0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ученые предложили лечить тревожность «сигналами безопасности»

Ученые предложили лечить тревожность «сигналами безопасности»

Фиг.16.5. Методы поведенческой терапии тревоги разлуки: возможные трудности и способы их устранения

В Европе разрешено использование селеги-лина для лечения поведенческих расстройств у собак. Селегилин применяется при лечении мотивированных страхом поведенческих проблем разлуки с хозяином, возникших у собак, которые пережили сильный испуг в отсутствие хозяина и после этого стали бояться одиночества. Обычная дозировка — 0,5 мг/кг один раз в сутки. В некоторых случаях терапевтический эффект селегилина проявляется лишь спустя 6 недель после начала приема.

Кломипрамин и селегилин не являются препаратами быстрого действия, а хозяину может потребоваться немедленная помощь в устранении признаков тревоги разлуки. В этих случаях можно назначить низкие дозы бензодиа-зепинов, чтобы успокоить собаку, пока не проявится эффект поведенческой терапии.

Успокаивающий собаку феромон (DAP) производится в настоящее время во Франции и применяется в различных странах Европы для устранения многих проявлений тревоги разлуки. Согласно результатам проведенных исследований, по эффективности он сопоставим с кло-мипрамином.

Прогноз_

Изучая результаты лечения 52 собак, страдающих тревогой разлуки, исследователи (Takeuchi etal., 2000) анкетировали владельцев в течение 6-24 месяцев после консультации. Вопросы касались результатов лечения, точности выполнения предписаний врача и мнения владельцев об эффективности этих предписаний. У 32 собак (62%) наблюдалось улучшение, а у 20 состояние не изменилось, ухудшилось или они покинули дом. Улучшение состояния собаки чаще отмечалось в тех случаях, когда хозяин получал не более пяти инструкций. Из 27 собак, которых лечили лекарственными препаратами, у 15 отмечали улучшение. Кроме того, исследование показало, что точнее всего владельцы выполняли предписания, не требующие затрат времени (например, избегать наказания, при уходе из дома давать игрушки, которые можно грызть) либо касавшиеся увеличения физической нагрузки питомца. Лишь немногие владельцы выразили готовность работать над разобщением сигналов, предвещающих уход, и самого акта ухода хозяина.

Как бы то ни было, по данным этого исследования, степень согласия владельцев с предписаниями врача не являлась фактором, определяющим результат лечения. Возможно, владельцы, получившие более пяти инструкций, терялись и неохотно им следовали, или же у их собак были наиболее серьезные проявления тревоги разлуки. Эти результаты указывают на то, что после консультации требуется какой-то период наблюдения, позволяющий своевременно помочь владельцу в выполнении рекомендаций врача, особенно при наличии тяжелых симптомов. Естественно, способность и готовность хозяина следовать предписаниям врача оказывают огромное влияние на прогноз и возможность решения проблемы.

Поведенческая терапия дает хорошие результаты при лечении тревоги разлуки (Borchelt, Voith, 1982; Podberscek et al., 1999). Как и при любом другом поведенческом расстройстве, чем дольше существует проблема, тем сложнее ее решить. Иногда возникающие трудности объясняются следующими причинами:

• при большинстве поведенческих расстройств применение медикаментозной терапии без модификации поведения редко бывает эффективно;

• медикаментозная терапия снижает тревогу, связанную с уходом хозяина. Она оказывает определенное влияние на поведение животного в присутствии хозяина и снижает уровень поведения привлечения внимания. Однако терапия только лекарственными средствами не изменит поведения животного;

• если питомец не приучен оставаться дома в одиночестве или не выработано привыкание к сигналам, предвещающим уход хозяина, лекарственное лечение вряд ли принесет значительное улучшение; более того — у некоторых собак состояние может ухудшиться;

• действие лекарственных средств проявляется не сразу, и их необходимо давать ежедневно, курсом, а не от случая к случаю. Владельцы привыкли к тому, что назначаемые ветеринарным врачом фармакологические средства обеспечивают сравнительно быстрый результат. Например, при антибиотико-терапии отитов, циститов и других заболеваний улучшение наступает в считанные дни или недели. Этого не происходит при применении лекарственных средств, показанных при поведенческих расстройствах;

• не поддающиеся коррекции деструктивное поведение, голосовая активность и нечистоплотность продолжают отрицательно сказываться на взаимоотношениях между хозяином и питомцем.

Для того чтобы избежать указанных проблем, очень важно подчеркивать значимость привыкания, изменения взаимоотношений между хозяином и питомцем, а также обычных действий, сопровождающих уход хозяина из дома и его возвращение. Эти простые изменения — начальные, основополагающие этапы лечения. Их осуществление само по себе часто улучшает поведение собаки.

Читать еще:  продолжительность жизни
Контроль_

Владельцы должны понять, что цель лечения

— десенситизация собаки. Однако между де-сенситизацией и возможностью сенситиза-ции проходит очень тонкая грань. Именно поэтому крайне важно выделить время для регулярных контрольных консультаций владельцев, проводящих лечение собак с тревогой разлуки. Предоставление информации» врачу и обратная связь — необходимые уело-вия, способствующие правильному выполнению владельцем плана лечения.

Естественно, хозяин собаки хочет полного устранения поведенческих проблем. Его надо предупредить, что, скорее всего, вначале будет наблюдаться только снижение частоты или выраженности проявлений нежелательного поведения.

На первом этапе требуется еженедельный контроль. Необходимо отслеживать изменения, происходящие в поведении собаки в ответ на действия хозяина перед уходом, и рост ее независимости. Если лечение методами модификации поведения видимых результатов не дает, следует обсудить с владельцем возможность применения лекарственной терапии. По мере того, как животное привыкает к новым сигналам и становится более самостоятельным, можно использовать программу дозированного одиночества. После первых одного -двух тренировочных уходов хозяина с ним следует поговорить и выяснить: правильно ли выполнены уходы, каково состояние собаки, не усилилась ли тревога.

Хеллэм Р. Консультирование по проблемам тревожности — файл n1.doc

n1.doc

Вмешательство: когнитивное реструктурирование

Данная техника должна помочь клиенту научиться более рациональному отношению к тем ситуациям, в которых он склонен видеть нечто угрожающее; например, заново оценить, насколько вероятно возникновение определенных угрожающих событий, а также имеющиеся в распоряжении ресурсы для совладания с ними. Некоторые нереалистичные представления об угрозе довольно специфичны и определяются контекстом. Другие порождаются общими дисфункциональными установками, которые играют роль своеобразных жизненных правил, действующих во многих ситуациях. В данном разделе я рассматриваю только более специфические и доступные внешние мысли, связанные с беспокойством (см. в Главе 8 описание методов работы с дисфункциональными установками). Однако, когда консультант начинает анализ значений внешних мыслей, становится очевидно, что их можно соотнести с дисфункциональными установками. Критическое обсуждение таких установок, скорее всего, окажется длительным процессом, к которому клиент должен специально готовиться, и поэтому консультанту нужно заранее принять решение, будет ли данная форма консультирования полезна для клиента и стоит ли её предлагать.
Подготовка к когнитивному реструктурированию

Необходимо объяснить роль мысли в формировании эмоции, используя иллюстративные примеры и примеры, извлеченные из рассказов самого клиента о своей проблеме. Кроме того, можно предложить клиенту материалы для чтения по данной теме (см. Приложение А). Некоторые клиенты утверждают, что у них нет никаких мыслей, когда они чувствуют себя тревожно или когда переживают свои «симптомы». Но в большинстве случаев осторожное и настойчивое исследование связанных с проблемой обстоятельств, дает доказательства наличия иррационального мышления.

Клиент может отчётливо осознавать, что волнение не связано с реальностью. При бесстрастном рассмотрении становится очевидным отсутствие реального содержания у забот о том, чту может случиться, и клиент это знает; однако, в состоянии сильного беспокойства ожидание чего-то ужасного кажется оправданным, достойным внимания и несомненным. Клиенты должны знать, что развитие способности думать более реалистично в состоянии беспокойства требует времени и практики, но это задача разрешима.

Встреча от начала до конца не может быть посвящена только когнитивному реструктурированию. Поводом для его применения может быть какой-то момент в обсуждении домашних заданий или нечаянная реплика клиента. Тем не менее, консультант всегда должен предупреждать о переходе к реструктурированию, иначе клиент будет считать, что любая его мысль является предметом критического анализа. Консультант, например, может сказать:

«Давайте разберемся, что вы сейчас сказали»

«Давайте проведём эксперимент, чтобы посмотреть, насколько разумна эта идея»

«Я хотел бы знать, какие у вас есть причины так думать»
Техники реструктурирования

Существует четыре основные методики:

  • поведенческие пробы для проверки представлений;
  • установление значения симптомов или пугающих последствий отнесение их к действию безопасных (или менее угрожающих) причин;
  • критика иррациональных представлений посредством анализа неявных допущений и обоснований, служащих для их поддержания;
  • обучение способам действия, применение которых в ситуациях угрозы может приводить к ее переоценке.

Поведенческие пробы. Клиент может считать, что совершение определенного действия влечет за собой некую катастрофу. Клиенту предлагают проверить данное представление, и следуя инструкциям консультанта, обнаруживает, что страх не обоснован. Примеры:

Читать еще:  Таблетка от беременности для приема раз в месяц уже готова

Женщина, которая из-за последствий перенесенного в детстве полиомиелитом пользовалась протезом, боялась, что если она упадет, то закричит и будет выглядеть нелепо. Она могла свободно передвигаться на своей машине и отходить от неё метров на сто. Вместе с консультантом она вышла в парк, и они прошли расстояние, соответствующее ее «границам». Здесь консультант попросил ее упасть и закричать, что она и сделала (консультант мог показать ей пример, если бы проявила нежелание выполнять данную инструкцию). Затем ее попросили посмотреть на прохожих и определить их реакцию. Полное отсутствие интереса к её действиям дало сильный эффект. Она сразу же почувствовала, что может отойти от своей машины еще на 50 метров.

Мужчина не мог сидеть напротив другого человека в поезде или автобусе из-за страха, что на него будут пристально смотреть. Он боялся, что окружающие увидят его волнение или покрасневшее лицо. Ему дали задание специально сесть напротив другого человека и время от времени посматривать в его направлении. Предположение мужчины о том, что его будут разглядывать, не подтвердилось, кроме того, он обнаружил, что если на людей смотреть, они будут отводить глаза.

Одна женщина боялась, что обмочится, если доступ к выходу и/или к туалету будет закрыт. В таких ситуациях ей казалось, что её мочевой пузырь готов лопнуть, даже если она недавно его опорожнила. Она согласилась на протяжении 40 минут находиться в закрытом помещении (при необходимости она могла позвонить консультанту). Когда закончилось время и оказалось, что она не обмочилась, это вызвало удивление и желание потрогать сиденье стула, чтобы убедиться в реальности ощущений. Проба повторилась после того, как она выпила некоторое количество жидкости.

Для усиления эффекта поведенческой пробы клиента просят оценить до и после нее: вероятность (в процентах) пугающих последствий; степень (по соответствующей шкале) ожидаемой в данной ситуации тревожности. Дополнительные вопросы направлены на выявление деталей того, как клиент объясняет результат пробы. Неудавшиеся пробы также полезны, так как позволяют обнаружить ранее неизвестные аспекты проблемы. Стиль опроса не должен напоминать о «проверке на глупость». Клиент делает выводы, отвечая на такие вопросы, как:

  • Как соотносится полученный вами опыт с тем, чего вы ожидали?
  • Что вы думали, когда … ?
  • Почему вы считаете, что не произошло событие Х, или люди не вели себя способом Х?
  • Что изменилось бы, если бы (рядом не было консультанта, встреча длилась дольше, произошло Х и т.д.)?
  • Почему вы считаете, что этот случай вас не так уж напугал?
  • Как это изменит ваши мысли по поводу паники/тревоги, возникающих в ситуации Х?

Консультант обобщает опыт, полученный в ходе выполнения упражнения, и заручается подтверждением того, что клиент согласен с предлагаемой формулировкой.

Установление значения и поиск других причин. Чем больше клиент знает о причинах чувства тревоги и способен объяснить его действием либо реальных жизненных проблем, либо безвредных естественных явлений, тем более выражено ощущение контроля. Консультант использует недавние эпизоды тревожности или наблюдаемые во время встречи спонтанные проявления эмоций для переучивания клиента. Дневниковые записи позволяют проследить влияние таких признаков, как утрата свободы передвижения, отсутствие сигналов безопасности, эмоциональное или физическое возбуждение, естественные стрессоры, кофеина, непроработанных психологических травм и т.д.

Иногда необычным ощущениям полезно дать внушающие уверенность объяснения. Если клиент считает, что консультант хорошо разбирается в вопросах тревожности, то последний приобретает авторитет человека, которому можно доверять. Консультант может усиливать свою позицию, предсказывая «симптом», который, по его мнению, может быть у клиента, например: «Некоторые люди с проблемами тревожности имеют странные навязчивые мысли, которые они не могут выбросить из головы, например, о том, чтобы сделать что-то неприличное – а у вас такого никогда не было?»

Клиенты часто спрашивают с дрожью в голосе, «нормально» ли такое-то ощущение. Им бывает важно узнать, что нечто подобное консультант слышал и от других клиентов с проблемами тревожности. Там, где это возможно, ощущение относится к проявлениям не тревожности, а естественных процессов. Вообще-то нужно стремиться к точности, но иногда полезно прибегнуть к гипотетическим рассуждениям и даже вымышленным объяснениям. Важно, чтобы объяснение было доступно для клиента с определенным уровнем владения языком знания психологии. Например, Клэр Уикс говорит с клиентами о панике, вызываемой «взвинченными нервами» и об «упадке сил», происходящем из-за «мышечной слабости». Такой стиль объяснения может подходить некоторым клиентам.

Читать еще:  Найден биомаркер смертельного заболевания новорожденных

Клиенту, который волнуется, когда не слышит, как бьется сердце, можно объяснить, что нерегулярный ритм — явление естественное (и чем медленнее бьется сердце, тем более он нерегулярен), и если сердцебиение под влиянием физических или эмоциональных нагрузок учащается, то позже для восстановления нормального ритма требуется пауза. (Естественное объяснение ощущений, связанных с дыханием, было дано ранее в этой главе.) Как правило, полезно подчеркнуть, что то же самое ощущение, если оно возникает в других условиях, чаще всего воспринимается как «обычное». Никого не настораживает, если сердце колотится после энергичного бега, или если человек, который только что узнал, что получил в наследство состояние, также чувствует слабость и дрожь, и т.п.

Когда клиента волнует наличие какого-либо ощущения, прежде, чем предлагать альтернативное объяснение, нужно понять причины такого отношения. Простое сообщение о том, что, как показали результаты медицинского обследования, у клиента все нормально, необходимо, но редко бывает достаточно, так как клиент строит свое понимание не на тех данных, которые могут быть опровергнуты результатами клинического исследования. Одна клиентка боялась, что её голова распухнет и взорвется, и объясняла это тем, что кровь может прорвать стенки сосудов мозга. Она указывала три источника, из которых черпала доказательства. Во-первых, она слышала шум в ушах, интенсивность которого изменялась в зависимости от пульса. С увеличением пульса шум становился невыносимо громким. Она отождествляла громкость шума и давление в голове. Вторым источником был не совсем хороший результат медицинского обследования, проведенного с целью успокоить ее страхи, связанные с соматическим состоянием. Сканирование головы выявило признаки небольшого неоперабельного аневризма, по поводу которого ей было сказано «ничего страшного». Наконец, она лечилась от повышенного кровяного давления.

Ниже приведен составленный клиенткой список пугающих мыслей, после чего ее попросили предложить альтернативные объяснения ощущений (поиск других причин) и найти основания для критики своих представлений.

Пугающие мысли:

  • Я чувствую, что моя голова пухнет и может взорваться.
  • Кровь в моей голове под давлением проходит через узкие сосуды.
  • Кровь прорвёт стенки сосудов.
  • Громкий шум означает, что давление увеличивается.
  • У меня аневризм, а это дефект.

Рядом располагалась колонка, в которой клиентка перечислила противоречащие своим представлениям мысли.

Альтернативные объяснения и доказательства обратного:

  • То, что я чувствую, что моя голова стала больше, не значит, что она стала больше.
  • Не существует свидетельств того, что когда-либо чья-либо голова взрывалась таким образом.
  • Хотя у меня небольшое повышение кровяного давления, до сих пор эта проблема решалась с помощью лекарств.
  • Когда мозговое кровообращение нарушено, этого нельзя не заметить, мои же мыслительные способности в норме;
  • Нет доказательств того, что мои сосуды сужены. Аневризм – это расширение, а не сужение кровяного сосуда.
  • Аневризм мог бы уже разорваться бы из-за высокого кровяного давления; поэтому маловероятно, что это произойдет именно сейчас.
  • Увеличение аневризма проявлялось бы в болях или случаях потери сознания.
  • Я ошибалась, полагая, что, когда шум в ушах громче, выше моё кровяное давление.

Клиентке должна была перечитывать оба списка раз в день обязательно, и дополнительно, когда ее тревожило ощущение опухающей и взрывающейся головы. Также ей дали инструкцию сократить число проверок, предпринимаемых ею для определения размеров головы. Не только потому, что такие проверки не дают достоверной информации, но они также подразумевают, что голова всё-таки может распухнуть из-за действия названных иррациональных причин. В терминах теории научения, измерение головы негативно подкрепляется сигналами безопасности («моя голова прежнего размера»). Устранение этих сигналов безопасности ведет к восприятию сигналов опасности («моя голова пухнет») и возможности реагировать по-другому (например, игнорировать ощущение и противопоставлять свои мыслям рациональное объяснение).
Критика иррациональных представлений. Последний пример демонстрирует техники критики иррациональных представлений. Когнитивные терапевты выделяют несколько типов иррационального мышления, характерного для эмоциональных проблем (см. Таблицу 7.7), порождающего специфические иррациональные представления.
Таблица 7.7. Типы иррационального мышления, характерного для проблем тревожности

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector