0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Новая иммунотерапия: «аллергические» клетки питаются раком

Нейтрофилы и иммунотерапия рака

Высокий цитотоксический потенциал нейтрофилов, который реализуется с участием различных механизмов, явился основой для воздействия на нейтрофилы с целью иммунотерапии рака.

При осуществлении такого подхода в настоящее время основное внимание сосредоточено на индукции антителозависимой цитотоксичности нейтрофилов и связано прежде всего с применением биспецифических химерных антител.

Доказательства эффективности использования биспецифических антител в индукции цитотоксичности различных киллерных клеток, в том числе и нейтрофилов, были получены сравнительно давно. Способность этих антител ковалентно связываться с различными участками клетки-мишени практически сразу же позволила рассматривать их как перспективные для иммунотерапии.

Эффективность иммунотерапии при использовании биспецифических антител зависит от того, способны ли они одинаково интенсивно воздействовать как на нейтрофилы, так и на опухолевые клетки.

Если индукция сигнала в нейтрофилах обеспечивается активацией FcR, то воздействие на опухолевые клетки предусматривает наличие конкретного антигена, который будет точкой приложения соответствующих антител. По понятным причинам последнее условие в настоящее время далеко не всегда выполнимо.

Однако при возможности воздействия как на FcR, так и на структуры опухолевых клеток терапия биспецифическими антителами может оказаться эффективной. Как отмечалось, один из таких доступных антигенов — HER-2/neu, и поэтому значительное число работ по использованию биспецифических антител связано с воздействием именно на эту структуру.

Сказанное иллюстрируется несколькими примерами. Применение антител против HER-2/neu и CD19 в отношении опухолевых клеток, которые его экспрессируют, показало, что антитела против HER-2/neu опосредуют выраженную антителозависимую цитотоксичность как мононуклеарами, так и полиморфноядерными лейкоцитами, в то время как антитела против CD19 (дифференцировочный маркер В-лимфоцитов) были эффективны только в индукции цитотоксичности мононуклеаров.

В результате опытов с трансфекцией нормального или химерного HER-2/neu в клетки лимфомы Берккета, а также нормального CD19 или CD19/HER-2/neu в клетки рака молочной железы (SK-BR3) они показали, во-первых, что полиморфонуклеары лизировали клетки после трансфекции нормального HER-2/neu, но ненормального CD19, и, во-вторых, что полиморфноядерые клетки оказывали эффективный лизис после трансфекции химерного CD19/HER-2/neu, но необычного.

Биспецифические антитела, способные взаимодействовать с FcRI и HER-2/neu, оказались эффективными также в лизисе клеток различных линий, полученных из карциномы яичника, карциномы легких, нейробластомы. Терапевтическая эффективность биспецифических антител, как правило, усиливалась под воздействием таких цитокинов, как GM-CSF, G-CSF и IFNy.

Изучение антителозависимой цитотоксичности нейтрофилов в отношении опухолей, экспрессируюших HER-2/neu, и зависимости эффективности лизиса от степени экспрессии этого антигена привели к заключению, что именно нейтрофилам принадлежит важная роль в регрессии таких HER-2/neu-положительных опухолей.

Одной из точек воздействия биспецифических антител могут быть и другие FcR. Например, оказалось эффективным сочетанное использование антител против FcaR (CD89) и aнти-HER-2/neu, который экспрессировали клетки рака легкого с G-CSF. Авторы этих исследований пришли к заключению, что IgA изотип может быть эффективной мишенью для иммунотерапии как при злокачественных образованиях, так и инфекционных заболеваниях. Следует обратить внимание и на то, что важную роль в активации FcR для IgA могут иметь IgA-противоопухолевые антитела в сочетании с антителами против опухолевых антигенов.

Обобщая данные по этому вопросу, можно сказать, что лизис опухолевых клеток под влиянием антителозависимой цитотоксичности нейтрофилов наблюдали в отношении различных опухолей (карциномы почки, рака поджелудочной железы, различных карцином, резистентных к комплементзависимому лизису, нейробластомы, мелкоклеточной карциномы легкого и др.), что явилось серьезным основанием для последующих экспериментальных разработок иммунотерапии.

В этих разработках наиболее часто используются различные химерные биспеци-фические антитела, для усиления эффективности которых в большинстве случаев применяли GM-CSF или G-CSF. Например, применение гумманизированных антител в комплексе с GM-CSF усиливало антителозависимую цитотоксичность нейтрофилов, что ассоциировали преимущественно с активацией FcyRII и MAC-1-зависимым усилением адгезии и дегрануляции.

Эффективность использования химерных антител в комплексе с GM-CSF для индукции антителозависимой цитотоксичности нейтрофилов наблюдали и в отношении рака поджелудочной железы. Такая комбинированная терапия с использованием химерных антител против антигенов поджелудочной железы — Nd2 — оказалась очень результативной, ведущая роль в этом процессе как in vivo, так и in vitro принадлежала FcR.

Экспериментальные разработки по воздействию на нейтрофилы с целью иммунотерапии проводят также с этими клетками, выделенными из периферической крови человека. В опытах на добровольцах цитотоксичность нейтрофилов изучали в отношении клеток карциномы почки, а для индукции антителозависимой цитотоксичности использовали антитела против рецептора эпидермального фактора роста и антигена G250, которые рассматривают как мишени в лизисе клеток карциномы почки (линия клеток, устойчивых к комплементзависимому лизису).

Эта работа вызывает интерес еще и потому, что в ходе указанных исследований была дана сравнительная оценка цитотоксичности цитотоксических лимфоцитов (ЦТЛ) (мононуклеары) и полиморфноядерных лейкоцитов. В результате было показано, что цитотоксичность мононуклеаров усиливалась гумманизированными антителами против рецептора эпидермального фактора роста, а полиморфноядерные лейкоциты эффективно лизировали опухолевые клетки, которые экспрессировали FcaRI; лизис был значительно эффективнее после предварительной активации нейтрофилов GM-CSF и G-CSF.

Из цитируемой работы также следует, что лизис клеток-мишеней различными цитотоксическими клетками зависит от особенностей антигенов опухоли, так как клетки, которые экспрессировали антиген G250, слабо лизируются мононуклеарами и активно — нейтрофилами.

Поскольку аналогичных работ еще немного, представляется важным отметить, что результаты их исследований иллюстрируют два важных положения:

1) моноциты и полиморфноядерные лейкоциты проявляют различный уровень цитотоксичности в отношении клеток карциномы почки в зависимости от того, какие антигены они экспрессируют, что является свидетельством значения биологических особенностей опухолевых клеток;
2) комбинация колониестимулирующих факторов и биспецифических антител усиливает эффективность иммунотерапии.

Общий уровень исследований по применению биспецифических антител в иммунотерапии рака, в частности индукции цитотоксичности нейтрофилов, позволил подойти к предклиническим испытаниям.

Примером может служить использование биспецифических антител НЕА125×197, которые распознают опухолеассоциированный антиген Ер-САМ и высокоаффинный Fc для IgG (CD64) (в этих исследованиях проводили и сравнительную оценку антител, которые активируют антителозависимую цитотоксичность ЦТЛ — НЕА125хОКТЗ) в отношении опухолевых клеток, экспрессирующих Ер-САМ.

Авторы отметили высокую эффективность нейтрофилов, активированных биспецифическими антителами в отношении аллогенных и аутологичных клеток рака яичника, и считали возможным сделать более обобщающий вывод: поскольку Ер-САМ стабильно экспрессируют клетки многих карцином, НЕА125-197 можно применять при иммунотерапии многих опухолей эпителиального происхождения.

Примером эффективного использования химерных антител может служить и опыт терапии неходжкинских лимфом с помощью препарата ретиксимаб (CD20), который индуцирует антителозависимую цитотоксичность и/или комплементзависимый лизис. Клиническая эффективность этого препарата может быть усилена G-CSF, а нейтрофилы, обработанные этим фактором, проявляют себя как активные эффекторные клетки.

Читать еще:  Вся правда о себорее

Параллельно с предклиническими испытаниями ведется и поиск новых подходов к усилению цитотоксичности нейтрофилов. Иллюстрацией его возможностей могут служить данные о том, что регрессия опухоли усиливается при одновременной активации цитотоксичности естественных киллеров (ЕК) и нейтрофилов, что наблюдали при иммунотерапии карциномы почки (вакцинация опухолевыми клетками).

Однако в отличие от традиционной вакцинации использовали генетически модифицированные опухолевые клетки, которые продуцировали рекомбинантный IL-2, IFNy и GM-CSF.

Удаление ЕК значительно снижало противоопухолевую активность, в то время как удаление ЦТЛ существенно не влияло на рост опухоли; уменьшение количества метастазов ассоциировалось с накоплением в опухоли преимущественно нейтрофилов и естественных киллеров. Поэтому авторы цитируемой работы противоопухолевое действие вакцины в условиях данной модели связывают с ЕК и нейтрофилами.

С участием нейтрофилов связывают и эффект от фотодинамической терапии мышей с опухолями ЕМТ-6, регрессия которых сопровождалась нейтрофилией.

Значимость нейтрофилов в иммунотерапии

Многочисленные данные литературы свидетельствуют о том, что нейтрофилы являются полифункциональной популяцией клеток с большим цитотоксическим потенциалом, который может реализовываться как в отношении различных опухолевых клеток, так и разнообразных микроорганизмов.

Уникальное свойство нейтрофилов — способность к выполнению различных функций защиты в сочетании с быстрым реагированием (нейтрофилы являются практически первыми клетками, которые появляются в участках повреждения или появления чужеродных антигенов) — делает понятным, почему именно фагоцитирующие клетки, и прежде всего нейтрофилы, осуществляют первую линию защиты иммунологического гомеостаза.

Нейтрофилы рассматриваются как один из центральных органов неспецифической противоопухолевой защиты. Наряду с этим нейтрофилы могут отвечать и на специфические стимулы, в частности на стимуляцию противоопухолевыми антителами, которые подобно другим могут взаимодействовать с Fc-рецепторами.

В связи с этим можно говорить о том, что при наличии соотвествующих условий нейтрофилы могут выступать в качестве звена, объединяющего неспецифическую противоопухолевую защиту и специфический противоопухолевый иммунитет, а также гуморальные и клеточные механизмы защиты.

Сравнительная оценка лизиса опухолевых клеток нейтрофилами и другими киллерными клетками показала, что нередко их цитотоксичность, например антителозависимая, превышает таковую мононуклеаров. Не менее существенно и то, что оптимальные условия реализации цитотоксичности этих популяций клеток могут различаться.

Эти данные в комплексе с известным фактом раннего включения нейтрофилов в противоопухолевую защиту свидетельствуют в пользу не только их возможного преимущества перед другими клетками, но и являются основанием для целенаправленной регуляции тех киллерных клеток, которые в конкретных условиях могут проявить наибольший эффект.

Биологические свойства нейтрофилов дают им возможность активно участвовать и в формировании микроокружения. Такая возможность связана с цитокинами и другими медиаторами, продуцируемыми нейтрофилами, продуктами их первичных и вторичных гранул, а также метаболитами кислорода.

В процессе формирования микроокружения одно из ключевых мест принадлежит их влиянию на ангиогенез, роль которого в высшей степени важна для исхода взаимодействия между опухолевыми клетками и клетками системы иммунитета. В своем влиянии на ангиогенез нейтрофилы занимают столь же значительное место, как и другие клетки системы иммунитета.

В высшей степени важным аспектом биологического значения нейтрофилов могут служить и новые факты о том, что они осуществляют контроль за пролиферацией, выживаемостью, миграцией и активностью эндотелиальных клеток.

На рис. 38 представлена общая информация об участии нейтрофилов в противоопухолевой защите.


Рис. 38. Пути включения нейтрофилов в противоопухолевую защиту

Весь комплекс современных представлений о нейтрофилах иллюстрирует, что в процессе длительного эволюционного совершенствования, которое прошли эти клетки, они стали не только одними из основных стражей защиты, включая и противоопухолевую, но и приобрели способность оказывать свои регуляторные влияния на многие клетки и процессы, направленные в первую очередь на адаптацию.

Изложенный материал позволяет сделать следующие основные обобщения:

Первое

Второе

Третье

Четвертое

Пятое

Шестое

Седьмое

Большой цитотоксический потенциал нейтрофилов является основой для разработки подходов к мобилизации их цитотоксической активности, которая, как свидетельствуют результаты экспериментальных исследований и предклинических испытаний, достигается путем использования биспецифических гумманизированных антител.

Новая иммунотерапия: «аллергические» клетки питаются раком

Новая иммунотерапия: «аллергические» клетки питаются раком

Ученые находят все новые и новые варианты иммунотерапии рака. Сначала это были Т-клетки, потом макрофаги, а теперь — пожалуйста- эозинофилы.

Именно эти белые кровяные клетки (эозинофилы — разновидность лейкоцитов) играют свою роль в развитии бронхиальной астмы, аллергического ринита, поллиноза, атопического дерматита и множества других заболеваний. Но теперь специалисты из Тель-Авивского университета предлагают им сыграть другую роль. Эозинофилы попробуют себя в устранении клеток рака.

По сути, эозинофилы — это лейкоциты, которые секретируют мощные разрушительные белки. Вероятно, когда-то они были очень важны для борьбы с паразитами. Но сегодня, когда большинство людей живут в чистоте и соблюдают гигиену, эозинофилы остались не у дел и в качестве побочного эффекта вызывают аллергию и астму.

Ученые подумали, что, поскольку эозинофилы теоретически способны убивать паразитов (которых теперь мало вокруг), то могли бы заняться и чем-то более полезным, например, убивать опухолевые клетки.

Самый большой резервуар эозинофилов находится в пищеварительной системе, поэтому исследователи сначала решили проверить свою теорию на раке толстой кишки. На первом этапе исследования ученые взяли образцы опухолей у 275 пациентов, чтобы сравнить количество эозинофилов в опухоли со стадией и тяжестью заболевания.

Выяснилось, что чем выше количество эозинофилов в опухоли, тем менее тяжел рак. И вообще, эозинофилы в раковых клетках живут хорошо и даже процветают — в ущерб раку. Впоследствии исследователи проверили свою гипотезу на различных моделях колоректального рака у мышей. Они обнаружили, что эозинофилы проявляют сильную противоопухолевую активность и могут непосредственно убивать опухолевые клетки.

Ученые также обнаружили, что, когда эозинофилы активируются определенным интерфероном (IFN-гамма), они поражают рак еще успешнее. После всесторонних анализов исследователи пришли к выводу, что эозинофилы обладают уникальной специфической активностью по сравнению с другими клетками, присутствующими в опухоли. Например, они могут убивать опухоли независимо от известных борцов — цитотоксических Т-клеток.

Тот факт, что эозинофилы представляют собой отличное оружие в борьбе с опухолевыми клетками, открывает новые возможности для лечения рака, либо путем их поощрения к проявлению противоопухолевого ответа, либо путем комбинации использования эозинофилов и цитотоксических Т-клеток.

Т-клеточная иммунотерапия (Т-клеточная вакцинация) в лечении аутоиммунных и аллергических расстройств

T-лимфоциты являются дирижерами адаптивных иммунных реакций. Функциональная активность патогенных Т-лимфоцитов лежит в основе иммунологических расстройств. Аутореактивные Т-лимфоциты, атакующие ткани организма, индуцируют аутоиммунное воспаление. Высокая активность аллерген-реактивных Т-лимфоцитов приводит к развитию аллергических заболеваний. Развитию иммунологических расстройств способствуют сбои в иммунорегуляции, осуществляемой регуляторными Т-лимфоцитами.

Вариабельные части Т-клеточных рецепторов (ТКР) формируются в постнатальный период. Это означает, что по отношению к ТКР не формируется врожденной иммунологической толерантности. Иммуногенная вариабельная часть антиген-реактивного ТКР называется идиотипом (рисунок 1). Вариабельная часть другого ТКР, способного распознать идиотипический пептид ТКР в комплексе с молекулой главного комплекса гистосовместимости (МНС), называется антиидиотипом.

Читать еще:  При вращении головой хруст в шее

Назначение антиидиотипических Т-клеток — регуляция функциональной активности идиотипических Т-клеток . Метод поликлональной Т-клеточной вакцинации нацелен на стимуляцию антиидиотипических и антиэрготипических иммунных реакций, избирательно направленных на инактивацию патогенных Т-лимфоцитов .

Рисунок 1. Схематичное изображение Т-клеточного рецептора.

Иммунизация (идиотипическая «вакцинация») патогенными Т-клетками
индуцирует антивоспалительный процесс, состоящий из 4 компонентов:

  • стимуляцию активности антиэрготипических и регуляторных CD4+T-лимфоцитов;
  • генерацию антиидиотипических CD8+ Т-клеток, способных разрушать патогенные Т-лимфоциты;
  • генерацию антиидиотипических CD4+Т-лимфоцитов с противовоспалительными свойствами;
  • продукцию антител, экранирующих вариабельные участки ТКР патогенных T- клеток.

Как работает аутоиммунная Т-клеточная терапия

Мы берём у вас кровь и выделяем из неё Т-клетки, которые активируем и размножаем в лаборатории. На их основе изготавливается вакцина, которая инъектируется обратно в организм. Активированные Т-лимфоциты подавляют патогенные клетки, постепенно уменьшая симптомы и приводя к ремиссии.

Забор крови
у пациента

Выделение
МНК из крови

Активация
аутореактивных Т-клеток

Размножение аутореактивных Т-клеток

Подкожные инъекции пациенту

Получение индивидуальной поликлональной Т-клеточной вакцины

1 этап — выделение патогенных Т-лимфоцитов из крови.

2 этап — активация выделенных клеток с целью усиления их иммуногенных свойств.

Оба этапа выполняются вне организма. Индуцирующий курс иммунотерапии состоит из 10 подкожных иммунизаций и обычно занимает 2 месяцев. Схема последующего лечения персонализируется в зависимости от течения заболевания. Лечение проводиться в амбулаторных условиях.

Разработанная технология позволяет сохранить исходные пропорции патогенных Т-клеток. Это означает, что клетки, играющие наибольшую роль в развитии заболевания, будут вносит наиболее значимый вклад в индукции антиидиотипических иммунных реакций.

Эффективность Т-клеточной аутоиммунотерапии

Разработана технологии получения Т-клеточных вакцин, предназначенных для лечения болезни Бехтерева (анкилозирующий спондилоартрит), псориаза и аутоиммунных васкулитов. Ремиссия развивается в течение первых месяцев после начала лечения.

Т-клеточная аутоиммунотерапия также эффективна в лечении полиантигенных аллергий, когда стандартная антиген-специфическая иммунотерапия (СИТ) не показана.

Получены очень обнадеживающие данные при лечении аллергического ринита, аллергического конъюктивита, крапивницы, атопического дерматита. Рассматривается возможность использования метода в лечении бронхиальной астмы. Симптомы ослабляются у большинства пациентов в течение первых недель после начала лечения.

Показана высокая клиническая эффективность Т-клеточной аутоиммунотерапии в лечении рассеянного склероза и ревматоидного артрита.

Иммунные механизмы действия Т-клеточной иммунизации достаточно хорошо изучены
(обзоры Селедцов и соавт., 2010; Huang et al.,2014).

Преимущества Т-клеточной аутоиммунотерапии
перед другими методами лечения иммунологических расстройств

  • избирательность инактивирующего действия на патогенные лимфоциты и отсутствие значимых побочных эффектов;
  • длительность клинических эффектов, обусловленная генерацией антиидиотипической иммунной памяти;
  • возможность и целесообразность проведения повторного лечения при появлении новых патогенных Т-клеток, приводящих к обострению заболевания;
  • широкие возможности комбинирования с другими методами лечения, в том числе с физиотерапевтическими.

Продолжительность курса — 2 месяца
в зависимости от индивидуального ответа организма на иммунотерапию

Изготовление
индивидуального препарата

7-10 подкожных
инъекций

Разработка схемы
последующего лечения

Иммунотерапия при онкологии: понятие, действие, показания, методы и препараты

Онкопатология — одна из главных проблем современной медицины, ведь по меньшей мере 7 млн человек умирает от рака ежегодно. В некоторых развитых странах смертность от онкологии опередила таковую при сердечно-сосудистых заболеваниях, заняв лидирующую позицию. Это обстоятельство заставляет искать наиболее эффективные способы борьбы с опухолью, которые будут безопасны для пациентов.

Иммунотерапия при онкологии считается одним из наиболее прогрессивных и новых методов лечения. Операция, химиотерапия и облучение составляют стандартную систему терапии многих опухолей, но они имеют предел эффективности и серьезные побочные эффекты. Кроме того, ни один из этих методов не устраняет причину рака, а целый ряд опухолей вообще не чувствительны ни к ним.

Иммунотерапия принципиально отличается от привычных средств борьбы с онкологией, и хотя противники у метода все еще есть, он активно внедряется в практику, препараты проходят масштабные клинические испытания, а ученые уже получают первые плоды своих многолетних исследований в виде излеченных больных.

Использование иммунных препаратов позволяет свести к минимуму побочные эффекты от лечения при высокой его эффективности, дает шанс на продление жизни тем, кому ввиду запущенности заболевания уже невозможно провести операцию.

В качестве иммунотерапевтического лечения используются интерфероны, вакцины от рака, интерлейкины, колониестимулирующие факторы и другие, прошедшие клинические испытания на сотнях больных и утвержденные к применению как безопасные лекарства.

Привычные всем хирургия, облучение и химиотерапия действуют на саму опухоль, но ведь известно, что любой патологический процесс, а тем более, безудержное клеточное деление, не может происходить без влияния иммунитета. Точнее, в случае опухоли этого влияния как раз и не хватает, иммунная система не сдерживает пролиферацию злокачественных клеток и не противостоит заболеванию.

При онкопатологии имеются серьезные нарушения иммунного ответа и надзора за атипичными клетками и онкогенными вирусами. У каждого человека с течением времени образуются злокачественные клетки в любой ткани, но правильно функционирующий иммунитет распознает их, уничтожает и удаляет из организма. С возрастом иммунитет ослабляется, поэтому рак чаще диагностируется у пожилых людей.

Основная цель иммунотерапии при раке — активизировать собственные защитные силы и сделать опухолевые элементы заметными для иммунных клеток и антител. Иммунные препараты призваны усиливать эффект от традиционных методов лечения при снижении выраженности побочных эффектов от них, они применяются на всех стадиях онкопатологии в сочетании с химиотерапией, облучением или операцией.

Задачи и разновидности иммунотерапии при раке

Назначение иммунных препаратов при раке необходимо для:

  • Воздействия на опухоль и ее уничтожения;
  • Уменьшения побочного влияния противоопухолевых средств (иммуносупрессии, токсического действия химиопрепаратов);
  • Профилактики повторного опухолевого роста и образования новых неоплазий;
  • Предупреждения и ликвидации инфекционных осложнений на фоне иммунодефицита при опухоли.

Важно, чтобы лечение рака иммунотерапией проводилось квалифицированным специалистом — иммунологом, который может оценить риск назначения того или иного лекарства, выбрать нужную его дозу, спрогнозировать вероятность побочных эффектов.

Иммунные препараты избираются в соответствии с данными анализов о деятельности иммунной системы, которые правильно интерпретировать может только специалист в области иммунологии.

В зависимости от механизма и направленности действия иммунных препаратов различают несколько видов иммунотерапии:

  1. Активная;
  2. Пассивная;
  3. Специфическая;
  4. Неспецифическая;
  5. Комбинированная.

Вакцина способствует созданию активной иммунной защиты против раковых клеток в условиях, когда организм сам способен обеспечить правильный ответ на вводимый препарат. Иными словами, вакцина дает лишь толчок для развития собственного иммунитета к конкретному опухолевому белку или антигену. Устойчивость к опухоли и ее уничтожение при вакцинации невозможны в условиях иммуносупрессии, провоцируемой цитостатиками или облучением.

Иммунизация в онкологии включает не только возможность создания активного собственного иммунитета, но и пассивный ответ за счет применения готовых факторов защиты (антитела, клетки). Пассивная иммунизация в отличие от вакцинации возможна у тех больных, которые страдают иммунодефицитным состоянием.

Таким образом, активная иммунотерапия, стимулирующая собственный ответ на опухоль, может быть:

  • Специфической — вакцины, приготовленные из раковых клеток, антигены опухолей;
  • Неспецифической — в основе препаратов интерфероны, интерлейкины, фактор некроза опухолей;
  • Комбинированной — сочетанное применение вакцин, противоопухолевых белков и стимулирующих иммунитет веществ.

Пассивная иммунотерапия при онкологии, в свою очередь, делится на:

  1. Специфическую — препараты, содержащие антитела, Т-лимфоциты, дендритические клетки;
  2. Неспецифическую — цитокины, ЛАК-терапия;
  3. Комбинированную — ЛАК+антитела.
Читать еще:  Омолаживаться юной кровью может быть опасно для жизни

Описанная классификация видов иммунотерапии в значительной степени условна, так как один и тот же препарат в зависимости от иммунного статуса и реактивности организма пациента способен действовать по-разному. К примеру, вакцина при иммуносупрессии не приведет к формированию стойкого активного иммунитета, а может вызвать общую иммуностимуляцию или даже аутоиммунный процесс за счет извращенности реакций в условиях онкопатологии.

Характеристика иммунотерапевтических препаратов

Процесс получения биопрепаратов для иммунотерапии при раке сложный, трудоемкий и очень дорогостоящий, требует применения средств генной инженерии и молекулярной биологии, поэтому стоимость полученных препаратов чрезвычайно высока. Их получают индивидуально для каждого больного, используя его же раковые клетки либо донорские, полученные из аналогичной по строению и антигенному составу опухоли.

На первых стадиях рака иммунные препараты дополняют классическое противоопухолевое лечение. В запущенных случаях иммунотерапия может стать единственно возможным вариантом лечения. Считается, что препараты иммунной защиты от рака не действуют на здоровые ткани, из-за чего лечение в целом неплохо переносится больными, а риск побочных влияний и осложнений довольно низкий.

Важной особенностью иммунотерапии можно считать борьбу препаратов с микрометастазами, которые не выявляются доступными методами исследования. Уничтожение даже единичных опухолевых конгломератов способствует продлению жизни и длительной ремиссии у пациентов с III-IV стадиями опухоли.

Иммунотерапевтические препараты начинают действовать сразу же после введения, однако эффект становится заметен через определенное время. Случается, что для полного регресса опухоли или замедления ее роста нужно несколько месяцев лечения, на протяжении которых иммунная система борется с раковыми клетками.

Лечение рака иммунотерапией считается одним из самых безопасных способов, однако побочные эффекты все же возникают, ведь в кровь пациента попадают чужеродные белки и другие биологически активные компоненты. Среди побочных эффектов отмечаются:

  • Лихорадка;
  • Аллергические реакции;
  • Мышечные боли, боли в суставах, слабость;
  • Тошнота и рвота;
  • Гриппоподобные состояния;
  • Нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы, печени или почек.

Тяжелым следствием иммунотерапии при раке может стать отек головного мозга, который представляет непосредственную угрозу жизни больного.

Есть у метода и другие недостатки. В частности, препараты могут оказывать токсическое действие на здоровые клетки, а избыточная стимуляция иммунной системы способна спровоцировать аутоагрессию. Немаловажное значение имеет и цена лечения, достигающая сотен тысяч долларов за годовой курс. Такая стоимость не под силу широкому кругу нуждающихся в лечении, поэтому иммунотерапия не может вытеснить более доступные и дешевые операцию, облучение и химиотерапию.

Вакцины против рака

Задача вакцинации при онкологии — выработать иммунный ответ на клетки конкретной опухоли или схожей с ней по антигенному набору. Для этого пациенту вводят препараты, полученные на основе молекулярно-генетической и генно-инженерной обработки раковых клеток:

  1. Аутологичные вакцины — из клеток больного;
  2. Аллогенные — из донорских опухолевых элементов;
  3. Антигенные — содержат не клетки, а лишь их антигены или участки нуклеиновых кислот, белки и их фрагменты и т. д., то есть любые молекулы, способные быть распознанными как чужеродные;
  4. Препараты дендритных клеток — для слежения и инактивации опухолевых элементов;
  5. АПК-вакцина — содержит клетки, несущие на себе опухолевые антигены, что позволяет активировать собственный иммунитет к распознаванию и уничтожению рака;
  6. Антиидиотипические вакцины — в составе фрагменты белков и антигенов опухоли, находятся в стадии разработки и не прошли клинических исследований.

Сегодня самой распространенной и известной профилактической вакциной против онкологии является вакцина от рака шейки матки (гардасил, церварикс). Конечно, споры относительно ее безопасности не прекращаются, особенно, среди людей без соответствующего образования, однако этот иммунный препарат, введенный лицам женского пола в возрасте 11-14 лет позволяет сформировать сильный иммунитет к онкогенным штаммам вируса папилломы человека и предотвратить тем самым развитие одного из самых распространенных раков — шейки матки.

Иммунотерапевтические препараты пассивного действия

Среди средств, которые также помогают бороться с опухолью — цитокины (интерфероны, интерлейкины, фактор некроза опухоли), моноклональные антитела, иммуностимулирующие средства.

Цитокины — это целая группа белков, которые регулируют взаимодействие между клетками иммунной, нервной, эндокринной систем. Они способы активировать иммунитет и потому применяются для иммунотерапии рака. К ним относят интерлейкины, белки интерфероны, фактор некроза опухолей и др.

Препараты на основе интерферона известны многим. С помощью одного из них многие из нас повышают иммунитет в период сезонных эпидемий гриппа, другими интерферонами лечат вирусные поражения шейки матки, цитомегаловирусную инфекцию и т. д. Эти белки способствуют тому, что клетки опухоли становятся «видимыми» для иммунной системы, распознаются как чужие по антигенному составу и удаляются собственными защитными механизмами.

Интерлейкины усиливают рост и активность клеток иммунной системы, которые элиминируют опухолевые элементы из организма больного. Они показали прекрасный эффект в лечении таких тяжелых форм онкологии как меланома с метастазами, метастазы рака других органов в почки.

Колониестимулирующие факторы активно используются современными онкологами и включены в схемы комбинированной терапии многих видов злокачественных опухолей. К ним относят филграстим, ленограстим.

Их назначают во время после или во время курсов интенсивной химиотерапии для повышения количества лейкоцитов и макрофагов в периферической крови больного, которые прогрессивно снижаются из-за токсического действия химиотерапевтических средств. Колониестимулирующие факторы снижают риск тяжелого иммунодефицита с нейтропенией и ряда сопутствующих им осложнений.

Иммуностимулирующие препараты повышают активность собственной иммунной системы пациента в борьбе с осложнениями, возникающими на фоне другого противоопухолевого интенсивного лечения, и способствуют нормализации формулы крови после облучения или химиотерапии. Они включены в состав комбинированного противоракового лечения.

Моноклональные антитела изготавливаются из определенных иммунных клеток и вводятся больному. Попав в кровяное русло, антитела соединяются со специальными чувствительными к ним молекулами (антигенами) на поверхности клеток опухоли, привлекают к ним цитокины и иммунные клетки самого пациента для атаки опухолевых. Моноклональные антитела могут быть «нагружены» лекарственными препаратами или радиоактивными элементами, которые фиксируются прямо на опухолевых клетках, вызывая их гибель.

Характер иммунотерапии зависит от разновидности опухоли. При раке почки может быть назначен ниволумаб. Метастатический почечный рак очень эффективно поддается лечению интерфероном альфа и интерлейкинами. Интерферон дает меньшее число побочных реакций, поэтому при раке почки он назначается чаще. Постепенный регресс раковой опухоли происходит на протяжении нескольких месяцев, в течение которых могут возникнуть такие побочные явления как гриппоподобный синдром, лихорадка, боли в мышцах.

При раке легкого могут быть использованы моноклональные антитела (авастин), противоопухолевые вакцины, Т-клетки, полученные из крови пациента и обработанные таким образом, чтобы появилась способность к активному распознаванию и уничтожению чужеродных элементов.

Меланома — одна из самых злокачественных опухолей человека. В стадии метастазирования справиться с ней доступными методами практически невозможно, поэтому смертность все еще высока. Надежду на излечение или длительную ремиссию может дать иммунотерапия при меланоме, включающая назначение препаратов Кейтруда, ниволумаб (моноклональные антитела), тафинлар и других. Эти средства эффективны при запущенных, метастатических формах меланомы, при которых прогноз чрезвычайно неблагоприятен.

Видео: репортаж о иммунотерапии при онкологии

Автор: врач-онколог, гистолог Гольденшлюгер Н.И. [MD Meira Goldenshluger], (OICR, Toronto, Canada), для ОнкоЛиб.ру ©

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector