0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть вопрос: почему люди верят в теории заговора

Почему люди верят в теории заговора?

Некоторые теории заговора откровенно безвредны. Другие — совсем наоборот. Почему люди склонны совершенно безапелляционно верить таким, казалось бы, очевидно спорным, противоречивым, порой откровенно лживым и даже аморальным фактам, которые встречаются в самых разных теориях? Кажется, ученые нащупали ответ.

Самый популярный символ теории заговора

В некоторых очагах в Америке корь распространялась беспрецедентными темпами. В 2017 году было зарегистрировано 58 случаев болезни в Миннесоте — самая большая вспышка за последние 30 лет. В 2008 году произошла аналогичная крупная вспышка, начало которой дал, как считают, семилетний мальчик, которого не вакцинировали. Менее чем за десять лет до этого корь в США была практически искоренена. Постепенно ее возвращение, по мнению ученых, может быть напрямую связано с людьми, которые избежали вакцинации.

До того, как вакцина от кори была впервые представлена миру в 1963 году, это заболевание могло приводить к смерти. В 1960-х корью болели миллионы, тысячи попадали в больницу и сотни умирали ежегодно. Между тем в Австралии в 2016 году вышел отчет, по которому 23 смерти по причине заболевания корью можно было предотвратить за счет вакцинации с 2005 по 2014 год. Более того, эта вакцина вполне доступна.

Почему люди не делают прививки

Некоторые люди не делают прививки принципиально. На западе им дали название «антиваксеры», и они в значительной степени полагают, что прививки вредны и что фармацевтические компании (и другие) скрывают разрушительные последствия вакцинации. И это лишь одна из множества теорий заговора, которые становятся бессильными и глупыми перед лицом научных доказательств — беглый поиск в Интернете найдет сотни подобных.

Отрицатели изменения климата, например, убеждены в том, что Земля не становится теплее, а ученые подтасовывают факты, чтобы оправдать собственные гранты и безнадежность. Что забавно, те, кто является приверженцем какой-нибудь из теорий заговора, с готовностью поверит и в другие.

Прививки делать нужно обязательно

Хотя некоторые теории заговора относительно безвредны — например, что NASA подделало высадку на Луну или что сэр Пол Маккартни из The Beatles умер давным-давно и вместо него на сцену выходил двойник. Другие же несут разрушительные последствия.

Ученые постепенно находят все больше факторов, которые в совокупности рождают такое явление, как доверчивость к теориям заговора. Исследуя эти факторы, ученые надеются смягчить действительно опасные последствия и разделения общества, к которым приводят сторонники таких теорий.

Как явление теории заговора вовсе не новы. Еще в третьем веке потерянное Евангелие от Филиппа сообщило людям, что Иисус и Мария Магдалена были супругами; этот миф, в частности, был воплощен в популярной литературе, такой как «Код да Винчи». Некоторые нашли следы тайного общества иллюминатов, промывающих людям мозги, уходящего корнями аж в 1776 год. Некоторые даже отрицали Холокост. Несмотря на очевидные свидетельства, некоторые твердо убеждены, что нацисты не убивали шесть миллионов евреев во время Второй мировой войны.

Откуда берутся теории заговора

Карен Дуглас, психолог из Кентского университета, задается вопросом: почему такие убеждения и верования так прочно оседают в умах людей?

Вопрос непростой. Учитывая огромное число существующих теорий заговора и тот факт, что каждый второй на планете верит хотя в одну из них, представить средневзвешенный образ человека, который глубоко заблуждается, очень непросто. Кто из нас не хотел бы верить, что жив его любимый художник или артист? Элвис Пресли и Тупак Шакур до сих пор «живы» в сердцах людей, ну или, конечно, похищены жителями Венеры и спокойно продолжают жить.

«На определенном уровне мы все подозрительны и не доверяем правительству», говорит Дуглас. Опасаться группы или людей, которых мы не понимаем, имеет смысл с эволюционной точки зрения. «В некотором смысле это адаптация — быть подозрительным к другим для вашей личной безопасности», говорит психолог.

Теории заговора прочно оседают в головах людей

Но когда Дуглас решила углубиться в этот вопрос, она нашла шведский стол объяснений, почему некоторые люди больше склонны верить заговорам, чем другие. Во-первых, у таковых есть неотъемлемая и граничащая с нарциссизмом потребность в уникальности, так показало исследование. Так, человеку кажется, будто у него есть доступ к потерянной информации или альтернативному «секретному» объяснению определенных мировых событий. Как сказал ученый Майкл Биллиг в 1984 году, «теория заговора предлагает шанс получить скрытое, важное и мгновенное знание, так что верующий может стать экспертом, обладающим знанием, недоступным даже признанным ученым».

Что такое теория заговора

Другие исследования показали, что теории заговора помогают людям наделять смыслом мир, когда он выходит из-под контроля, когда они беспокоятся или чувствуют бессилие или угрозу. Людям бывает трудно принять тот факт, что мы живем в мире, в котором может произойти случайный акт насилия, вроде массового убийства. Поэтому, как утверждает профессор психологии Бристольского университета Стефан Левандовски, им может быть психологически удобно верить в то, что за случайными событиями стоят некие «могущественные персоны». Люди просто «пристрастились к ответам», говорится в другом исследовании.

Читать еще:  Воскресная тревожность: все, что нужно знать о ней прямо сейчас

Когда в 2017 году в Лас-Вегасе была стрельба, самая кровавая перестрелка в истории США, в которой погибло 58 человек, обвиняли всех подряд. Исламистские группировки, жестокую группу антифашистов, кровавый ритуал жертвоприношения общества иллюминатов. «Нам не нравится идея того, что нечто ужасное может случиться просто так, поэтому психологически удобно верить в то, что любое страшное событие хорошо организовано могущественными людьми, которые должны нести ответственность», говорит Левандовски.

Воспитание также может играть роль в убеждениях о мире. Дети, которые выросли без привязанности к родителям — которые плохо общаются с одним или обоими родителями, — могут быть восприимчивее к теориям заговора. Так показало исследование, которое будет опубликовано в апреле 2018 года в журнале Personality and Individual Differences.

«Такие люди преувеличивают угрозы по сравнению с другими», объясняет Дуглас. «Они помогают людям объяснить или оправдать их беспокойство». Работает этот подход или нет — другой вопрос. Возможно, нет, и люди теряют контроль. Теории заговора могут вызывать в людях неуверенность, бессилие и разочарованность. Но оказавшись в таком состоянии, эти люди, скорее всего, будут продолжать верить в теории заговора.

Тот факт, что настолько много людей выбирают веру в теории заговора, рождает потенциально опасные последствия, невзирая на то что некоторые теории абсурдно глупые или даже смешные.

Скептики климата

Например, скептики изменений климата не собираются уменьшать объем выбросов углерода в атмосферу и поддерживать политиков и предпринимателей, которые выступают за сокращение выбросов. Антиваксеры распространяют болезнь, создавая опасность для детей. Особенно это опасно в эпоху, когда происходит тотальная дезинформация силами СМИ и Интернета. Подрывается сама основа веры в собственные убеждения.

Кажется, у истины нет простого способа пробить себе дорогу наверх. Ученых расстраивает, что представление точных фактов, «опровергающих» теорию заговора, обычно не помогает и даже больше — может сделать ложную веру сильнее. Потому что чем сильнее человек верит в заговор, тем меньше он склонен доверять научным фактам. Любые аргументы против теории заговора будут интерпретироваться как аргументы в ее пользу. Теоретики заговора отрицают науку и поощряют других делать то же самое.

Это подчеркивает, в каком поляризованном мире мы живем. Мы все живем в одном мире, и последствия наших решений затрагивают нас всех. Если мы не можем договориться даже о базовых научных вещах, которые по определению не должны быть противоречивыми, у нас однозначно будут проблемы и с принятием решений.

Хотя одного-единственного решения может и не быть, исследования, рассматривающие психологию людей-сторонников теории заговора, могут быть началом. Мы теперь знаем, что идеология человека часто связана с его убеждениями. Самый убежденный отрицатель изменения климата, например, будет представлять идеологию свободного рынка, как выяснил Левандовски. Благодаря работе Дуглас и других, мы знаем многие черты, которые делают людей склонными верить во что-то без доказательств. Нам нужно понять, что мы любим видеть узоры там, где их нет. Реальность такова, что мы живем в стохастической Вселенной. Очень хочется видеть нарратив, но его нет, как нет волн, мы лишь соединяем точки на песке.

Еще одна стратегия, которая может помочь, — научить людей лучше понимать достоверные источники, а также заставить общественных деятелей прекратить распространять дезинформацию. Люди, которые укрепились в своих убеждениях, вряд ли изменят свое мнение, но те, кто еще не нырнул в омут дезинформации с головой, могут одуматься перед фактом доказательств.

Почему так много людей верит в теории заговора

Организовала ли Хилари Клинтон всемирный преступный картель занимающийся детской работорговлей сидя в пиццерии в Вашингтоне?

Устроил ли Джордж Буш Младший заговор с целью взрыва башен–близнецов, в котором погибли тысячи людей?

Но почему же некоторые люди уверены, что это действительно так? И что существование теорий заговора может сказать нам о том, как мы воспринимаем мир вокруг нас?

Теории заговора — явление не новое. «Белым шумом» они присутствуют на протяжении последних как минимум 100 лет, утверждает профессор Джо Ушински, автор книги «Американские теории заговора».

Теории заговора также гораздо более распространены, чем вы думали. По словам Ушински каждый человек верит как минимум в одну, а скорее всего в несколько теорий заговора, по одной простой причине — существует такое множество теорий заговора, так что если провести опрос кто во что верит, то любой человек нет–нет, да и отметит парочку как верные.

В 2015 году исследование университета Кэмбриджа выявило, что большинство британцев верят как минимум в одну из списка всего в 5 теорий заговора ранжировавшихся от существования секретного мирового правительства, до контакта с пришельцами.

Это значит что вопреки популярному мнению, типичный приверженец теорий заговора — это вовсе не странный мужчина неопределённого возраста, живущий в подвале у своей мамы, не снимая шапочку из фольги.

«Если посмотреть на реальные демографические данные», — говорит профессор Крис Френч, психолог из университета Голдсмит, Лондон — «вера в теории заговора охватывает и мужчин и женщин всех социальных слоёв и возрастов».

Независимо от того за «либералов» или за «консерваторов» человек, меняется только направление теорий в которые человек верит — люди всегда верят в заговоры против себя.

«Люди, верящие в то, что Джордж Буш был замешан во взрыве башен–близнецов в основном были демократами, а люди, которые верят в то, что Обама подделал своё свидетельство о рождении в основном были республиканцами, но в целом число людей верящих в эти теории заговора было одинаково в обеих партиях», — утверждает профессор в своём исследовании.

Читать еще:  Скандал в благородном семействе: из-за чего спорят счастливые пары

Чтобы понять почему представление о тайных силах контролирующих нашу жизнь так притягательно для людей, нам нужно поглубже заглянуть в психологию теорий заговора.

«У людей отлично развит навык распознавания паттернов и последовательностей. Но иногда мы заходим слишком далеко — нам кажется, что мы видим скрытый смысл там, где его на самом деле нет», — говорит профессор Френч.

«Также мы постоянно предполагаем, что если что–то случается, то оно случается не само по себе, а потому что кто–то или что–то заставило его случиться».

В итоге когда мы замечаем совпадения касающиеся громких событий, то сразу придумываем себе историю на их основе.

Со временем эта история превращается в теорию заговора, потому что начинает содержать «хороших» и «плохих». И «плохиши» в этой истории виноваты во всём том, что нам в ней не нравится.

В многом это напоминает обычные разговоры о политике.

«Мы часто обвиняем политиков за негативные события, даже если эти события вне зоны их контроля», — говорит профессор Ларри Бартелс, политолог из университета Вандербильдта — «Люди слепо хвалят или ругают правительство за всё хорошее или за всё плохое что с ними происходит, совершенно не задумываясь над тем какие действия правительства повлияли на это и повлияли ли вообще».

Это касается даже вещей совершенно не связанных с действиями правительства.

Одним из ярких примеров такого поведения людей является серия нападений акул на людей, случившаяся у побережья Нью–Джерси в 1916 году (именно она позже послужила базисом для фильма «Челюсти»). По словам профессора Бартелса уровень поддержки президента Вудро Вилсона резко упал в районах нападения акул!

И это разделение на «они» и «мы», присутствующее во всех теориях заговора, есть также у некоторых реальных политических групп.

Референдум о «Брекзите» породил группу «Остающихся» и примерно равную по размеру группу «Уходящих».

«Люди не только чувствуют, что принадлежат к своей группе, но они также одновременно чувствуют некий уровень антагонизма к противоположной группе», — говорит профессор Сара Хоболт из университета Лондона

«Остающиеся» и «Уходящие» даже иногда по разному интерпретируют факты. Например, когда им показывали идентичные экономические факты, то «Остающиеся» чаще говорили, что экономика в беде, в то время как «Уходящие» считали что экономика чувствует себя отлично.

Теории заговора — просто обратная сторона этой медали.

«Уходящие в преддверии референдума считали, что скорее всего проиграют, и чаще чем Остающиеся считали, что результаты референдума могут подделать», — говорит профессор Хоболт, — «А потом, когда результаты референдума стали известны и оказалось что всё наоборот, то теперь уже Остающиеся чаще считали, что результаты референдума подделаны, потому что теперь уже они стали проигравшей стороной.»

Простого решения нет

Узнать что теории заговора так вплетены в политические решения людей не особо приятно, но это не должно сильно удивлять.

«Часто мы выстраиваем свои верования так, чтобы они поддерживали то, во что мы уже верим», — говорит профессор Бартелс.

И больше информации далеко не всегда помогает избежать этого. Люди, наиболее подверженные теориям заговора — нередко это те люди, которые следят за новостями тщательнее других.

Для большинства нет никаких причин смотреть на факты непредвзято, поскольку один голос не имеет решающего влияния на государственную политику. Даже если кто–то ужасающе неправ, то это ничего не стоит таким людям.

В итоге людям гораздо просто проще и приятнее считать, что Вудро Вилсон должен был каким–то образом предотвратить нападения акул.

Психологическая лёгкость которую дает такая убеждённость приятна. А даже если ты и не прав — за это нет никакого наказания.

Люди хотят чувствовать себя легко и приятно в гораздо большей мере, чем люди хотят быть фактически правыми.

Есть вопрос: почему люди верят в теории заговора

Идет речь о том, что великой княжне Анастасии Романовой удалось спастись, о том, что Гитлер не застрелился, но вместе с Евой Браун доживал свои дни где-то в Аргентине, или о том, что современным миром правит масонская ложа — не так уж важно. Теории заговора повсюду, а если вам кажется, что вы никогда не слышали ничего подобного, то, наверное, вы просто привыкли игнорировать такого рода информацию.

В то время как одни люди относятся к ним иронично, прекрасно осознавая, что многое в этих теориях нелогично или невозможно, то другие верят им, полагая, что именно так все и было. Почему? Нет, дело не в IQ, эрудированности или уровне образования, как можно было бы предположить. Ученые выяснили, что роль здесь играет кое-что другое.

Новое исследование, проведенное в Zurich Institute of Public Affairs Research, предполагает, что наша вера в конспирологические теории или, напротив, недоверие к ним зависит от того, насколько серьезно мы относимся к вероятностям и неопределенности в своей жизни и насколько сильно обычно стремимся найти объяснение даже маловероятным событиям.

В пяти экспериментах, результаты которых были опубликованы в Applied Cognitive Psychology, приняли участие в общей сложности 2 254 человека. В каждом из них добровольцам было предложено прочитать вымышленные новостные материалы о безымянном журналисте, у которого якобы случился сердечный приступ.

В разных версиях им сказали, что лечащий врач главного героя предупреждал, что у пациента был шанс на сердечный приступ 1%, 25%, 50%, 75% или 95%, сообщает PsyPost. Затем участников попросили оценить, насколько вероятно, что у журналиста все-таки случился сердечный приступ или ему, скажем так, помогли умереть. Когда в вымышленном новостном сообщении говорилось, что инфаркт маловероятен, участники с большей вероятностью предполагали, что журналист стал жертвой запланированного убийства.

Читать еще:  Возраст, пол ребенка и доход: 5 вещей, которые увеличивают риск послеродовой депрессии

Интересно, что когда во втором эксперименте добровольцам сообщили, что журналист недавно написал о коррупции в правительстве, то еще больше участников посчитали, что он был убит «сильными мира сего».

«Чем меньше была вероятность события, тем чаще участники придумывали ему конспирологическое объяснение, — приводит слова авторов исследования IFL Science. — Это позволило нам предположить, что теории заговора для людей, которые в них верят, становятся своего рода механизмом преодоления неопределенности». И это особенно логично, когда речь идет о таких масштабных событиях, как убийство Джона Кеннеди. Как постоянно находящегося под охраной президента с огромного расстояния мог убить одиночка Ли Харви Освальд? Все правильно, никак. А вот если он был в сговоре с ЦРУ…

«Результаты показывают, что сценарии с высоким уровнем воздействия, а также сценарии с ясными скрытыми мотивами вызывают более сильную веру в заговорщические объяснения», — добавляют исследователи. И подчеркивают, что эту связь необходимо исследовать дальше и глубже, чтобы успешно развенчивать теории заговора в будущем.

Почему люди верят в теории заговоров

Дело в том, что мы хотим видеть мир понятным и упорядоченным — и из-за этого мы подвержены ошибкам мышления.

По данным недавних исследований, потребность человека в структурированности напрямую связана с верой в теории заговоров Connecting the dots: how personal need for structure produces false consumer pattern perceptions. . Эта наша потребность приводит к тому, что мы замечаем связи — созвездия, облака в форме животных, «прививки вызывают аутизм» — там, где их вовсе нет.

Такая способность была необходима нашим предкам для выживания: лучше ведь ошибочно принять куст в темноте за хищника, чем не заметить настоящую опасность. Но сейчас из-за этой привычки мы нередко находим несуществующие причинно-следственные связи. Влияют на нас и другие факторы.

Социальное давление

Статус в группе зачастую оказывается для нас гораздо важнее, чем правота. Поэтому мы постоянно сравниваем свои действия и убеждения с чужими и меняем их, чтобы не выделяться.

Наверняка вы замечали, что стоит только нескольким людям остановиться около одного продавца на рынке, как тут же рядом с ними образуется толпа. Этот же принцип действует и с идеями A Theory of Social Comparison Process. .

Если много людей верят в какую-то информацию, мы посчитаем её достоверной.

И социальное доказательство — только одна из логических ошибок, из-за которых мы игнорируем доказательства. С ним также связана склонность к подтверждению собственного мнения. Мы всегда стремимся найти данные, которые поддерживают наши взгляды, и отмахиваемся от информации, которая их опровергает. Вспомните, например, когда вы последний раз смотрели какое-нибудь ток-шоу. Какие аргументы казались вам убедительнее: противоречащие вашему мнению или поддерживающие его?

Эта ошибка мышления выражается также в склонности выбирать информацию из источников, которые согласуются с нашими убеждениями. Поэтому, например, наши политические взгляды определяют, какие газеты и новостные сайты мы читаем.

Конечно, есть система взглядов, которая распознаёт логические ошибки и пытается их устранить, — наука. С помощью экспериментов и наблюдений учёные из единичных странных случаев получают факты, избавляются от склонности к подтверждению своей точки зрения и признают, что теории могут быть откорректированы с появлением новых доказательств.

Обратный эффект

Не пытайтесь разоблачить теории заговоров и прочие мифы, противопоставляя их действительности. Это приводит к обратному эффекту The Backfire Effect in the Context of Journalistic Coverage and Immediate Judgments as Prevention Strategy. : миф запоминается лучше, чем опровергающий его факт.

Более того, сообщая новую информацию людям с твёрдо устоявшимся мнением, мы только укрепляем их взгляды When Corrections Fail: The Persistence of Political Misperceptions. . Новые доказательства вызывают несостыковки в мировоззрении и эмоциональный дискомфорт. Вместо того чтобы изменить свою точку зрения, люди обычно прибегают к самооправданиям и начинают испытывать к противоположному мнению ещё большую неприязнь. Это явление, названное «эффектом бумеранга», значительно усложняет попытки разубедить кого-то в заблуждениях.

Как же убедить кого-то в несостоятельности его теории

Конечно, факты очень важны. Но апеллируя только к ним, переубедить кого-то не всегда возможно. А вот зная типичные ошибки мышления, вы сможете повлиять на собеседника.

  • Не забывайте, что мы чаще прислушиваемся к тем, кого считаем частью своей группы. Поэтому перед тем, как переубеждать оппонента, постарайтесь найти с ним что-то общее.
  • В своей речи не упоминайте мифы и заблуждения. Сразу переходите к основному, например: «Прививки от гриппа безопасны и снижают Vaccine Effectiveness — How Well Does the Flu Vaccine Work? шанс заболеть на 50–60%». Всё, больше ничего не добавляйте.
  • Не оспаривайте точку зрения оппонента, так он сразу же разозлится. Вместо этого, предложите объяснение, которое перекликается с уже существующими у него взглядами. Например, консерваторы, отрицающие изменение климата, с большей вероятностью изменят своё мнение System Justification, the Denial of Global Warming, and the Possibility of “System-Sanctioned Change”. , если упомянуть в разговоре возможности для бизнеса, связанные с охраной окружающей среды.
  • Людей больше убеждают истории Using narratives and storytelling to communicate science with nonexpert audiences. , чем споры или описания. Истории объединяют причину и следствие, помогают убедительно показать выводы, которые вы хотите донести до собеседника.

Кроме того, очень важно повышать научную грамотность. Это не знание научных фактов и формул, а способность ориентироваться в научных методах, аналитическое мышление. Большинство из нас никогда не станет учёными, но мы ежедневно сталкиваемся с наукой, и умение критически оценивать научные утверждения необходимо нам всем Critical Science Literacy. .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector