0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть вопрос: почему люди вейпят

Scisne ?

Такой доверчивости мы обязаны лобным долям, которые умеют строить логические связи, или паттерны. Если мы увидим у края моста пару ботинок и портфель, то сразу представляем себе человека, спрыгнувшего с этого моста. Но у этого механизма страдает отдел проверки: мы охотно верим в замеченные паттерны, но с большим трудом и ошибками можем отделять реальные паттерны от вымышленных.

Ошибки бывают двух видов, они объясняются известным примером с тигром в траве. Допустим мы — древний человек, гуляющий по саванне в поисках добычи. Неожиданно мы замечаем рыжие пятна в траве и слышим шорох. Ошибка первого рода (type I error), ложно-положительная — это когда мы принимаем эти пятна и шорох за тигра и бежим наутек, а на самом деле это был ветер и цветочки. Мы придумали себе логическую цепочку, которой нет. Какова цена такой ошибки? Невелика — мы немного пробежимся.

Но есть ошибки второго рода (type II error): если это действительно тигр, а мы не соберем рыжие пятна и шум в целостную картину, нас тут же съедят. Цена за ошибку второго типа — смерть. При таких расценках естественный отбор будет способствовать процветанию охотно верящих во все существ, у которых доминируют ошибки первого типа.

Вера во что-то — это обнаружение зависимости. Как реальной — я верю в то, что этот мистер за мной следит, потому что он ходит за мной по пятам. Так и вымышленной: этот мистер излечился от рака, потому что за него молилась жена. Вымышленная зависимость и есть ошибка первого типа — нет никакой серьезной связи между молитвой и выздоровлением, но жена в эту связь верит.

Постоянному поиску паттернов есть эволюционное объяснение (тигр в траве): так мы лучше выживаем и размножаемся. Но есть и другой аспект: человек очень неуверенно себя чувствует в ситуации, которую он не понимает. Хаос — крайне неуютная для нас интеллектуальная среда.

Наука — отличный метод отсеивать реальные паттерны от нереальных, но она крайне молода, ей, по-серьезному, пара сотен лет. До этого ничего из того, что человек видел вокруг себя, не могло быть объяснено: молнии, чума, землетрясения, болезни и исцеления — все требовало хоть какого-то объяснения.

Наша вера в сверхъестественное напрямую зависит от того, насколько мы считаем свою жизнь управляемой. Люди с внешним локусом, которые чувствуют, что ничего не контролируют, намного более склонны верить во что попало. Дух, которого ты можешь задобрить, — это уже элемент контроля. Чтобы создать иллюзию управления ситуацией, верования и существуют.

Что же происходит у нас в мозгу, когда мы верим? Вера в сверхъестественное связана с деятельностью определенных нейротрансмиттеров в мозгу, в первую очередь дофамина. Питер Бруггер с коллегами из Университета Бристоля обнаружили, что люди с более высокими уровнями дофамина чаще видят связь в несвязанных событиях и обнаруживают несуществующие паттерны.

Происходит это из-за того, что, как предположил Бруггер, дофамин изменяет так называемое соотношение сигнал/шум. Шум — это весь объем информации, который получает человек, сигнал — это значимая часть этой информации. Чем больше дофамина, тем больше реальных и воображаемых зависимостей мы видим. Человек со средним уровнем дофамина свяжет шум в подполе с мышами, а человек с высоким уровнем — с прабабкиными рассказами про индейское кладбище.

Дофамин улучшает способность нейронов передавать сигналы, тем самым улучшая, например, нашу обучаемость и способность творчески подходить к решению проблем. Но в высоких дозах он может привести к психозам и галлюцинациям. И тут кроется одна из возможных связей гения и безумства, как предполагает, Майкл Шермер — главный редактор журнала the Skeptic. Если дофамина слишком много, соотношение сигнал/шум будет слишком близко к единице — вся информация будет трактоваться как осмысленная. И тогда начинается психоз.

В качестве примеров двух таких типов — «паттернов в самый раз» и «паттернов многовато» — Шремер приводит двух нобелевских лауреатов: здравомыслящего, остроумного и социального Фейнмана и безумно талантливого Джона Нэша — галлюцинирующего параноика. Фейнман видел как раз достаточно паттернов, чтобы совершать открытия и отсекать несуществующие связи. Нэш считал значимым паттерном все вокруг (совершал множество ошибок первого типа), что привело к мании преследования, воображаемым друзьям и теории заговора.

В любом разговоре о вере всегда возникает логичный вопрос: пусть люди верят во что хотят, хоть в единорогов, какая от этого беда? Но вера травника в то, что его отвар лечит от рака, отнюдь не является безобидной. Как вера в то, «наша нация — лучше», или «все беды — от евреев», или вера, толкнувшая людей на расстрел охранников Пентагона, чтобы узнать «тайну 9/11».

Вера настолько устойчива потому, что мозг крайне ловко ищет объяснения найденному паттерну, поэтому легко поверить в то, что инопланетяне есть: техасских домохозяек крадут, круги на полях множатся, НЛО летают в две полосы. При попытке объяснить и рационализировать веру мы совершаем еще одну распространенную когнитивную ошибку: как только мы видим совпадение (даже отдаленное) с нашей теорией, мы сразу кричим «Вот, я же говорил!» На несовпадения мы не обращаем внимания. Так, если одно предсказание прорицателя сбылось, мы сразу забудем про сотню несбывшихся.

Верить — это естественное состояние организма, и людям остается лишь прикладывать все усилия, чтобы отделять реальные связи от вымышленных, чтобы не навредить себе и другим. Пока что для этого существует только один универсальный и крайне действенный метод — наука.

Вред вейпа. Почему от вейпа внезапно начали гибнуть люди

В США от электронных сигарет за месяц умерло восемь человек. Откуда взялась эпидемия «вейпинговой болезни», что ее вызывает, и как обезопасить себя и близких?

По состоянию на начало сентября 2009 года в США зарегистрировано восемь смертей от последствий употребления электронных сигарет и более 500 случаев госпитализации из-за аналогичных проблем со здоровьем. Первый случай с летальным исходом зарегистрировали в августе в штате Иллинойс. Впоследствии пациенты также умирали в госпиталях Калифорнии, Индианы, Миннесоты, Орегона, Канзаса и Нью-Йорка. Во всех случаях у пациентов пострадали легкие: все они жаловались на кашель, боль в груди, одышку, тошноту, жар; многие быстро теряли вес. Несмотря на признаки иммунной реакции, ни в одном случае не было обнаружено инфекции, и лечение антибиотиками не дало результата. Все пострадавшие оказались любителями вейпов, или электронных сигарет.

Читать еще:  «Волк унес зайчат»: 5 вещей, которые увеличивают тревожность

Кажутся безвредными

Вейпы — устройства для создания мелкодисперсного пара для вдыхания — на рынке уже больше десяти лет, и популярны не только в США. Пока курение сигарет теряет позиции в мире, электронные сигареты, наоборот, набирают популярность. Число людей, регулярно употребляющих электронные сигареты, выросло с 7 миллионов в 2011 году до 35 миллионов в 2018. Штаты, Япония и Великобритания — лидеры по их потреблению. Россия даже не входит в десятку самых «вейпящих» стран, но и у нас число потребителей электронных сигарет увеличивается с каждым годом. Везде в мире вейпит в основном молодежь.

Главная причина, по которой люди начинают курить электронные сигареты — воспринимаемый меньший вред вейпа по сравнению с обычными сигаретами. Ключевое слово здесь — воспринимаемый; людям кажется, что вейп менее вреден, чем табачный дым. Так ли это на самом деле, никто не знает: слишком мало времени прошло с тех пор, как появились вейпы — первые начали продавать в середине 2000-х. Медики не накопили достаточно статистики, никто не провел достаточно масштабных исследований. Первые тревожные сигналы начали поступать весной 2019 года из страны, где вейп — любимая игрушка подростков. За несколько недель от стремительно развившейся болезни, связанной с употреблением электронных сигарет, погибло восемь человек, в основном — молодые (от 19 до 34 лет) мужчины.

В чем причина?

Медики были категоричны в определении связи этих смертей (и еще 450 обращений в больницы) с вейпингом. Но что именно в вейпах убивает, установить пока так и не удалось: слишком непохожими выглядели пресловутые шесть смертей. Некоторые погибшие использовали вейп как средство доставки тетрагидроканнабинола (ТГК) — производного конопли, имеющего выраженное психофизиологическое воздействие. Другие использовали никотинсодержащую смесь. У троих нашли в легких частицы масла и диагностировали липоидную пневмонию — редкое заболевание легких, которое развивается после попадания в них веществ, содержащих жиры. Так бывает, например, у больных с раком легких, которые использую жиросодержащие препараты для искусственного очищения дыхательных путей. Врачи заключили, что жирные капельки могли попасть в легкие погибших пациентов через электронную сигарету.

Центры по контролю и профилактике заболеваний США давно предупреждали, что использовать жирные ингредиенты в жидкостях для вейпинга опасно для здоровья; липоидная пневмония в данном случае — предсказуемый диагноз; проблема только в том, что жирные капли обнаружились в легких погибших не во всех случаях.

FDA спешит на помощь

В США регулированием пищевых и лекарственных продуктов занимается FDA — авторитетная организация, созданная в начале XX века после ряда скандалов и трагедий, очень напоминающих сегодняшнюю ситуацию с электронными сигаретами. Сто лет назад общественность волновали последствия употребления таких малоизученных вещей, как соли урана и радия, а также мышьяк. В открытую продажу поступали радиоактивные напитки, тушь для ресниц, вызывающая слепоту, бесполезные или смертельно опасные субстанции под видом лекарств от туберкулеза и лишнего веса. Сегодня в качестве малопонятной угрозы выступают жидкости для электронных сигарет, и FDA пытается разобраться в происходящем.

Вейпы в США популярны уже десять лет, но проблемы и смерти начались только в конце лета 2019 года, поэтому специалисты FDA считают, что причина — в некоем веществе, которое стали добавлять в состав жидкостей для вейпа совсем недавно. Пока эксперты не могут указать на одно конкретное вещество, вызывающее проблемы с легкими, но в качестве временной меры FDA рекомендовала воздержаться от употребления жидкостей для вейпа, содержащих токоферилацетат, также известный как ацетат витамина Е. Это вещество входит в состав витаминных комплексов и косметики и было многократно проверено и признано безвредным и даже полезным — при пероральном приеме или нанесении на кожу. Но эксперты FDA отмечают, что до сих пор никто не изучал физиологическое действие токоферилацетата при нагревании и вдыхании. То же самое касается многих других компонентов жидкостей для вейпинга, но ацетат витамина Е пока остается главным подозреваемым.

Пришли с улицы

Многие сюжеты американских телеканалов о «вейпинговой эпидемии» содержат фрагменты интервью с одним из пострадавших — молодым мужчиной на больничной койке. Слабым голосом он рассказывает о том, что жидкость для вейпинга, содержащую ТГК, он покупал у уличных торговцев. «Не покупайте жидкости на улице, потому что нельзя определенно сказать, что в них содержится» — предупреждают врачи. По понятным причинам смеси на основе ТГК имеют менее постоянный состав, чаще производятся кустарным способом и поэтому потенциально более опасны. Это американские реалии; у нас жидкости для вейпа чаще содержат никотин, чем производные конопли. Однако контроль качества оставляет желать лучшего в обоих случаях.

«Если вас беспокоят кашель, одышка, боли в груди и любые другие симптомы, мы настоятельно рекомендуем отказаться от употребления электронных сигарет и обратиться к врачу», — заключает сотрудник FDA в интервью телеканалу CBS.

В последние годы вышло несколько десятков научных статей о потенциальном вреде электронных сигарет — в частности, о том, что вейпинг может сделать легкие более восприимчивыми к бактериальным инфекциям. Эксперименты на мышах показали, что систематическое вдыхание аэрозоля вызывает изменения в метаболизме клеток легких — и еще неизвестно, к чему эти изменения приводят на больших временных отрезках. Авторы таких статей сходятся на том, что, хотя вейпы не вызывают тех же патологических изменений, что и обычные сигареты, они могут быть причиной других, не менее серьезных проблем. Поэтому рассматривать вейпинг как безопасную альтернативу курению нельзя. В конце концов, наши легкие хорошо чувствуют себя только на свежем воздухе.

Почему люди верят

Почему люди верят

Системы убеждений могущественны, вездесущи и живучи. На протяжении всей своей карьеры я старался понять, как зарождаются убеждения, как они формируются, что их питает, подкрепляет, бросает им вызов, изменяет и уничтожает. Эта книга – результат тридцати лет поисков ответа на вопрос «Как и почему мы верим в то, во что верим во всех сферах нашей жизни». В данном случае меня интересует не столько то, почему люди верят в странное или в то или иное утверждение, сколько то, почему люди вообще верят. И правда, почему? Мой ответ незамысловат:

Читать еще:  Резкая боль в плече при движении

Наши убеждения формируются по всевозможным субъективным, личным, эмоциональным и психологическим причинам в условиях окружения, созданных родными, друзьями, коллегами, культурой и обществом в целом; после формирования мы отстаиваем свои убеждения, оправдываем и логически обосновываем их с помощью множества разумных доводов, неопровержимых аргументов и логичных объяснений. Сначала появляются убеждения, и только потом – объяснения этих убеждений. Я называю этот процесс «верообусловленным реализмом», где наши представления о реальности зависят от убеждений о них, которых мы придерживаемся. Реальность существует независимо от человеческого разума, но представления о ней обусловлены убеждениями, которых мы придерживаемся в данный конкретный период.

Мозг – двигатель убеждений. В сенсорной информации, поступающей через органы чувств, мозг естественным образом начинает искать и находить закономерности, паттерны, а затем наполняет их смыслом. Первый процесс я называю паттерничностью (англ. patternicity) – склонностью находить исполненные смысла закономерности, или паттерны, в данных, как имеющих, так и не имеющих значения. Второй процесс я называю агентичностью (англ. agenticity) – склонностью наполнять паттерны смыслом, целью и деятельностью (agency). Мы не можем не делать этого. Наш мозг эволюционировал таким образом, чтобы соединять точки нашего мира в осмысленные рисунки, объясняющие, почему происходит то или иное событие. Эти осмысленные паттерны становятся убеждениями, а убеждения формируют наши представления о реальности.

Когда убеждения сформированы, мозг начинает искать и находить подтверждающие доказательства в поддержку этих убеждений, дополняющие их эмоциональным усилением уверенности, следовательно, ускоряющие процесс аргументации и укоренения, и этот процесс подтверждения убеждений положительной обратной связью повторяется цикл за циклом. Равным образом люди иногда формируют убеждения на основании единственного опыта, имеющего свойства откровения и в общем никак не связанного с их личной предысторией или культурой в целом. Гораздо реже встречаются те, кто после тщательного взвешивания свидетельств «за» и «против» позиции, которой они уже придерживаются, или той, для которой сформировать убеждение еще только предстоит, вычисляют вероятность, трезво принимают бесстрастное решение и больше никогда не возвращаются к этому вопросу. Столь кардинальная смена убеждений встречается в религии и политике настолько редко, что становится сенсацией, если речь идет о заметной фигуре, например, священнослужителе, который обращается в другую религию или отрекается от своей веры, или о политическом деятеле, который переходит в другую партию или обретает независимость. Такое случается, но в целом явление остается редким, как черный лебедь. Гораздо чаще кардинальная смена убеждений встречается в науке, но далеко не так часто, как можно ожидать, руководствуясь идеализированным образом возвышенного «научного метода», принимающего во внимание только факты. Причина заключается в том, что ученые – тоже люди, в неменьшей степени подверженные влиянию эмоций, формирующие и закрепляющие убеждения под воздействием когнитивной предубежденности.

Процесс «верообусловленного реализма» построен по образцу того, что называется в философии науки «модельно-зависимым реализмом», представленным космологом из Кембриджского университета Стивеном Хокингом и математиком и популяризатором науки Леонардом Млодиновым в их книге «Высший замысел» (The Grand Design). В ней авторы объясняют: поскольку ни одна модель не в состоянии объяснить реальность, мы вправе пользоваться разными моделями для разных аспектов мира. В основе модельно-зависимого реализма «лежит идея, что наш мозг интерпретирует исходные данные, получаемые нашими органами чувств, посредством построения модели окружающего мира. Когда подобная модель позволяет успешно объяснить те или иные события, мы стремимся приписать ей, равно как и составляющим ее элементам и концепциям, качество реальности или абсолютной истины. Но возможно существование различных способов, которыми можно смоделировать такую же физическую ситуацию, но с использованием отличных фундаментальных составляющих и концепций. Если две такие физические теории или модели с достаточной степенью точности позволяют предсказать одни и те же события, одна из них не может считаться более реальной, нежели другая; более того, мы вольны использовать ту модель, которую сочтём наиболее подходящей».[8]

Кардинальная смена убеждений встречается в религии и политике настолько редко, что становится сенсацией.

Я зайду еще дальше в своем утверждении, что даже эти разные модели в физике и космологии, применяемые учеными для объяснения, допустим, света как частицы и света как волны, – сами по себе убеждения. В сочетании с физическими, математическими и космологическими теориями высшего порядка они образуют целые мировоззрения, относящиеся к природе, следовательно, верообусловленный реализм – это модельно-зависимый реализм высшего порядка. Вдобавок наш мозг наделяет убеждения ценностью. Существуют веские эволюционные причины, по которым мы формируем убеждения и расцениваем их как хорошие или плохие. Я рассмотрю эти вопросы в главе о политических убеждениях, а пока скажу только, что развившиеся у нас племенные склонности побуждают нас объединяться с единомышленниками, теми членами нашей группы, которые мыслят, как мы, и противостоять тем, кто придерживается иных убеждений. Таким образом, когда мы слышим о чьих-то убеждениях, отличающихся от наших, мы по своей природе склонны отмахиваться от них и отвергать, как абсурд, зло или и то, и другое. Это стремление осложняет попытки изменить взгляды, несмотря на новые доказательства.

В сущности, не только научные модели, но и все модели мира служат основанием нашим убеждениям, и верообусловленный реализм означает, что мы не в состоянии избежать этой эпистемологической ловушки. Однако мы можем воспользоваться инструментами науки, предназначенными для того, чтобы проверять, соответствуют ли конкретная модель или убеждение, касающиеся реальности, наблюдениям, сделанным не только нами, но и другими людьми. Несмотря на то, что архимедовой точки опоры за пределами нас самих, точки, с которой мы могли бы увидеть Истину, относящуюся к Реальности, не существует, наука – лучший из когда-либо изобретенных инструментов для приспосабливания приблизительных истин, касающихся условных реальностей. Таким образом, верообусловленный реализм – это не эпистемологический релятивизм, где все истины равноправны и реальность каждой заслуживает уважения. Вселенная действительно началась с Большого взрыва, возраст Земли на самом деле исчисляется миллиардами лет, эволюция действительно происходила, и всякий, кто верит в обратное, на самом деле заблуждается. Несмотря на то, что птолемеева геоцентрическая система соответствует наблюдениям так же, как гелиоцентрическая система Коперника (по крайней мере, во времена Коперника), сегодня никому не придет в голову считать эти модели равными, так как благодаря дополнительным цепочкам свидетельств нам известно, что гелиоцентризм точнее соответствует действительности, нежели геоцентризм, хотя мы и не можем провозгласить, что это Абсолютная Истина, касающаяся Реальности.

Читать еще:  Бородавка куриная жолка: как лечить

С учетом вышеизложенного представленные мною в этой книге свидетельства показывают, насколько зависимы наши убеждения от множества субъективных, личных, эмоциональных и психологических факторов, которые превращают наше представление о реальности в «колдовское зеркало», «полное суеверий и обмана», по язвительному выражению Фрэнсиса Бэкона. Мы начинаем рассказ случаями из жизни, свидетельствами из историй веры трех человек. Первый из них – рассказ человека, о котором вы никогда не слышали, но который много десятилетий назад однажды ранним утром пережил события настолько глубокие и судьбоносные, что занялся поисками высшего смысла в космосе. Вторая история – о человеке, о котором вы скорее всего слышали, поскольку это один из величайших ученых нашей эпохи, однако и он однажды рано утром пережил судьбоносное событие, благодаря чему утвердился в решении совершить религиозный «рывок веры». Третий рассказ о том, как я сам превратился из верующего в скептика, и о том, что я узнал и что в итоге привело к профессиональному научному изучению систем убеждений.

Научный метод – лучший из когда-либо изобретенных инструментов для установления связи наших убеждений с реальностью.

От повествовательных свидетельств мы перейдем к структуре систем убеждений, к тому, как они образуются, развиваются, укрепляются, меняются и исчезают. Сначала рассмотрим этот процесс в общих чертах с помощью двух теоретических конструктов, паттерничности и агентичности, а затем углубимся в вопрос развития этих когнитивных процессов, а также посмотрим, какой цели они служили в жизни наших предков и служат в нынешней жизни. Затем займемся мозгом – вплоть до нейрофизиологии структуры системы убеждений на уровне единственного нейрона, а потом по восходящей восстановим процесс формирования мозгом убеждений. После этого мы изучим действие системы убеждений по отношению к вере в религию, загробную жизнь, Бога, инопланетян, заговоры, политику, экономику, идеологию, а затем узнаем, как сонмы когнитивных процессов уверяют нас, что наши убеждения истинны. В заключительных главах мы поговорим о том, каким образом мы узнаем, что какие-то из наших убеждений правдоподобны, определяем, какие закономерности истинны, а какие ложны, какие факторы реальны, какие нет, как наука выступает в роли устройства для окончательного выявления закономерностей, обеспечивая нам некоторую степень свободы в рамках верообусловленного реализма и некоторый измеримый прогресс, несмотря на психологические ловушки.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Есть вопрос: почему люди вейпят

«Вейперы не курят, а парят», — готовы спорить, вы хотя бы раз слышали эту фразу если не от своих знакомых вейперов, то в качестве шутки о них. Действительно, сегодня популярность электронных сигарет, которые на волне ужесточения антитабачного закона в России пришли на смену сигаретам классическим, трудно отрицать.

Изобретением чудо-устройства вейперы (от англ. vaping — процесс курения электронной сигареты) обязаны китайцу Хоню Лику. В 2003 году он запатентовал, а в 2004 — выпустил на рынок электронное устройство для курения, которое, к слову, придумал под влиянием не самого приятного жизненного опыта. Дело в том, что незадолго до этого от рака легких скончался его отец, что, впрочем, не повлияло на количество сигарет, выкуриваемых будущим изобретателем (около двух пачек в день). Именно тогда Хонь Лик пообещал себе, что обязательно сделает прибор, который поможет курильщикам существенно снизить влияние сигарет на здоровье.

Впрочем, польза и вред вейпинга — повод для отдельного материала. Сегодня же мы хотим рассказать о причинах, которые заставляют людей выбирать вейпы все чаще. Так, новое исследование, опубликованное в журнале PLOS ONE, говорит о том, что сегодня все меньше людей используют их, чтобы бросить курить, и все больше людей вейпят с целью повышения социального статуса.

Исследователи считают, что выводы имеют большое значение для общественного здравоохранения, поскольку они могут помочь в руководстве инициативами, направленными на ограничение использования электронных сигарет. Хотя ученые и ранее исследовали этот вопрос, эксперты говорят о том, что в прошлых работах ответы участников, как правило, были строго ограничены списком вариантов.

«Что, если бы мы могли прислушаться к тому, что люди говорят об электронных сигаретах своим друзьям, а не специалисту?», — комментирует Джон Айерс (John Ayers), ведущий автор исследования и сотрудник Университета Сан-Диего (San Diego State University). Для того чтобы ответить на этот вопрос, его команда проанализировала более трех миллионов публичных твитов об электронных сигаретах, содержащих такие слова, как «электронная сигарета», «вейп», «вейпить», «вейпинг» и некоторые другие.

После того как из собранных твитов были исключены те, которые не относились непосредственно к курению электронных сигарет, исследователи классифицировали их по группам, связанным с той или иной причиной вейпинга. В их числе оказались: низкая стоимость, выбор вкусов, безопасность в использовании, возможность использования в помещении, приятный запах, отказ от обычных сигарет и социальный имидж.

Твиты 2012 года показали, что наиболее распространенная причина для вейпинга заключалась в том, что люди старались перестать курить обычные сигареты (43% твитов). Социальный статус оказался второй наиболее распространенной причиной (21% твитов), а использование в помещении расположилось на третьем месте рейтинга.

К 2015 году, впрочем, все изменилось. Менее 30% твитов объясняют вейпинг попыткой отказа от курения обычных сигарет, а социальный образ как причина имеет уже 37% твитов. Исследователи обнаружили, что объяснение вейпинга возможностью использования электронных сигарет в помещениях также уменьшилась — до 12%. В то же время маркетинг электронных сигарет все больше фокусируется на социальном имидже, пишут исследователи, и это лишь подтверждает полученные результаты.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector