1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пересадка целой печени или одной доли ребенку: что эффективнее?

В какой стране и клинике можно сделать пересадку печени и сколько это будет стоить?

Несмотря на все достижения современной медицины, заболевания печени порой не поддаются лечению. Иногда при серьезных патологиях печень просто перестает функционировать, и повернуть этот процесс вспять невозможно. В таких ситуациях остается единственный выход — пересадка печени.

Когда требуется трансплантация печени

Показаниями к пересадке печени могут служить разные заболевания и патологии:

  • Онкологические заболевания. Следует уточнить, что трансплантация печени при раке показана тогда, когда опухоль расположена только в печени и метастазы в других органах не выявлены.
  • Острая печеночная недостаточность — например, вследствие отравления.
  • Вирусные гепатиты (кроме гепатита А) в тяжелой форме.
  • Гемохроматоз — нарушение метаболизма, при котором железо начинает откладываться в клетках печени и препятствует ее нормальной работе.
  • Цирроз печени на поздних стадиях, особенно если есть риск печеночной комы.
  • Болезнь Вильсона-Коновалова — заболевание, при котором из-за нарушений метаболизма поражается печень и некоторые другие внутренние органы.
  • Цирротическая форма муковисцидоза.

Конечно, сами по себе диагнозы «гепатит» или «цирроз» еще не означают, что вам непременно потребуется пересадка печени. Трансплантация печени необходима только в тех случаях, когда без этой операции велик риск того, что пациент умрет в течение года, или если состояние этого органа вследствие болезни или патологии быстро ухудшается, а никакие другие средства затормозить этот процесс не могут. Иногда трансплантацию печени назначают и тогда, когда заболевание значительно снижает качество жизни человека и его способность к работе и самообслуживанию.

Принимая решение о необходимости пересадки печени, врачи учитывают и множество других факторов — как медицинских, так и социальных: возраст, семейное положение, образ жизни, наличие других заболеваний, общее состояние здоровья и способность организма перенести столь серьезное хирургическое вмешательство.

Что собой представляет процедура

Если пациент отвечает всем требованиям, его (после прохождения очень обстоятельного обследования, состоящего более чем из 20 тестов) заносят в специальный список ожидания донорского органа.

Сказать, сколько придется ждать, невозможно. Получить донорскую печень непросто, к тому же не всякий орган подойдет — он должен быть совместим, иначе организм реципиента отторгнет его. На место в очереди влияет также тяжесть состояния пациента: донорские органы в первую очередь отдают тем, кто нуждается в них особенно остро.

Когда подходящий орган будет получен, пациент в срочном порядке вызывается в больницу (обычно на это дается не более 6 часов, поэтому человек, ожидающий пересадки, ни при каких обстоятельствах не должен покидать пределы города). После экстренной подготовки проводится сама операция по пересадке печени.

Донорскую печень можно получить как от погибшего человека, так и от живого. Это кажется невероятным, но печень обладает удивительными способностями к регенерации — она может снова вырасти до нормального размера из одной доли. Поэтому существует возможность трансплантировать сегмент печени живого человека тому, кто нуждается в пересадке. Обычно живыми донорами становятся близкие больного. Если они являются родственниками (родителями, детьми, сестрами и братьями), то шансы на совместимость повышаются.

Впрочем, одного благородного желания пожертвовать часть своей печени мало. Донор должен удовлетворять целому ряду требований:

  • возраст старше 18 лет;
  • совпадение группы крови с группой крови реципиента;
  • отсутствие повреждений и патологий печени;
  • хорошее общее состояние здоровья.

Донору также предстоит пройти обследование, но если он подойдет, пересадку проведут немедленно. Трансплантация печени от живого донора, особенно родственника, считается самым предпочтительным вариантом: риск отторжения в этом случае меньше, к тому же не нужно ждать, когда больница получит подходящий орган.

Сама операция по трансплантации печени очень сложна. Сперва хирург удаляет больной орган вместе с фрагментом полой вены, перекрывает кровеносные сосуды, питающие печень, и устанавливает шунты для перекачивания крови из нижней полой вены к сердцу. Затем на место удаленной печени пересаживается целая донорская печень или ее доля (при пересадке печени ребенку — половина доли). Хирург вновь соединяет кровеносные сосуды, чтобы орган не остался без кровоснабжения. Это очень тонкая работа, требующая высочайшего профессионализма. На последнем этапе хирург восстанавливает желчные протоки.

Вся операция длится примерно 8–12 часов и требует участия целой бригады узких специалистов.

После завершения операции пациент как минимум неделю проводит в реанимации — там врачи следят за его жизненными показателями и «поведением» пересаженного органа — бывают случаи, когда организм по каким-то причинам начинает отторгать донорскую печень. Обычно это происходит в первые 3 дня после операции. Если по прошествии 3 дней никаких признаков отторжения нет, то пересадку можно считать успешной. К другим серьезным осложнениям относятся кровотечения, желчный перитонит, инфицирование послеоперационной раны и недостаточность трансплантата, который не начинает функционировать как собственная печень.

После пересадки печени пациенту придется полностью изменить образ жизни: отказаться от всех вредных привычек, перейти на здоровую диету и постоянно принимать препараты, подавляющие работу иммунной системы, — так называемые иммуносупрессоры. Это необходимо для того, чтобы организм не реагировал на клетки донорского органа как на чужеродные.

На что можно рассчитывать пациенту в российских клиниках?

Из-за исключительной сложности цена операции по пересадке печени высока — около 2,5–3 миллионов рублей. Конечно, официально в России такую операцию можно сделать бесплатно по квотам из федерального бюджета. Но нужно быть готовым к ожиданию на всех этапах — пациенту придется дожидаться не только самого органа, но и своей очереди на прохождение обследований.

Читать еще:  Болезнь Альцгеймера вычислят по сетчатке за считанные секунды

В России немало медучреждений, в которых проводится пересадка печени. К ним в частности относятся ФМБЦ им А.И. Бурназяна, институт трансплантологии им. Склифосовского, НЦХ РАМН.

Страны-лидеры в области трансплантологии

Первая пересадка печени в России была проведена в 1990 году — значительно позже, чем в США или Европе. И хотя российские врачи отличаются высоким профессионализмом, многие состоятельные пациенты предпочитают обращаться в зарубежные клиники, расположенные в странах, которые считаются передовыми в области трансплантации. Сегодня больше всего подобных операций проводится в США, Германии, Франции, Италии, Великобритании, Индии и Сингапуре. В последние годы многие выбирают для проведения такой операции Корею.

Лучшие клиники планеты по пересадке печени

Медицинский центр университета Вандербильта

Этот медцентр, расположенный в Нэшвилле, штат Теннесси, является одной из самых известных больниц страны, а отделение трансплантологии по праву считается лучшим и наиболее хорошо оснащенным в Штатах. Именно здесь впервые произвели операции по пересадке почек, сердца и легкого. В центре уже провели более 600 успешных операций по пересадке печени — это 7,5% от общего количества подобных операций в мире.

Корея

Медицинский центр «Самсунг»

Крупнейший медцентр Кореи, который отличается великолепным техническим оснащением и высочайшей квалификацией врачей, каждый из которых проходил обучение и стажировку в больницах Японии, США и Европы. Является медучреждением президентского стандарта. Здесь производят трансплантацию печени, почек, сердца, легких и поджелудочной железы. Большое преимущество центра — гораздо более доступные, в сравнении с больницами того же уровня в США и Европе, расценки на медицинские услуги.

Германия

Университетская клиника «Эссен»

Больница более чем со 100-летней историей, прекрасным техническим оснащением и самыми жесткими в Германии критериями отбора сотрудников. Известна выдающимися достижениями в области гепатологии и множеством успешных операций по трансплантации печени. С 1990-х гг. здесь делают сплит-трансплантацию печени — операцию, при которой один орган пересаживается сразу двум пациентам.

Израиль

Медицинский центр им. Рабина

Многопрофильный медцентр, лидер по трансплантации органов в Израиле. Тут проводятся 70% всех подобных операций в стране. Это единственная израильская клиника, где делают пересадку доли печени от живого донора. Ежегодно в Медцентре им. Рабина проводят около 300 трансплантаций печени.

Сколько стоит трансплантация печени в разных странах

В США трансплантация печени обойдется приблизительно в 500 000 долларов. Эта страна известна не только высоким уровнем медицины, но и ее дороговизной. Несколько дешевле пересадка печени стоит в Германии (200 000–400 000 долларов) и в Израиле (250 000–270 000 долларов). В Южной Корее такая операция обойдется в 200 000–250 000 долларов.

Жизнь бесценна — с этим не поспоришь, но зачастую шансы на выздоровление оцениваются в денежном эквиваленте. Если вы относитесь к тем счастливчикам, размер накоплений которых позволяет отправиться на лечение за границу, не задумываясь это делайте. В нашей стране шансы дождаться очереди на пересадку печени очень невелики, особенно если вы уже немолоды и у вас в анамнезе несколько хронических болезней. Какую клинику в какой стране выбрать? Ответ зависит от ваших финансовых возможностей, специфики заболевания и многих других факторов. Облегчить выбор может обращение в специализированную компанию, предоставляющую услуги по медицинскому ассистансу.

Результаты трансплантации печени у детей

Влияние иммуносупрессии

Результаты обычной трансплантации печени могут оцениваться с выделением трех последовательных периодов, которые отличаются друг от друга характером применявшихся иммуносупрессивных препаратов: (1) эра азатиоприна, когда использовался азатиоприн, иногда заменявшийся циклофосфамидом и преднизоном (с АЛГ или без него); (2) эра циклоспорина, когда использовались циклоспорин и преднизон с добавлением (или без) азатиоприна и АЛГ (наиболее часто ОКТЗ); и (3) эра FK 506, когда применялись FK 506 и преднизон с (или без) АЛГ (всегда ОКТЗ). Каждая последующая эра по сравнению с предыдущей характеризовалась более высокой выживаемостью как самих пациентов, так и трансплантатов.

Считается, что это улучшение было связано в большей степени с совершенствованием иммуносупрессивной терапии, чем с неспецифическими факторами, например такими, как приобретение опыта.

Применялся и другой принцип оценки результатов, когда все реципиенты, получавшие лечение FK 506, сравнивались с больными, у которых использовался циклоспорин. Эти группы были однотипны по характеру заболеваний, возрасту и состоянию больных непосредственно перед трансплантацией. Результаты обследования через 3 месяца после трансплантации первых 40 реципиентов, получавших FK 506, в сравнении с 35 пациентами, леченными циклоспорином, представлены в таблице. При использовании FK 506 отмечалось не только повышение выживаемости, но также снижение частоты фатальных инфекций и уменьшение зависимости от преднизона, азатиоприна, ОКТЗ и антигипертензивных препаратов.

Значение размеров реципиента

Низкая масса тела, особенно у реципиентов детского возраста, рассматривалась в прошлом как неблагоприятный прогностический фактор, который определял технические сложности при наложении анастомозов на сосуды малого калибра в воротах печени. Однако микрохирургические методы значительно снизили степень риска, связанного с этими обстоятельствами. Общая тенденция повышения выживаемости среди детей с массой тела до 10 кг отражается в данных нашего центра — выживаемость в течение года после операции повысилась с 59% в 1985 году до 77% в 1989 году.

Кроме того, увеличилось число реципиентов с массой тела меньше 10 кг. С 1981 по 1984 год среди реципиентов только 16% были с массой тела до 10 кг, с 1988 года этот показатель вырос до 40%.

Предыдущая операция

У детей с билиарной атрезией отмечается более высокая частота пери-операционных осложнений и летальности, связанная с трудностями, обусловленными предыдущими хирургическими вмешательствами. Дети, многократно оперированные ранее, составляют группу особо высокого риска по сравнению с теми, кто перенес в прошлом лишь единственную операцию Касаи.

Читать еще:  5 продуктов для здоровья сердца, которые вас удивят

Прогноз

Чем лучше состояние пациента к моменту трансплантации, тем благоприятнее прогноз. Эта зависимость может быть продемонстрирована графически на примере больных с холестатическим поражением печени, при котором желтуха является достоверным показателем общего состояния больного.

Добавочная трансплантация печени

Добавочная трансплантация печени как альтернатива ортотопической печеночной трансплантации (ОПТх) теоретически имеет два преимущества: (1) позволяет избежать гепатэктомии и сопутствующих ей осложнений и (2) пораженная печень продолжает функционировать, и эта остаточная функция при отдельных видах патологии, например таких как билиарная атрезия, может быть довольно существенной. Само собой разумеется, что при некоторых заболеваниях (в частности, при злокачественных опухолях, инфекционном поражении или некрозе печени) удаление печени абсолютно необходимо.

Добавочная трансплантация приобрела дурную славу из-за очень высокой летальности, сопровождающей клиническое применение этого вмешательства. Кроме того, установлено, что гетеротопические трансплантаты нуждаются в портальной реваскуляризации кровью, поступающей от внутренних органов реципиента, насыщенной гормонами и другими лекарственными веществами. Таким образом, трансплантаты как бы соревнуются с печенью реципиента в получении жизненно важного портального кровотока. Поиски способов, позволяющих направлять портальный кровоток через трансплантат, представляют целый ряд трудностей.

Интерес к добавочной трансплантации возобновился в 1988 году после сообщения из Голландии о нескольких удачно проведенных операциях. Однако дальнейший опыт голландской группы и неопубликованные данные других медицинских центров не позволяют испытывать особый оптимизм в отношении этого метода.

Пригодность органов для трансплантации

Живые доноры

Левая доля или левый латеральный сегмент берут от родителей или других живых взрослых доноров. После сосудистой реконструкции взятого фрагмента, которая производится на параллельном операционном столе, левая доля целиком или латеральный сегмент трансплантируются реципиенту в ортотопическое положение. Это вмешательство требует от хирургов очень большого опыта операций как у доноров, так и у реципиентов.

Помимо технических проблем подобная тактика поставила очень остро вопрос принесения в жертву жизни и связанного с этим риска. Приводятся доводы о том, что по сути невозможно бывает получить согласие донора, основанное на подробнейшем его информировании, особенно в экстренных ситуациях, когда наиболее эффективна именно немедленная операция. До настоящего времени не было летальных исходов после частичной гепатэктомии у доноров. Выживаемость реципиентов сравнивалась с этим же показателем при пересадке трупной печени. Опытом применения данного метода обладают лишь единичные медицинские центры.

Деление донорской печени для двух реципиентов

Органы животных

Попытка гетеротрансплантации печени, взятой от шимпанзе, была предпринята трижды, 18 или даже более лет назад. Максимальная длительность жизни после операции составила 9 дней. Данные гистологического исследования при аутопсии не отличались от тех, что обычно выявлялись в аллотрансплантатах в тот период времени. В дальнейшем не было подобных попыток, в том числе и с использованием современных методов иммуносупрессии. Это невозможно потому, что шимпанзе относятся к редким видам млекопитающих, находящихся под угрозой вымирания и требующих сохранения, поскольку все больше подтверждается их сходство с человеком, что делает шимпанзе самым ценным и уникальным материалом для различного рода исследований.

Насколько возможно использование органов от более распространенных в природе бабуинов при их значительной антропоморфологической несхожести с человеком — вопрос очень спорный с социальной и этической точки зрения и чрезвычайно остро обсуждающийся. Свидетельством тому являются гневные протесты, зазвучавшие после первых попыток гетеротрансплантации почки и сердца от бабуина к человеку.

Даже при наличии полноценного трансплантата от бабуина, данные современных методов иммунологического обследования не позволяют применить этот трансплантат. Во всех органах бабуинов, пересаженных к настоящему времени, обнаруживались стигмы отсроченного гуморального отторжения, что приводило к блокированию кровоснабжения трансплантата в сроки от 7-го до 60-го дня. Этот гуморальный барьер антител усиливается пропорционально степени видовой несовместимости, поэтому при значительных отличиях (ксенотрансплантация) отторжение наступает в течение нескольких минут.

Более 25 лет назад, когда еще не было диализа, Kuss из Франции, пионер трансплантационной хирургии, попытался пересадить почку от свиньи человеку. Почка хорошо функционировала на фоне иммуносупрессии азатиоприном и преднизоном, но подверглась гиперактивному отторжению, главной причиной которого был тромбоз микрососудистой сети, преимущественно венул.

Опыт Kuss имел очень большое значение, поскольку было установлено, что органы свиньи могут быть использованы для человека. Сегодня было бы трудно получить подобную жизненно важную информацию о природе и интенсивности отторжения свиного ксенотрансплантата у человека — информацию, которую Kuss получил на самой заре трансплантологии, когда для таких исследований и операций не было соответствующих условий.

Пересадка печени детям

Камиля – по-татарски значит «идеальная». Ее семья живет в Татарстане. У девочки есть старшая сестра, с ее здоровьем все хорошо, а вот у Камили вскоре после рождения врачи обнаружили атрезию желчевыводящих путей – тяжелейшую болезнь, при которой один или несколько желчных протоков печени сужаются, блокируются или вообще отсутствуют.

Сначала казанские врачи сделали девочке операцию по Касаи. Цель этой операции – сформировать сброс желчи из печени напрямую в кишку. Раньше считалось, что такая операция помогает детям выжить. Однако, современная мировая литература говорит о том, что в 92% случаев операция Касаи не эффективна, и у младенцев все равно возникают показания к трансплантации печени. В два года Камиле пересадили часть печени от папы в Центре им.Шумакова.

Девочке сейчас девять лет, она учится во втором классе, отличница.

— Только одна «4» по математике, – уточняет мама девочки, – а вообще Камиля ничем не отличается от ровесников – занимается рисованием, танцами.

Впервые в мире печень была пересажена Томасом Старзлом в 1963 году в Денвере (США), но операция была неудачной. Первую удачную трансплантацию Томас Старзл сделал в 1968 году 3-летнему ребенку с врожденным циррозом печени. Эта женщина жива до сих пор.
В России первая успешная трансплантация печени была проведена в 1990 году, а в 1997 году стартовала детская программа пересадок органов.

Читать еще:  Как привести себя в порядок после сильного похудения?

– Чаще всего показанием к трансплантации печени у детей являются врожденные пороки развития: билиарная атрезия, поликистоз печени, либо генетические заболевания, такие как болезнь Байлера, болезнь Алажиля, синдром Криглера-Найяра, заболевания, связанные с нарушенным обменом ферментов в печени (метаболическая патология), – рассказывает трансплантолог ФГБУ НМИЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика В. И. Шумакова Константин Семаш. – К примеру, при билиарной атрезии и при некоторых генетических заболеваниях нарушается желчеотток от печени и развивается цирроз, при котором тяжесть состояния ребенка прогрессирует с каждым днем все больше, и без должного лечения ребенок может не дожить и до полугода. Некоторые заболевания, такие как тирозинемия, могут очень быстро прогрессировать в рак печени, и нужно успеть сделать трансплантацию, пока у ребенка не развилась злокачественная опухоль. Аутоиммунный гепатит, когда организм вырабатывает антитела против своей же печени, то есть сам разрушает ее. Практически все эти заболевания приводят к циррозу печени и к жизнеугрожающим состояниям, когда единственный шанс спасти ребенка – это сделать трансплантацию.

– Заболевание может развиться в любом возрасте, но чаще всего такие заболевания диагностируют с рождения. Можно заподозрить наличие билиарной атрезии у детей с первых дней жизни. Некоторые врожденные заболевания (например, генетические) требуют дополнительной дифференциальной диагностики. Чаще всего врачи роддомов могут спутать желтуху в исходе пороков развития желчевыводящих путей с желтухой новорожденных, и выписать больного пациента домой, не направив его на дополнительное обследование.

С учетом комплексной статистики, результаты трансплантации хорошие: большинство маленьких пациентов вырастают, ходят в школу, работают, занимаются спортом. Что уж говорить, если пациент, которому была сделана первая в мире родственная трансплантация правой доли печени в 1997 году, ведет полноценный и активный образ жизни – на момент пересадки ему было 9 лет, – поясняет доктор Семаш.

Маленькой Даше только недавно исполнился годик. У нее тоже была диагностирована билиарная атрезия. В восемь месяцев девочка перенесла трансплантацию печени – донором стала мама.

— После наших операций доноры ведут прежний образ жизни, качество жизни после донации никак не меняется. Донору проводится комплексное обследование, так как не каждый человек может быть донором части печени по причине неподходящей анатомии (большие размеры предполагаемого трансплантата, анатомические особенности строения и кровоснабжения печени и т.д.), либо по причине плохого здоровья. Донором может быть только здоровый человек, мы не можем подвергать жизнь и здоровье доноров опасности.

После операции донор проходит плановую реабилитацию. Печень после резекции регенерирует в течение нескольких недель. Смертельных исходов и тяжелых осложнений при родственной донации в России не было. Выписка после операции, при отсутствии осложнений, происходит на 5-7 послеоперационные сутки.

После трансплантации и реабилитации ребенок может вести обычный образ жизни, как и другие дети. Единственное различие в том, что этот ребенок будет принимать иммуносупрессивные препараты, которые подавляют иммунитет для того, чтобы пересаженный орган не отторгался. Следовательно, нужен более тщательный контроль за гигиеной и окружением ребенка, – резюмирует Константин Семаш.

Пересадочный пункт

Почему именно печени такое внимание? Может, и потому, что без нее, как без сердца, нет жизни. С одной почкой можно жить. Можно жить с одним легким, можно жить без матки. Печень из другого ряда: без нее — никуда. Но есть у нее и свои преимущества, если речь заходит о той же трансплантации. Как выяснилось, не всегда обязателен целый донорский орган, что всегда влечет за собой непростые проблемы. Иногда бесконечно долго приходится ждать подходящий. Очередь в «листе ожидания» растягивается на месяцы.

А у печени необыкновенное свойство: можно у живого донора взять ее фрагмент и пересадить реципиенту. Через какое-то время организм донора «забывает», что у него что-то изъяли: его жизнь ничем не отличается от той, до пересадки. А в организме реципиента фрагмент уже стал «своим», полноценным органом.

В юбилей стоит напомнить, в каких условиях все начиналось. Конец 80-х годов прошлого века. Даже в Москве экономические трудности. И в это время директор Всесоюзного научного центра хирургии академик Борис Константинов приглашает к себе двух своих сотрудников — Александра Ерамишанцева и Сергея Готье. После непродолжительной беседы с ними о «ливерных проблемах» Константинов достал двести долларов, вручил каждому по сто и отправил тогда еще молодых, но опытных хирургов в лучшую клинику Мадрида — учиться трансплантации печени. Как они там просуществовали два месяца на двести долларов — это другая история. Вкратце она сводится к тому, что испанцы, прознав о финансовом положении своих советских коллег, практически взяли их на свое попечение.

Ерамишанцев и Готье вернулись в Москву в начале 1990 года. И уже 14 февраля в Центре хирургии провели первую в стране пересадку печени — 37-летней Людмиле. Так началась новая эра в отечественной трансплантологии.

Сказать, что пересадка печени с ходу пошла вперед семимильными шагами, было бы неправдой. Сперва делали не более двух-трех пересадок в год. Теперь — более полутысячи. И есть такая традиция в Национальном медицинском исследовательском центре трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова: здесь периодически собирают тех, кому в то или иное время была пересажена печень или ее фрагмент. Обычно приходят не только реципиенты, но и доноры. Поверьте, это не просто трогательное зрелище, это некая констатация того, что подвластно человеку. А подвластно многое. Один пример. В нашей стране разработана уникальная технология родственной трансплантации правой доли печени от взрослого ребенку. Академик Сергей Готье, уже будучи директором НМИЦ ТИО, создал научную школу врачей, которые каждый день проводят сложнейшие операции, даря надежду на выздоровление. Можно утверждать: Россия перестала быть на задворках трансплантологии. А если конкретно о печени, то занимаем лидирующее место в мире по числу ее пересадок детям.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector