1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шелковый путь: новейшие технологии восстановления сердца

Бизнес

Экономполитика

Новый Шелковый путь: почему Россия остается на обочине

Почему Россия не вкладывается в Новый шелковый путь

За шесть лет, прошедших со старта нового Шелкового пути, Россия так и не смогла вписаться в этот китайский мега-проект. Заключенных меморандумов о намерениях много, а дело едва движется. Мешают санкции Запада и активность партнеров, уже преуспевших в совместных проектах с Китаем.

В сентябре 2013 года председатель Си Цзиньпином официально объявил о масштабном мегапроекте — строительстве транспортно-логистической системы «Один пояс — один путь». В упрощенном виде проект был назван новый Шелковый путь, он призван расширить нескончаемый поток китайских товаров в Азию и Африку, но, в первую очередь, в ЕС.

Инициатива была поддержана 40 странами и с восторгом была встречена в России. Нам отводилась завидная роль страны-транзитера, которая может неплохо заработать на доставке китайских товаров и заодно вдохнуть жизнь в восточные регионы.

На начальной стадии проект возрождения Шелкового пути выглядел в самом деле абсолютно вдохновляющим. Но спустя шесть лет Россия и Китай все еще пытаются найти общий язык для реализации этого проекта.

Ворох меморандумов, куча презентаций

В августе делегация Внешэкономбанка (ВЭБ в России главный институт развития, в том числе по совместным инфраструктурным проектам с КНР) обсудила в Пекине «реализацию совместных проектов с Государственным банком развития Китая (ГБРК) и представителями китайского бизнеса». Представители ВЭБ встречались и c представителями Фонда Шелкового пути и Экспортно-импортным банком Китая. С китайской стороны был высказан интерес «к российским проектам в сфере лесохимии и магистральной инфраструктуры».

Это образец той риторики, которая обычно сопровождает попытки Москвы и Пекина нащупать почву. Прошедшие шесть лет ушли на подписание целого вороха меморандумов о намерениях, на проведение презентаций, роуд-шоу, на обмен бизнес-делегациями, на участие правительственных чиновников в форумах и конференциях, посвященных новому Шелковому пути…

В конце концов была создана банковская инфраструктура для финансирования проектов. И названы сами проекты. Они однозначно подаются, как совместные, как согласованные с китайскими партнерами в рамках Нового шелкового пути. Но только

самого Шелкового пути, который планировалось проложить от границ Китая через территорию России, как не было, так и нет.

Между Россией и Китаем реализуется немало двусторонних проектов, это правда. К 2024 году Россия планирует удвоить товарооборот с Китаем — до $200 млрд. Задача вполне реальная. Добиться ее выполнения можно хотя бы за счет наращивания поставок нефти, газа, леса.

Более того, некоторая часть двусторонних проектов с Китаем может стать частью нового Шелкового пути. Например, в его морском варианте. Россия совместно с партнерами из Китая готовится профинансировать строительство судов ледового класса для развития проекта «Ледового Шелкового пути», сообщало 17 сентября агентство Синьхуа.

На финансирование проектов поставки танкеров привлечены средства Государственного банка развития Китая в объеме 27 млрд рублей. Проект подается как механизм «сопряжения интеграционных инициатив ЕАЭС и «Пояса и пути». Но выстраивание Шелкового пути по северным морям — это еще более отдаленная и еще более затратная идея, чем сухопутный вариант.

Тянут на себя китайское одеяло

Даже Китай не может позволить себе распылять средства на все направления сразу. Но стоит ли тогда удивляться, что имеющиеся госфинансы, размазанные тонким слоем на многие годы вперед, не дают эффекта?

И пока Россия только приступает к точечной реализации проектов в рамках Шелкового пути, партнеры не дремлют. Тянут китайское шелковое одеяло на себя.

Зарабатывать на транзите товаров из Китая в Европу мечтает едва ли не каждая страна, чье географическое положение это позволяет. Глава Белоруссии Александр Лукашенко достраивает под китайский мегапроект особую экономическую зону «Великий камень». Причем достраивает на китайские же миллиарды юаней.

Перетянуть на себя Шелковый путь давно готовы Азербайджан и Турция вместе с Грузией. Эти страны уже прошли путь подписания пекинских меморандумов о намерениях. Еще в 2017-м началось сервисное обслуживание новой железной дороги от Баку (порт Алят) через Тбилиси до турецкого города Карс.

Протяженность магистрали Баку — Тбилиси — Карс (БТК) составила 826 км.

В перспективе эта ветка станет частью нового Шелкового пути, соединив Китай с Европой до самого Лондона. Через турецкий тоннель под Босфором и в обход России.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по случаю пуска первого состава по БТК сделал громкое заявление: «Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая».

В первые годы эксплуатации по этой магистрали предполагается перевозить 1 млн пассажиров и 6,5 млн тонн грузов, на втором этапе объем грузоперевозок может достичь 17–20 млн тонн и до 2 млн пассажиров в год.

Читать еще:  Ученые назвали полезную и вредную физическую активность

В России наоборот свернули сопоставимый по протяженности железнодорожный проект Москва – Казань (порядка 850 км), изначально проектируемый под китайский Шелковый путь.

Не сошлись в условиях сделки. А брать целиком на себя расходы в 1,3 трлн рублей на прокладывание этой ветки российское правительство не решилось.

Казахстан тоже построил для китайских товаров особую экономическую зону — Хоргос — на границе с западной частью Китая. И одновременно Казахстан участвует в проекте Баку-Тбилиси-Карс. «Казахстан стал транзитным государством, эффективно соединяющим Азию, Европу, север и юг», — говорил ранее по этому поводу экс-глава республики Нурсултан Назарбаев.

Слишком медленно, слишком опасно

У России потенциально сохраняется шанс вписаться в новый Шелковый путь, предложив модернизированный Транссиб. По нему и сейчас идут грузы из Китая. «Но проблема упирается в загруженность Транссиба внутренними российскими грузами, низкую пропускную способность магистрали и недостаточную скорость движения. Выдержать масштабный дополнительный транзит из Китая затруднительно», — говорит Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

Похоже, Россия сама похоронила идею вписаться в новый Шелковый путь, переключив финансовые ресурсы на строительство железнодорожного и автомобильного сообщения из Краснодара в Крым. Следующий проект такого рода — магистраль от Ростова до Краснодара. Это еще десятки миллиардов рублей.

Эксперты, впрочем, говорят, что проблема присоединения к новому Шелковому пути не всегда только в ограниченности средств. Проблема в геополитике, в обострившихся взаимоотношениях России с Западом.

Китайцы любят повторять, что между Пекином и Вашингтоном прохладные политические отношения, но горячие экономические связи.

В Китае давно прописались все крупнейшие торговые компании США и банки. С Россией все наоборот. Идеологически две страны близки друг другу, что неоднократно доказывают, например, результаты голосования по повестке Совбеза ООН. А вот экономическая интеграция развивается с трудом. «Одна из главных проблем, которая произошла с Россией в последние годы, это то, что она стала труднопредсказуемой страной, с непредсказуемостью внешней политикой», — предупреждает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Но и сами китайцы — трудные партнеры, отмечает Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер». «В частности, китайцы предоставляют финансирование по проектам на невыгодных условиях, зачастую навязывая свое не самое уместное в конкретных условиях оборудование, рабочую силу и т. д.», — говорит эксперт.

Кроме того, китайцы опасаются работать с рядом российских партнеров, близких к властям РФ. «И все из-за опасений вторичных санкций», — указывает Дейнека, поясняя, что в инфраструктурных проектах обычно участвуют крупные китайские компании, бизнес которых выходит далеко за пределы Китая, и таким компаниям небезраличны санкции США и ЕС.

Пекину гораздо интереснее работать с Африкой и Латинской Америкой, где правительства, ввиду тяжелого экономического положения, легко позволяют ему строить заводы с помощью китайской техники и использованием китайских же рабочих. «В отличие от России, в этих странах Пекин может достаточно легко получить доступ к полезным ископаемым и контролировать всю производственную цепочку до самой отгрузки в Китай», — подчеркивает Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

«Можно назвать достаточно большое число стран, попавших в кредитную кабалу от Китая», — напоминает эксперт, добавляя, что 15 африканских стран отказались от сотрудничества по «Шелковому пути», а в тех, что согласились, периодически проходят митинги с требованием прекратить китайскую экспансию.

Санкции Запада в таких долгосрочных мега-проектах не важны, достаточно привести пример с российским газопроводом «Северный поток — 2», его строят вопреки санкциям, возражает Эмиль Мартиросян, доцент кафедры менеджмента Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС.

Эксперт считает, что европейские партнеры пока воздерживаются от инвестиций в новый Шелковый путь, поскольку банально не видят финансовых преимуществ. «Ключевые характеристики логистических проектов — скорость, стоимость доставки и уровень брака, издержек. Сейчас вариант доставки грузов по «большой воде» в целом устраивает Европу, тариф приемлем», — заключает Мартиросян.

Сирия намерена восстановить экономику за счет нового шелкового пути Китая

Президент САР Башар Асад в интервью китайскому каналу Phoenix заявил о желании Дамаска присоединиться к концепции КНР «Один пояс – один путь».

Как передает Федеральное агентство новостей, в заявлении Асада говорится, что у Сирии в рамках программы нового шелкового пути разработаны и предложены Пекину шесть проектов. Дело теперь за властями Китая, которым предстоит оценить варианты и выбрать наиболее подходящие.

Некоторые китайские компании, по словам президента САР, выразили желание поучаствовать в восстановлении ближневосточного государства. На сегодняшний день их останавливают лишь санкции, которые Запад может наложить на них за помощь легитимному сирийскому правительству. Однако Башар Асад заверил, что существуют способы обойти эти ограничения и привести в государство иностранные корпорации без риска для них.

Фото: wikipedia.org — Daderot / Public Domain

Востоковед и публицист Андрей Онтиков в интервью ФАН отметил хорошие перспективы расширения контактов между Китаем и Сирией. Специалист обратил внимание на тот факт, что Пекин не боится приступать к работе на тех направлениях, куда многие другие предпочитают не идти. В частности, речь идет о некоторых весьма нестабильных с политической точки зрения государствах африканского континента, с которыми КНР удается вести успешную совместную деятельность.

В связи с этим специалист видит будущее у сотрудничества Пекина и Дамаска, особенно в том случае, если последний предоставит определенные преференции. Поскольку масштаб разрушения в САР в результате войны колоссален, а на экономике сказались экономические санкции США, властям страны нужно всячески привлекать иностранные инвестиции. И упускать КНР в такой ситуации они не станут.

Читать еще:  Напитки с сахаром укорачивают жизнь

«Таким образом, Китай может скоро присоединиться к России и Ирану, которые уже серьезно вложились в возрождение сирийской экономики», – подчеркнул Онтиков.

Стоит отметить, что журналисты ФАН продолжают свою серию расследований, связанных с Сирией. В предыдущих материалах речь шла о сотрудничестве журналиста «Новой газеты» Дениса Короткова с боевиками запрещенной в РФ организации ИГ 1 и помощи, которую США оказывали террористам. Третье расследование касалось действий России, оказавшей поддержку правительству и гражданам САР в борьбе с бандформированиями. Сегодня вышла статья, в которой рассказывается о работающих в РФ СМИ, распространяющих в интересах Вашингтона «вбросы» про сирийских боевиков.

1 Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации

Сирия может пойти по новому шелковому пути Китая, чтобы ускорить восстановление страны

Сирийский лидер Башар Асад сообщил в интервью китайскому каналу Phoenix, что САР намерена стать частью концепции КНР «Один пояс — один путь». Он уточнил, что Дамаск уже представил Пекину шесть экономических проектов. Подробнее о развитии взаимоотношений Сирии и Китая читайте в материале Федерального агентства новостей (ФАН).

«Мы предложили китайским властям шесть проектов, связанных с инфраструктурой, в рамках методологии данной концепции. Мы ждем ответа от них, чтобы определить, какие из проектов им подходят», — поделился президент САР.

Он добавил, что ряд компаний из Китая уже готовы принять участие в процессе восстановления Сирии, однако опасаются негативного эффекта западных санкций. Тем не менее, заметил Асад, уже разработаны специальные способы обхода введенных против САР экономических ограничений, что даст возможность иностранным корпорациям вести бизнес в Сирийской Арабской Республике.

Президент также обратил внимание, что между Дамаском и Пекином уже налажены контакты, в том числе в рамках культурного обмена. В частности, уточнил он, Китай предоставляет сирийцам ряд стипендий, количество которых ежегодно растет.

«Один пояс — один путь» — это международная инициатива КНР, направленная на улучшение действующих и формирование новых коридоров торговли, связывающих больше 60 стран Средней Азии, Африки и Европы. Этот новый «Экономический пояс Шелкового пути», разработанный лидером Си Цзиньпином, призван усовершенствовать торговые связи между Китаем и странами этих регионов.

По мнению востоковеда и публициста Андрея Онтикова, расширение контактов Пекина и Дамаска, в том числе в рамках реставрации в САР, имеет хорошие перспективы. Свое мнение он высказал в беседе с корреспондентом ФАН.

«Китайцы работают на тех направлениях, на которых многие другие страны работать боятся. В том числе во многих африканских государствах с нестабильной политической ситуацией. Несмотря на многие препятствия, им удается успешно выстраивать деятельность и там. Именно поэтому плотное сотрудничество Китая с Сирией в ближайшее время вполне возможно, тем более если Пекину будут предоставлены определенные преференции со стороны Дамаска. Центральным властям САР, конечно, необходимо привлекать иностранные инвестиции, поскольку масштаб разрушений в стране после войны колоссален. Кроме того, необходимо реабилитировать экономику, которая дополнительно была травмирована санкциями США», — отметил эксперт.

Он также обратил внимание, что помощи как раз не приходится ждать от тех внешних участников, которые сами причинили большой материальный урон Сирийской Арабской Республике.

«Таким образом, Китай может скоро присоединиться к России и Ирану, которые уже серьезно вложились в возрождение сирийской экономики. Их вклад был решающим на начальном этапе восстановления. Было подписано множество соглашений в сфере энергетики, транспорта, сельского хозяйства и других. Те же, от кого помощи ожидать точно не стоит, — это, безусловно, западные страны. РФ ранее инициировала большую кампанию по стимулированию участия других государств в возрождении САР, но вскоре с их стороны появились условия, главным из которых фактически был уход Асада. То есть ясно, что США и другие думают не о помощи населению, а все равно о продвижении своих интересов», — подытожил Андрей Онтиков.

Ранее ФАН опубликовал новое расследование, в котором назвал ряд так называемых либеральных СМИ, являющихся частью созданной США сети по распространению фейков сирийских боевиков. До этого вышел материал, раскрывающий объем успешных действий россиян в САР, прежде всего в рамках борьбы с запрещенным в РФ «Исламским государством» 1 .

Во второй статье Федерального агентства новостей из сирийской серии рассказывалось о тесных связях, установившихся между ИГ 1 и США. Так, последние наладили регулярные поставки БПЛА и другого оружия боевикам. В первой публикации были раскрыты контакты ИГ также с некоторыми российскими «оппозиционерами», среди которых — журналист «Новой газеты» Денис Коротков и олигарх Михаил Ходорковский.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

«Новый шелковый путь»: чем обернется для европейцев мирная китайская экспансия? (Русская Германия, Германия)

В конце марта Европу посетил руководитель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин (Xí Jìnpíng). Удивляет молчание мейнстримных СМИ по этому сюжету, который может иметь ощутимые последствия для будущего Евросоюза. По степени геополитической значимости можно сравнить этот частный визит китайского лидера с Брекситом с одной лишь с разницей: китайский способ задумывать и вести свои дела обычно не любит публичной шумихи до явленного результата.

В нулевых во время учебы во французском университете я спросила у своих однокурсников китайцев: «Почему так много студентов из вашей страны приезжают изучать французский?». Серьезный китаец, сын фабричных рабочих из Южного Китая, ответил: «Это вопрос будущего франко-китайского сотрудничества». «Какого сотрудничества?— удивились мы. — Торговли китайским ширпотребом?». Китайский студент не обиделся на нас (китайцы не обидчивы), объяснив, что он имеет в виду цифровые технологии.

Читать еще:  39 марафонов: советы 83-летнего марафонца, которые пригодятся многим

Тогда это показалось слишком самонадеянной заявкой, а сегодня французский журналист Режи Субруйяр (Régis Soubrouillard), специалист по китайским отношениям, в интервью «Ле Фигаро» не скрывает опасений: «Пока мы покупали дешевые китайские товары, власти Китая осознавали необходимость перехода на новый этап. „Мировой завод» сегодня стал серьезным конкурентом, который не просто копирует продукцию, а покупает крупные европейские предприятия („Вольво», „Пирелли») и создает новых гигантов в сфере высоких технологий».

Италия и Китай: братья — навек?

Частный визит Си Цзиньпина в Европу в конце марта проходил под звездой проекта «Один пояс, один путь». «Шелковый путь» китайского лидера к сердцам европейских политиков был выстроен по пути Италия — Монако — Франция.

В Риме Си Цзиньпину оказали пышный прием, продемонстрировав готовность сотрудничать во многих сферах. Брюссель пытался образумить Италию, напомнив об обязательствах по отношению к единой Европе. Но обольстители китайцы знали, с кого начать: Италия сегодня одна из бедных и проблемных стран ЕС, и обещания Китая о перспективных инвестициях сделали свое дело: без консультаций с ЕС Рим заявил о намерении подписать рамочное соглашение с Китаем по инициативе «Один пояс, один путь», надеясь с помощью Китая выйти из мучительной рецессии.

По результатам визита Си Цзиньпина китайские и итальянские компании подписали соглашения на общую сумму 2,5 миллиарда евро. Больше всего китайскую сторону интересовали порты Триеста и Генуи, с помощью которых Китай может перевести свою торговлю с Европой на «короткое плечо», без необходимости рискованного прохода через Малаккский пролив и акваторию Индийского океана.

На фоне отсутствия конкретных грандиозных плюсов для итальянской стороны заместитель премьер-министра Луиджи Ди Майо (Luigi Di Maio) постарался представить доставку первой партии сицилийских апельсинов в Китай как «маленькую революцию для продукции итальянского производства».

Пощечина Трампу

Визит главного китайского коммуниста в Монако (по пути из Рима в Париж) был прежде всего связан с тем, что эта страна чуть раньше поддержала телекоммуникационную компанию «Хуавэй», которую США обвиняют в пособничестве китайской государственной слежке. 27 февраля «Монако Телеком» и «Хуавэй» подписали протокол о намерениях, предусматривающий разработку и внедрение технологий «умного города» для этого княжества.

Французское вино и китайский чай — дружба навек?

Во время визита Си Цзиньпина в Париж официальное китайское информационное агентство Синьхуа опубликовало эссе «Дружба вина и чая способна изменить человечество». Дошли ли подобные политические заигрывания до президента Франции Эмманюеля Макрона (Emmanuel Macron), неизвестно.

Контекст

Си Цзиньпин в Европе: повесть о двух странах (The Diplomat)

PS: Си Цзиньпин — новый Мао Цзэдун?

Guardian: председатель Си Цзиньпин предупреждает

Договоры Франции и Китая о поставках авиалайнеров, мороженых цыплят, сотрудничестве в сферах атомной энергетики и охраны окружающей среды — в общей сложности более десятка документов на общую сумму около 40 миллиардов евро — козырные карты Пекина в пользу развития сотрудничества.

Куда ведет «Новый шелковый путь»?

Уже по предыдущим крупным сделкам Китая в Европе становится очевидно, что Китай интересуют прежде всего транспортные артерии и информационные сети.

«Фараонский проект „Нового шелкового пути» предполагает строительство гигантских наземных и морских инфраструктур между Азией и другими континентами», — пишет «Фигаро».

Авторы книги «Китай и мир» Софи Буассо дю Роше (Sophie Boisseau du Rocher) и Эмманюэль Дюбуа де Приск (Emmanuel Dubois de Prisque) указывают на характерные черты китайского проекта «Новый шелковый путь»: неконкретность и неоднозначность проекта, его пошаговую стратегию, позволяющую приспосабливаться и манипулировать: «Первый этап заключается в кампании по привлечению на свою сторону с помощью многих игроков, которые расхваливают достоинства „Шелкового пути», при использовании отлаженной дипломатии саммитов, встреч и конференций. Во всех этих случаях используются одни и те же понятия: дополняемость, обоюдная выгода, ответственность, общая судьба, новый и ответственный мировой порядок, невмешательство, необходимость учиться друг у друга».

Китай пытается привлечь на свою сторону как можно больше подписантов в Европейском союзе (вместе с Италией их уже больше дюжины), чтобы более эффективно «размыть» европейские правила, в первую очередь в сфере инвестиций и доступа к госзаказам.

«Бойтесь данайцев, дары приносящих»

На фоне лучезарных улыбок и обещаний Китай жесткой рукой защищает свою внутреннюю инфраструктуру от иностранных инвестиций. Компании, которым удалось пробиться в Китай, обязаны делиться своими технологиями и нанимать китайских сотрудников. В свою очередь, как показывает опыт, в приобретаемых зарубежных компаниях китайцы защищают свои технологии и трудоустраивают в первую очередь китайских сотрудников.

«Уже более 10 лет ЕС ведет переговоры с Китаем о регулировании условий для инвестиций. За это время Китай приобрел великолепное портфолио из европейских компаний, в то время как сам держит рынок закрытым и впускает в страну европейцев лишь как миноритариев», — пишет немецкая Handelsblatt.

«Мы хотим равновесия», — говорит Макрон, а Меркель добавляет: «Все должно основываться на принципе взаимности», то есть европейский рынок будет открыт ровно настолько, насколько откроют рынок китайский.

Из всех стран ЕС наиболее жесткую позицию по отношению к китайскому проекту занимает Германия.

18 марта в Брюсселе обсуждалось предложение Совета Европы считать Китай «системным конкурентом» и оказывать противодействие в случае возникновения нечестного поведения. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас (Heiko Maas) предостерег от наивности в отношении инфраструктурных проектов Китая, заявив: «Необходимо понимать, что в экономической политике Китая заложены его стратегические интересы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector