сейчас специалисты выделяют как минимум троих людей, которые активно отстаивают свою точку зрения. Это советский вирусолог Галина Червонская, гомеопат Александр Коток и блогер Антон Амантонио.

В антивакцинаторском движении особое место занимает 81-летняя вирусолог Галина Червонская. Она участвовала в создании первых отечественных вакцин против полиомиелита и около 12 лет отработала в НИИ стандартизации и контроля медицинских биопрепаратов. С 80-х годов публично выступает на тему прививок, а также публикует статьи и книги. Её критикуют за банальные мысли, перемешанные с фактами и вымыслом насчёт теорий заговора. А также ставят в вину массовый отказ от прививок против дифтерии, который привел к эпидемии в начале 90-х.

Ещё один популяризатор, российский гомеопат Александр Коток, из околонаучных кругов, больше сконцентрирован на книгах. В прошлом он эмигрировал в Израиль, откуда продвигает свои идеи о вреде вакцинации. В начале нулевых выпустил несколько книг о прививках для думающих родителей, а также о беспощадной иммунизации. Книги были переведены в Болгарии, Польше, Словакии, Украине и Чехии. Материалы публикует на своём сайте «1796 гомеопатия и прививки» и в группе фейсбука. Периодически призывает нападать на врачей, с которыми не согласен.

Также люди следуют и за популярными личностями. Например папа-блогер Антон Амантонио — один из новых апологетов критики вакцинации, активно использующих соцсети. У него нет медицинского образования, но есть жена-врач. Амантонио считает, что прививки на несколько порядков опаснее болезней, от которых они должны защищать. Основывается на научных исследованиях, публикует посты в инстаграме (с июня 2018 года набрал более 100 тысяч подписчиков) и в ЖЖ, ведёт свой сайт. На нём, а также в инстаграме, он пишет, что прививки могут быть опасны, потому что их полезность не ставится под сомнение и не исследуется.

aman_tonio

Почему ненависть к антипрививочникам не решит ситуацию с вакцинацией

По мнению журналистки и писательницы Анны Старобинец, чей пост вызвал дискуссию на эту тему в фейсбуке, «..мы совершенно упускаем из виду, что они [антипрививочники] искренне воспринимают прививки как конкретное, индивидуальное зло», а также что ненависть в их сторону недопустима. Потому что это работает совсем наоборот, призывая родителей сомневаться в принимаемых решениях. Старобинец уверена, что ситуацию могут изменить только просветительская деятельность и уважительная общественная дискуссия.

«Даже курильщики и наркоманы не подвергаются такой единодушной дегуманизации, как антипрививочники», — пишет в своём материале в защиту антипрививочников врач Артемий Охотин. Он сравнивает ситуацию в России с атеистической пропагандой первых десятилетий советской власти, когда отрицалось право верующих на другую точку зрения. И говорит, что антивакцинаторы в этой парадигме не просто неправы, они «не имеют права быть неправыми».

Охотин уверен, что если мы хотим, чтобы дети не умирали от кори, надо перестать ненавидеть и понять, почему любящая мама не хочет вести ребёнка в поликлинику, почему она не доверяет медицине.

Почему мамы не прививают детей. Истории женщин, которые неоднозначно относятся к вакцинации

Мария Витушкина, мама четырёх детей, кандидат биологических наук и вирусолог

Около 10 лет назад я свято доверяла врачам, и у меня не было причин им не верить. Первого ребёнка, дочку, мы привили от всего, что полагалось по прививочному календарю. А потом, когда родились двойняшки и была реанимация, врачи вдруг сказали «Погодите-погодите, они же слабенькие, не надо прививать». Тогда я задумалась: а почему мне раньше никто не говорил о подобном. Не донёс мысль, что прививки не всегда полезны, особенно если иммунитет слабый.

После этого Мария начала читать научные публикации про иммунитет и прививки, советоваться с разными врачами. Двойняшек она уже прививала выборочно, а четвёртому ребёнку сделала прививку БЦЖ (вакцина против туберкулёза), но начались осложнения: пошла экзема по всему телу. После анализов причину экземы врачи так и не установили, хотя в личной беседе признали, что это может быть из-за прививки.

Официально в России принято отрицать, что у вакцинации могут быть негативные последствия, я с этим столкнулась лично. Во Франции, например, БЦЖ не делают и считают её малоэффективной, а также дающей осложнения. После этого я начала предельно внимательно изучать каждую детскую болезнь, исследования и эксперименты по разным темам. И теперь делаю вывод по каждой прививке отдельно, решая, нужна она или нет. Но отговаривать прививаться я никого не буду, это личная ответственность родителя за своих детей.

Мария Витушкина осознаёт, что в итоге позиция, к которой она пришла благодаря личному опыту, может показаться кому-то этически спорной. Ей хотелось бы, чтобы все вокруг прививались, а коллективный иммунитет рос. Но в случае своих детей, зная, что они находятся в привитом сообществе, она не понимает, зачем им нужна вакцина. И не будет их прививать. Но, конечно, это не касается объективно опасных болезней, таких как, например, дифтерия.

Мария Цирулева, мама двоих детей и филолог

Когда мы жили в России в 2012-2016 годах, я почти не прививала своих детей. Главным образом из-за их аллергии — я просто боялась что-нибудь «добавить». В роддоме врачи посоветовали не ставить прививок, ну и пошло-поехало. Потом в районной поликлинике нам встретился невролог-антипрививочник, от него я услышала про страшные последствия от АКДС (вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша). Поймите, я была сомневающимся родителем: врачи говорили разное.

Мария не знала, кому верить, и боялась всего. А потом начала читать гомеопата-антипрививочника Александра Котока и стала бояться ещё больше. В её случае большинство педиатров выступали за прививки, давили и вставали в воинственно-ожесточённую позу, когда узнавали, что семья не прививается. Она думает, что если бы врачи всё рассказали взвешенно, результат был бы иной. В итоге первому ребёнку всё равно сделали прививку БЦЖ и две прививки АКДС, но потом перестали. Второго ребёнка не прививали с рождения, а первую прививку сделали около трёх лет уже в Германии. Тогда же продолжили прививать и первого ребёнка.

Когда переехали в Германию, то я удивились, что никакого давления от врачей по поводу вакцинации нет. В детский сад и школу не требуют медицинские карты и не спрашивают ни про одну прививку. И мне стало проще принять сознательное и взвешенное решение, когда вокруг нет истерии, давления и осуждения. Когда каждый сам себе хозяин. Делаешь прививки — хорошо, не делаешь — тоже хорошо, никому нет до этого дела. Кроме этого, тут хорошие, качественные вакцины. И как-то сразу стало меняться отношение к этому вопросу.

Прививать своих детей или нет — выбор, который остаётся ответственностью родителей. Но для того, чтобы его сделать, им важна открытая информация и статистика по всем вакцинам и осложнениям, которые могут быть у ребёнка. А также ценна просветительская позиция врачей, без давления — «надо, иначе умрёте» — и агрессии. И тут нужно не заставлять, а именно убеждать людей в пользе вакцинации. Иначе, сомневаясь и паникуя, они будут склоняться к тем источникам информации или популяризаторам, которые им кажутся понятными, безопасными и верными.

Несмотря на попытку понять антипрививочников, надо признать, что количество заболевших корью за последние месяцы неуклонно растёт как в России, так и во всём мире. На фоне вспышек болезни идут жестокие споры между противниками вакцинации и её сторонниками. К чему же может привести прививка и кого обвиняют в эпидемии кори?

Ещё один спор насчёт прививки — это история конкурсантки Евровидения от России Юлии Самойловой, которая ездит в инвалидном кресле. Она всем рассказывала, что её болезнь вызвана неправильно сделанной прививкой от полиомиелита в детстве. Но всё оказалось не так.

Интервью с экспертом: о движении антипрививочников, зарубежном опыте и обязательной вакцинации для взрослых и детей

Насколько существующая программа иммунизации адекватна запросам общества? Какие прививки обязательно нужно делать взрослым и детям? Что мы можем (и должны) «подсмотреть» у зарубежных коллег?

Ответить на эти вопросы мы попросили Николая Ивановича Брико, доктора медицинских наук, академика РАН, заведующего кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, главного внештатного специалиста-эпидемиолога Министерства здравоохранения РФ.

Николай Иванович, вы ежегодно проводите конференцию «Актуальные проблемы эпидемиологии инфекционных и неинфекционных болезней». Расскажите, пожалуйста, что является фокусом мероприятия? В чем особенность конференции в этом году?

Читать еще:  Поддерживаем витаминный баланс при диете

В этом году мы второй раз проводим конференцию с фокусом на эпидемиологию инфекционных и неинфекционных заболеваний. Существует тесная связь между инфекционной и неинфекционной соматической патологией.

Сегодня мы получаем блестящие подтверждения высказанного век назад мнения Ильи Ильича Мечникова, лауреата Нобелевской премии, о том, что многие соматические болезни имеют микробную этиологию: среди них сердечно-сосудистые заболевания, язвенная болезнь желудка, сахарный диабет, онкологические заболевания.

Более того, микроорганизмы также выступают как ко-факторы: они усиливают, утяжеляют соматическую патологию, поэтому мы сочли правильным рассматривать проблемы в комплексе.

Тематика пленарных заседаний очень разносторонняя: обсуждаются и профессиональные заболевания, и болезни пожилых людей, и национальный календарь прививок, и влияние различных экологических факторов на здоровье человека. Мы пришли к выводу, что одну и ту же патологию нужно рассматривать под разными углами, но в едином направлении.

В рамках конференции был организован круглый стол с международным участием. В частности, проведен обмен опытом с коллегами из Ирана. Какие глобальные вопросы обсуждались?

Российско-иранский круглый стол был посвящен проблеме контроля менингококковой инфекции. Эта инфекция существует во многих странах, в некоторых из года в год увеличивается уровень заболеваемости. В последние годы также отмечена тенденция к ухудшению эпидемиологической ситуации в России.

На круглом столе мы делились опытом организации диагностики, мониторинга и профилактических мероприятий, включая и вакцинопрофилактику. С докладами выступили иранские коллеги и наши ведущие специалисты.

Подобные мероприятия очень полезны, они помогают понять и перенять зарубежный опыт и внедрить его у себя в стране. Я считаю, что данный способ взаимодействия нужно развивать. Надеюсь, что сотрудничество с иранскими коллегами продолжится. Мы обменялись контактами и будем продолжать работать в едином направлении.

Какова современная эпидемиологическая обстановка в РФ? Заболеваемость какими инфекциями в последнее время особенно высока?

Ежегодно в России регистрируется 30-35 млн случаев инфекционных болезней, и это только то, что регистрируется в соответствии с статистическими формами Росстата. На самом деле, конечно, заболеваемость гораздо выше, просто не все случаи попадают под регистрацию, они фиксируются как заболевания неинфекционной природы, отражаемые в других классах МКБ.

За последние годы мы добились существенных успехов в профилактике гриппа. Это произошло благодаря вакцинопрофилактике: охват вакцинами в прошлый эпидемиологический сезон составил 49% населения.

Тем не менее, выросла заболеваемость корью, коклюшем, менингококковой инфекцией, внебольничной пневмонией – здесь нам еще многое предстоит сделать, чтобы переломить эту тенденцию и привести к снижению заболеваемости.

Инфекционные болезни, к сожалению, не терпят бездеятельности: если снижается охват вакцинации, то сразу же начинается подъем заболеваемости. Недаром мы говорим о вакцинозависимости: охват населения вакцинацией должен составлять не менее 95%.

Сейчас в мире эта цифра существенно ниже и поэтому регистрируются новые и новые вспышки инфекций: например, в Европе в прошлом году было зарегистрировано 83 000 случаев кори. Когда охват населения вакцинацией составляет всего 50-60%, этого недостаточно, чтобы создать популяционный иммунитет, который бы предотвратил распространение возбудителей, даже привезенных из других стран.

Сегодня, в эпоху глобализации, миграционные процессы очень интенсивны, и часть инфекций, которыми болеют жители России, привезены из других стран, это подтверждается лабораторными исследованиями.

Хороший пример грамотного подхода к вопросу прививок сегодня – это США, куда закрыт доступ мигрантам без медицинских сертификатов, в которые внесена вакцинация. Нам нужно поступать так же: лица, приезжающие к нам на длительный срок, и наши граждане, которые выезжают за рубеж, должны иметь подобные документы, чтобы предотвратить распространение инфекций и защитить себя.

В Европе сейчас тоже приняли новые правила для мигрантов и требуют справки о вакцинации не только от детей, что будет способствовать контролю заболеваемости.

Насколько существующая программа иммунизации отвечает потребностям современного общества? Чего в ней не хватает и как ее следовало бы изменить? Какие изменения в НКПП предполагаются в ближайшее время и каковы тенденции развития?

Наш календарь прививок не является чем-то статичным, замершим, он постоянно развивается и совершенствуется по нескольким направлениям: добавляются прививки от новых инфекций, совершенствуются схемы вакцинации.

Есть ряд вопросов, связанных с вакцинацией против ветряной оспы, ротавирусной инфекции, ВПЧ, гемофильной, менингококковой и пневмококковой инфекций для всех, а не только для групп риска, включение дополнительных возрастных ревакцинаций против коклюша в 6-7, 14 лет, а также взрослых каждые 10 лет.

Расширение календаря происходит в этом направлении, это обсуждается на различных конференциях, съездах, на заседаниях экспертного совета.

Сейчас вынесли на обсуждение новый проект календаря прививок по эпидемиологическим показаниям, где как раз обсуждаются вопросы расширения НКПП в отношении менингококковой и пневмококковой инфекций, расширении ревакцинаций против коклюша и других инфекций.

Наш календарь развивается, и мы надеемся, что в ближайшие годы в него будет включена вакцинация против инфекций, которые я назвал выше. Совершенствуются и сами вакцины, и технологии их производства.

Крупные компании заключают договоры с отечественными производителями, и на базе наших фармацевтических заводов будет локализовано производство некоторых вакцин. Производство зарубежных вакцин тоже будет способствовать повышению охвата прививками и доверия к ним.

Какие вакцины планируется добавить в Национальный календарь в ближайшее время?

Сейчас на обсуждении находится новый Календарь прививок, и мы рассматриваем вопросы включения прививки от менингококковой инфекции и от пневмококковой инфекции для взрослых, особое внимание уделяется лицам с хроническими заболеваниями, пожилым, лицам определенных профессий – они подлежат плановой вакцинации.

По менингококковой инфекции в группу риска попадают все дети до 5-ти лет и подростки 13-17 лет, которые также нуждаются в плановой вакцинации.

Те изменения, которые внесены проект, касаются и использования вакцин с более широким спектром антигенов, конъюгированных вакцин, и расширения круга лиц, которые подлежат вакцинации против менингококковой инфекции: не только дети начиная с 9 месяцев, это и подростки, военнослужащие, призывники, лица определенных профессий (медработники, работники вредных профессий, участвующие в массовых мероприятиях), лица с хроническими заболеваниями.

Обсуждается вопрос всеобщей вакцинации против гемофильной инфекции, а ближайшая перспектива – повсеместная вакцинация против ротавирусной инфекции и ветряной оспы.

В последние годы мы стали много говорить о вакцинации взрослых. На конгрессе было несколько докладов на эту тему: проходили симпозиумы на тему особенностей вакцинации взрослых, обсуждалось, почему они нуждаются в вакцинации.

Сейчас активно внедряется концепция иммунизации на протяжении всей жизни, публикуются статьи на эту тему. В вакцинации нуждаются не только дети, но и подростки, взрослые, пожилые люди и люди определенных профессий. Теперь общество это осознает, это понимают и руководители предприятий, которые начинают разрабатывать корпоративные календари.

Без каких прививок не обойтись детям? А взрослым?

Я бы ничего не выделял: против всех инфекций необходимо вакцинироваться. Одна и та же инфекция может повлиять на организм разных людей по-разному: у одного болезнь может протекать легко, а у другого – крайне тяжело и даже привести к летальному исходу. Все инфекции опасны.

Говорят, что полиомиелит – это страшно: он может вызвать инвалидизацию и другие осложнения, но и грипп тоже вызывает опасные осложнения, которые могут даже привести к летальному исходу.

А от менингококковой инфекции смерть может наступить в течение суток после начала заболевания.

Я призываю вас вакцинироваться. Быть последовательными и прививаться против всех инфекций, от которых есть вакцины, а не только против тех, которые внесены в календарь.

Некоторые субъекты России утверждают свои региональные календари. Для чего это делается, с чем это связано, и чему способствует?

Наш национальный календарь прививок состоит из двух частей: календарь, который финансируется из федерального бюджета, и календарь по эпид. показаниям, который больше по своей наполненности, по количеству вакцин.

Этот календарь различный в каждом из регионов: в зависимости от природных очагов инфекций и других факторов.

Календарь по эпидпоказаниям финансируется за счет региона. Например, Москва, Московская область и Ханты-Мансийский округ имеют свои программы вакцинации против папилломавирусной инфекции.

Чем вызвано существование региональных календарей? К сожалению, на сегодняшний день невозможно осуществить вакцинацию от некоторых инфекций на федеральном уровне.

Существуют также коммерческие центры по вакцинации – человек может сам пойти и выбрать любую вакцину – например, комбинированную или поливакцину. Чтобы обеспечить равную доступность и выбор вакцин, существуют различные механизмы: не только региональные, но и корпоративные, университетские и промышленные календари прививок.

Как движение антипрививочников влияет на иммунизацию населения? Сейчас к проблеме подключились не только СМИ, но и блогеры, а также социальные сети. На ваш взгляд, стало ли лучше? И, может, есть какие-то другие пути воздействия?

Люди, которые негативно относятся к вакцинации, существуют с тех пор, как появилась первая прививка. Когда начали вакцинировать против оспы, уже были лица, которые рисовали страшные карикатуры, где у вакцинированных росли рога и хвосты. Проблема не новая, но сегодня она особенно актуальна, потому что ситуация иная, нежели 50-100 лет назад.

Сейчас нет страшных эпидемий, которые уносили бы миллионы жизней. Ситуация спокойная и стабильная, и это во многом благодаря вакцинации. На фоне эпидемического благополучия люди стали задумываться, нужно ли им вакцинироваться.

Люди боятся не инфекции, а сильной реакции на вакцинацию и последующих осложнений, и не понимают, что, вакцинируя себя и своих детей, мы создаем коллективный иммунитет.

Например, когда мы вакцинируем ребенка против кори или пневмококка, мы также защищаем его бабушку и дедушку, у которых эта инфекция будет протекать очень тяжело. Именно поэтому есть необходимость в повышении охвата вакцинацией он должен составлять не менее 95%.

Наша задача – сформировать у населения понимание необходимости вакцинации.

Во многих странах были проведены широкие исследования по изучению причин недоверия к вакцинации, в некоторых странах они все еще ведутся. Причины всегда отличаются у разных категорий граждан.

В данный момент мы работаем с Фондом общественного мнения, они тоже интересуются вопросом доверия граждан к вакцинации. Совместные исследования медиков и социологов, психологов необходимы для того, чтобы понять, в чем проблема недостаточного доверия к вакцинопрофилактике, и затем уже направленно воздействовать на умы и сердца людей.

Более того, помощь СМИ в данном вопросе очень важна, ведь мы вместе должны нести в массы достоверную и правдивую информацию о вакцинации.

Необходимо добиться того, чтобы мы все осознали, что вакцинация – элемент культуры человека, элемент здорового образа жизни. Вакцинация позволяет защитить себя и сохранить самое ценное – здоровье.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector