1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Михаил Полицеймако ломает себя

Михаил Полицеймако: «Папа не хотел жить и просил пистолет»

Михаил Полицеймако рассказал о том, как его отец Семен Фарада боролся за жизнь. По словам актера, папа не хотел чувствовать себя немощным, и в какой-то момент он даже подумывал о суициде, чтобы избавить себя от мучений.

Михаил Полицеймако никогда не сомневался в своем призвании. Еще бы, ведь его мама Мария Витальевна и отец Семен Фарада посвятили жизнь сцене и кинематографу.

С детства Михаил привык к тому, что папа часто отсутствует дома, вечно путешествует с гастролями по всему Советскому Союзу. Тогда никто не мог предположить, что именно невероятная любовь Семена Фарады к своему делу обернется такой огромной трагедией.

В эфире программы «Судьба человека» Полицеймако рассказал, что каждый день у его папа был настолько насыщенным, что ему просто некогда было отдохнуть. Гастроли сменялись перелетами и репетициями, и вот однажды случился инсульт.

«Мне тогда было всего 24 года. Мама позвала меня и сказала, что с папой что-то не так. И действительно, я подхожу, а он не может разговаривать. Мы быстро собрались в больницу, и там диагностировали обширный инсульт. После этого начались девять лет упорной борьбы за жизнь. В какой-то момент папа просто не хотел жить, даже просил у нашего друга семьи пистолет. Представьте, что вы невероятно популярный артист, привыкший трудиться каждый день. И тут вам говорят, что больше этого никогда не будет, что болезнь с вами навсегда. Мы пытались быть рядом, поддерживать. Однако это заболевание очень плохо сказывалось на его характере. Тяжело было всем», — рассказал Михаил.

Сам Полицеймако в этот период хватался за любую работу. Актер снимался в рекламе, работал на корпоративах и в театре, лишь бы оплатить отцу не только лечение, но и услуги сиделки. Сам же Семен Фарада даже после второго инсульта старался сохранить бодрость духа и оптимизм.

Знаменитый артист ушел из жизни 20 августа 2009 года, когда ему было всего 75 лет. Одним из первых о трагедии узнал сын Семена Фарады Михаил.

«Мы уехали на море, поскольку моя дочь аллергик, а папу на это время отправили в очень хороший санаторий с круглосуточным уходом. И вот, когда мы уже были в аэропорту и собирались лететь домой, мне позвонила сиделка. Я по ее тону понял, что произошло, но никому не стал говорить раньше времени, не хотел их волновать. Мы сели в самолет, я накрылся с головой пледом, чтобы не выдать своих эмоций. Тогда я выпил бутылку какого-то алкоголя и просто уснул на четыре часа. Я думаю, папа специально дождался, когда мы будем возвращаться, чтобы не портить нам отдых», — рассказал Полицеймако.

© Предоставлено: Hearst Shkulev Publishing LLC Михаил до сих пор жалеет, что не успел попрощаться с отцом //ФОТО: Кадр из программы

По признаю актера, его отец обожал внучку Эмилию, а она отвечала ему взаимностью, сочиняя для дедушки трогательные письма. Сейчас Михаил воспитывает троих детей, причем сын от первого брака сам захотел жить с ним.

Несмотря на затяжной конфликт с первой женой, отношения со второй супругой Ларисой остаются безоблачными на протяжении 13-ти лет. Будучи востребованным в профессии актером, который смог найти свою любовь, Полицеймако жалеет лишь об одном — что когда-то он слишком мало общался с папой.

Михаил Полицеймако: Людей приучают быть тупым стадом

Друзья Михаила Полицеймако называют его человеком-праздником: мол, с ним легко в общении. Сам же артист признается, что старается бороться со своей доверчивостью и открытостью. «Собеседнику» Михаил рассказал, почему у него мало друзей, зачем поведал зрителям о разводе и что хотел бы поменять в жизни нашей страны.

1976 – родился в Москве в семье Семена Фарады и Марины Полицеймако

1985 – дебют в кино «Что такое «Ералаш»

1992 – получая паспорт, по настоянию родителей был записан по фамилии мамы – Полицеймако

1993 – поступил в ГИТИС

2001 – начал работать на ТВ, первая передача – «Зарядка для всей страны» (7ТВ)

Михаил Полицеймако // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Те, кто пишет про Алибасова, выглядят мудаками

– Миша, десять лет назад ты сказал, что твой психологический возраст – 13 лет. А сегодня? Да и как проявляется этот психологический возраст?

– Думаю, это связано с твоим мироощущением, насколько ты хочешь себя чувствовать. Я так говорил, но это не значит, что постоянно живу, как будто мне 13 лет. Тут складывается все вместе: восприятие мира, любовь к жизни, к близким. Когда человек внутренне стареет, мне кажется, он становится более черствым, зацикливается на себе. И я стараюсь не жить по таким принципам, по возможности слежу за этим. Сейчас временами, когда счастлив, когда с детьми нахожусь, когда у меня есть легкий выходной, пытаюсь себя чувствовать на 13 лет. Тогда испытываю щенячий восторг, который похож на подростковый возраст. Хотя, конечно, опыт и созерцание медленного дебилизма (здесь актер применил непечатное выражение), который нас окружает, уменьшает количество оптимизма в моих клетках.

– Только созерцание происходящего негативного вокруг или возникает желание поучаствовать, что-то попытаться исправить?

– Понимаешь, наше общество – это такая огромная масса. Если сравнивать с куском теста, то ты не можешь, будучи его частичкой, изменить все тесто. Даже если оно гниет или грубо сделано. Так случилось, что в нашей стране мало есть чем гордиться. Да, есть культура, в советское время были какие-то интересные разработки наших ученых, и не только связанные с военной промышленностью. Но так построено наше общество, что все решает основная масса. Когда появляются люди, которые говорят, мол, вы живете не так, то на них обрушивается огромная лавина критики, потому что все равно народ живет по принципу «лишь бы не было войны». Даже если людей загонят по колено в говно! Того, кто скажет: давайте выйдем отсюда, – назовут буяном, что он мутит воду и так далее. Взять, например, ситуацию со свободой слова. Ее очень мало в нашей стране. Вот сейчас мы с тобой можем разговаривать на любые темы, но где гарантия, что, прочитав интервью, кто-нибудь не начнет меня травить, обвинив во всех тяжких?! Теперь люди говорят и боятся, что их могут вызвать в суд. Потому что у нас законы сделаны не из кирпича, а из пластика, который может треснуть в любой момент.

Есть такой портал Yandex, раньше я его читал, но теперь. Он стал абсолютно агитационным ресурсом. Пишут о наших достижениях в вооружении и ругают жизнь в других странах. И никто там не говорит о том, что НА САМОМ ДЕЛЕ происходит в России. Вот я считаю, что сейчас существует самый острый момент в нашей стране – это экология. Уже доказано, что безумная вспышка раковых заболеваний, сахарного диабета, инфарктов, инсультов напрямую связана с тем, что мы едим, чем мы дышим и как мы живем. Когда я слышу, что уровень жизни россиян повышается, понимаю: кто так говорит, отдален от реальности. Как, к примеру, можно семье прожить на 40 тысяч рублей?! Невозможно! Недавно моя дочь ходила в платную, причем недорогую стоматологическую клинику, ей нужно было поставить пломбу. Знаешь, сколько пришлось заплатить? Десять тысяч.

Читать еще:  приемное родительство

Нас отвлекают от проблем, о которых нужно кричать. Происходит экологическая беда по всей стране. Мы пришли к каменному веку, когда выживает сильнейший, а инвалиды, бедные, дети, старики должны работать на сильных. Это даже не рабовладельческий строй! Там хотя бы были четкие понятия.

– Актер может как-то повлиять, изменить, пытаться устранить несправедливость?

– Актер – зависимая профессия. Зависит от потребы, от того, что зрителю в этот момент надо. Я рад, когда вижу, что в театр приходят молодые люди, но чаще это люди среднего и старшего возраста. А молодежь смотрит стендаперов, которые в своих выступлениях не поднимают серьезные вопросы. Иногда встречаются видео в интернете, где опрашивают нашу молодежь. Девушку спрашивают: «Как звали старшего из братьев Карамазовых?» Она о таких и не слышала вообще. Зато назовет фамилию артиста стендапа, который рассказывает, как жопой прилип к скамейке. Актер не занимается полным образованием человека, он может только направить. Недавно, в день рождения Пушкина, в Театре имени Станиславского выступал с журналистом Николаем Сванидзе и пианистом Павлом Андреевым. Сванидзе рассказывал, как поэт писал «Маленькие трагедии», Андреев аккомпанировал, а я читал произведение. В зале было человек пятьдесят, почти все старше сорока лет. Зато, когда в программе у Вадима Галыгина я рассказал пошлый анекдот, сразу получил 35 тысяч просмотров этого видео. Сравни: 35 тысяч – поржать, а на Пушкина – 50 человек. Но хотя бы им мы можем рассказать, что у нас есть богатый литературный пласт.

На актерском капустнике

– Но тем не менее ты в антрепризах играешь не Пушкина или Лермонтова.

– Ну, сейчас я снимаюсь в фильме по лермонтовскому «Маскараду». В театре играем не Пушкина, но тоже классические произведения. Спектакль «Трактирщица» по пьесе Гольдони, «Маленькие комедии» – по Чехову, «Приворотное зелье» – это Макиавелли. До недавнего времени играл в Театре на Малой Бронной Бенедикта в шекспировской пьесе «Много шума из ничего». А потом, извини меня, ты считаешь, что «Чапаев и пустота» Пелевина (мы играем в нем с Мишей Ефремовым) – это не классика?! Пусть и современная. Буквально на днях отыграл в постановке «Вредные привычки» – одна из самых популярных сегодня французских пьес Филиппа Лелуша. Опять же современная драматургия, но на высоком уровне. У меня вышла литературная программа с поэтом и писателем Сашей Гутиным «Спасибо, Джон, мы всё помним», где читаю рассказы о нашем общем с Сашей еврейском детстве, о нашем мироощущении. Это новый для меня формат – читать с листа и все это сразу проживать на сцене. Я не играю в пьесах Васи Пупкина «Жена под кроватью, а муж у любовницы», что часто встречается в антрепризах. Кстати, только что выпустили спектакль «Суперstars» режиссера Романа Самгина, где показывается изнанка театрального бизнеса. Очень интересно! Я играю роль этакого скользкого продюсера.

– Почему-то сейчас вспомнился Бари Алибасов, о котором в последнее время много говорят.

– Вот этого я не понимаю! Отравился, в больницу попал, потом оказалось, что выдумка. И все об этом показывают, рассказывают. Кому это интересно?! Те, кто об этом пишет, выглядят мудаками.

Обезьяна, которая бросается какашками

– Послушай, разве артисты не пиарят свое имя в скандалах, которые порой сами же и придумывают?

– Согласен, есть сумасшедшие артисты. Это уже зависит от уровня их воспитания и понимания значимости на этой земле, а еще от их алкогольной зависимости. Есть артист, который выкладывает свое порновидео. Считаю, для общества этот человек неадекватен. Он как обезьянка. «Знаете, в зоопарке есть такая обезьяна, которая кидается в посетителей какашками!» И все бегут туда, хотят хлеба и зрелищ! Вот утром я просматриваю интернет. Меня волнует курс валюты и кто играет сегодня в футбол. По большому счету больше ничего там не интересует. И натыкаюсь сразу на статью: «Актрисы российского кино, на которых невозможно смотреть». Это значит, что журналист – хам, не воспитан и не образован, потому что такие вещи писать нельзя. Тут же следующая статья: «Какой национальности артист?» Я понимаю, что они составляют подборку в зависимости от количества просмотров. Но в свое время Геннадий Малахов советовал при диабете не принимать инсулин, а пить керосин. И были летальные исходы. Все-таки должны быть мозги у человека, который пишет, советует. Так же и с актерами: неужели интересно, где он пукнул или наплевал, больше, чем его творчество?! Людей к этому приучают.

– Зачем?

– Чтобы были тупым стадом. Вспоминаю шутку, кажется, у кавээнщиков: «Я так устал слушать про жену Джигарханяна, про Украину и Сирию. Верните мне, суки, «Сельский час»!» Я помню эту скучнейшую программу, но, по крайней мере, она на психику действовала гораздо безобидней, чем сегодняшние ток-шоу. Но тут обвинять одного человека нельзя, это тенденция. Как-то позвонили из передачи «Пусть говорят», приглашают обсудить жену Александра Серова. Говорю им: «Ребята, у меня помойку строят рядом с дачей, у истока реки. Там заповедник, где водятся косули, лоси, зайцы. Это 80 километров от Москвы. Жителей, которые выступают против вырубки леса, разгоняет ОМОН. Об этом расскажите в своей передаче!» Но их это не интересует.

– Миша, но ты же сам участвовал в чем-то подобном. Например, программа «Секрет на миллион», где рассказал, что однажды ударил бывшую жену.

– Да, но эта программа была связана только с моей личной историей. Нужно ли было об этом рассказывать? В данном контексте откровенного интервью, думаю, да. Я рассказывал о том, что было, потому что вопрос связан с моим разводом в молодости. Но не позволял себе опуститься до каких-то интимных подробностей, на которые клюют люди. Я очень много съел от твоего брата журналиста неприятных ощущений. Про мой развод снимали долго. Хотя развелся в 2002 году, меня до сих пор об этом спрашивают. Поэтому и решил наконец рассказать свою правду. Но от предложений типа «а давайте вы придете и скажете, что у вас три ноги» отказываюсь.

С семьей и супругой Ларисой

Когда что-то происходит.

– В августе исполняется 10 лет, как ушел из жизни твой отец – любимый народом артист Семен Фарада. Ты как-то сказал: «Я не живу, как папа – не очень верю в большое количество друзей». Ты к таким выводам как пришел?

– Понимаешь, сравнивать советского человека и человека современной действительности сложно. Люди раньше так много не думали о деньгах, как сейчас. Жили плохо, но стабильно одинаково. От этого и друзей было больше. Мой папа, у которого рано ушел из жизни отец, воспитывался своей мамой. Прошел четыре года службы на флоте, восемь лет работал инженером. Он артистом-то стал после сорока лет. Папа не был богатым человеком, полжизни нуждался. И видимо, все это сказалось на характере, у папы было много друзей. Но во время его многолетней болезни они почти все куда-то исчезли. Сейчас вспоминаю, как встретил в лифте нашего соседа, когда папа уже года три лежал с инсультом. Спрашиваю: «Чего к нам не заходишь?» Отвечает: «Ой, не могу на него смотреть в таком состоянии». Думаю: ну какая же ты тварь! Ты заботишься о своих ощущениях и не можешь зайти и сделать человеку приятное, поддержать его! Ничего больше от него ведь и не надо было!

В детстве с отцом Семеном Фарадой

Наблюдая подобное, я понял, что нужно присматриваться к людям. С ними теперь схожусь очень точечно. Научился оценивать по поступкам, а не по улыбающейся физиономии. Если я в чем-то доверчивый или где-то слишком добрый, то это уже мои недостатки, с которыми борюсь. Да и само понятие дружбы уже, к сожалению, уходит. Я могу назвать максимум четыре-пять друзей в сегодняшней своей жизни.

– Ушедший недавно Дмитрий Марьянов, с которым ты работал вместе, был другом?

– Конечно, мы дружили. Димочка для меня – великий! У меня ощущение, какое было после смерти отца: мы многого недоговорили. Такая большая утрата в моей жизни. Дима был душой нашей компании. Почему так у него получилось? Думаю, это связано с одиночеством. Из-за этого человек сжигает себя определенным образом – пусть не алкоголем, но работой по 24 часа в сутки. Знаешь, каким бы я из себя ни старался показаться брутальным, сдержанным, знаю, что приду домой к жене, она обнимет меня и станет легче. Мне кажется, у Димы не было такого, несмотря на то, что свою Ксюшу он очень любил. Думаю, одиночество – это душевная болезнь. Мы, друзья, как-то пропустили это, проглядели. Надо быть очень внимательными друг к другу. Иногда завидую европейцам, у которых есть такая фишка: они не лезут друг к другу в семьи и в быт, но когда с человеком что-то происходит, они это замечают. Если видят, что другого что-то гложет, будут его тыркать, чтобы выговорился. Признаюсь, до сих пор не был на могиле у Димки. На похороны попасть не смог, был на гастролях. Сейчас даже не представляю, что со мной будет, если окажусь на его могиле. Очень сложно.

Читать еще:  Как пережить стресс и успокоиться?

Материал вышел в издании «Собеседник» №25-2019.

Михаил Полицеймако: «Сейчас я для папы сделал бы гораздо больше»

Очередным гостем Татьяны Устиновой в ток-шоу «Мой герой» станет российский актер театра и кино, телеведущий Михаил Полицеймако. Зрители канала « ТВ Центр» смогут увидеть их беседу полностью в четверг 16 ноября, в 13:40. Мы стали свидетелями этой любопытной беседы и предлагаем, как всегда, все самое интересное.

– О любом человеке лучше всего начинать узнавать с того момента, как он себя помнит – с детства.

– Детство вообще замечательное время. У меня, конечно, была пытка – музыкальная школа. Я ходил на сольфеджио в чистых ботиночках, с нотками. А ребята играли в футбол. Я все бросал и играл с ними. А потом возвращался домой грязный, с разбитыми ботинками и говорил маме: «Ну, сегодня мы так уработались на сольфеджио…»

– Можно ли сказать, что родители растили вас артистом?

– Никто меня не растил! В моем детстве были две бабушки, которые жили с нами. И это отдельный сценарий для кино. Ида Давыдовна – папина мама, и Евгения Михайловна – мамина. Баба Женя работала в Ленконцерте . Ее муж, мой дед Виталий Павлович Полицеймако – народный артист СССР , лауреат Сталинской и Ленинской премий. Бабушка просыпалась в 12 часов, затем играла на пианино. Я помню то время, когда она при этом курила, как Раневская. А баба Ида всю жизнь работала фармацевтом. И она вставала в 6 утра, ложилась спать, когда баба Женя только начинала играть. У них был дикий конфликт, как меня воспитывать. Их столкновения были как разряд молнии. Я помню, как папа однажды вступился за свою маму, и баба Женя ему кричала: «Молодой человек, я вас сейчас ударю палкой!».

– Вы похожи, по ее же словам, на маму. А характером – в папу?

– Папа был очень скромным человеком, у него не было особых запросов. Он жил в режиме своего прошлого, где работал инженером два месяца. У него был перекидной календарь, на котором он записывал дела. Единственно, что я от него воспринял – это дневной сон.

…Сейчас я для папы сделал бы гораздо больше, потому что в 24 года ты еще мальчик. Я помню лето, когда у папы случился инсульт, и я его отвез в больницу. Врач сказал, что он больше не сможет работать. Я тогда получал 12 тысяч, а одна реабилитация стоила 80. Однажды раздался звонок в дверь. На пороге стоял незнакомый парень. Я думал, что какой-то риэлтор, а тот просто протянул конверт с деньгами: «Мы собрали всем офисом». – «А вы знаете папу?» – «Нет, просто собрали на лечение». Другой человек два года возил папу на своей машине, когда я не мог – у него была просто такая любовь к нему. Такая история может произойти в любой семье. И единственный выход – это семья, которая будет в любой момент на твоей стороне, будет тобой заниматься.

– Действовала ли на вас слава отца?

– Расскажу историю. Тогда актеров было единицы. А поскольку у меня была дикая аллергия, то меня каждый год возили в Коктебель . Жили мы у наших близких друзей. Как-то дядя Толя и папа выкушали за ужином благородного напитка и пошли погулять, взяв меня с собой. Мне было лет 12. А там есть «Бродвей» – рядом с Литфондом. И была такая традиция, что люди с битами бегали друг за другом биться – город на город. Мы идем, и вдруг нас окружают 30 человек с битами: «Москалей не видели?». Я-то снизу, думаю, меня-то бить не будут, а папа с дядей Толей попали. И вдруг один говорит папе: «Слушай, а это же ты: «Люди, люди… (Эпизод из фильма «Чародеи». – Прим. ред.). Папа отвечает: «Я». «На бите распишись!». И папа стоял в кругу этих головорезов и расписывался на битах.

– Это гениально…

– Множество историй написано у него в книге, которую папа выпустил в 1999 году. У него инсульт случился в 2000-м, а мне, по иронии судьбы, позвонил человек, который выпускал эту книгу, бизнесмен. И сказал: «Михаил, не хотите ли купить 2000 экземпляров? Или я их уничтожу». И я купил. С тех пор они так и лежат. Когда меня спросили: «Михаил, не хотите ли написать книгу?», ответил: «Ни в коем случае. Каждый должен заниматься своим делом».

– А у вас была какая-то другая дорога, кроме актерской?

– Нет. Я вообще не понимаю, зачем меня отдали в школу №91 с математическим уклоном, которую я сейчас очень люблю. Учился я там до 8 класса. Первые три класса ты не понимаешь, где находишься, а потом начинаются алгебра с геометрией, черчение.

– В институте учились легко?

– В семье было горе из-за того, что я пошел в ГИТИС , мама же окончила Щукинское училище. Была еще история с арией. Мама услышала, как я пою в душе, и сказала: «Миша, спой эту арию на прослушивании» – «Зачем?» – «Я знаю, я окончила Щукинское училище». Я прочитал программу, мне сказали: «Хорошо, теперь можете спеть». Я запел, но было ощущение, что на меня смотрят, как на сумасшедшего.

– В вашей системе координат друг – это кто?

– Человек, с которым тебе хорошо. Мы собираемся все вместе, семьями, смеемся, прикалываемся. Но никто не напрягает. «Квартет И» – тоже мои большие друзья. Я работаю в этом театре. А еще есть «Независимый театральный проект», где я играю два спектакля.

Читайте также

Харви Вайнштейна приговорили к 23 годам тюрьмы за сексуальное насилие

Известного продюсера обвиняют в сексуальном насилии около 30 голливудских актрис

Мадс Миккелсен уж отморозил пальчик

В Анадыре открылся кинофестиваль «Золотой ворон»

Григория Горина друзья в шутку называли «везунком»

80 лет со дня рождения писателя-сатирика, потрясающего драматурга, автора сценария к фильмам «Тот самый Мюнхгаузен», «Формула любви» и многим другим

На сцену Метрополитен-оперы поднялись сразу три россиянина

Оперой «Летучий голландец» дирижировал Валерий Гергиев

А все-таки «Магомаев» или «Синявская»?

Наш обозреватель Сергей Селедкин — о премьере нового сериала

Владимир Спиваков подарил Дому музыки коллекцию картин и открыл новый зал

Первыми площадку опробовали «Виртуозы Москвы»

Михаил Булгаков: Есть один приличный вид смерти — от огнестрельного оружия

80 лет назад скончался самый выдающийся писатель советской эры

Главный приз кинофестиваля «Дух огня» достался «Преступному человеку»

В Ханты-Мансийске закрылся Международный фестиваль кинематографических дебютов

Милош Бикович — наш новый Депардье?

Наш обозреватель Сергей Селедкин продолжает экономить наши денежки и рассказывает о новом фильме «Отель Белград»

Чингачгук отправляется на Чукотку

В Анадыре открывается Международный арктический кинофестиваль «Золотой ворон»

Группа «Lindemann» о запрете концерта в Екатеринбурге: «Сейчас что ни крикни – все зацензурят. Не все понимают искусство»

Тилль Линдеманн и Петер Тэгтгрен ранним утром прилетели в аэропорт Кольцово. Скандальных музыкантов встречала «Комсомолка»

Международный кинофестиваль «Дух огня» в этом году пройдет без итальянской делегации

В Ханты-Мансийске стартовал международный киносмотр

Дарья Мороз и Паулина Андреева вышли на сцену МХТ имени Чехова как на подиум

В Камергерском переулке прошла премьера спектакля «Чайка» в постановке литовского режиссера Оскараса Коршуноваса

«Слезами Чака Норриса можно лечить рак. Но он так крут, что никогда не плакал!»

Легендарному герою боевиков исполняется 80

Лучшие и самые ожидаемые роли Анны Михалковой

Ее будущее как будто было предопределено с самого детства: папа — режиссер и актер Никита Михалков, дядя — режиссер Андрей Кончаловский, а многочисленные родственники почти все связаны с миром искусства

Настоящего автора «Конька-Горбунка» найдут с помощью перископа и дырки в полу

К 205-летию Петра Ершова исследователи приготовили весомое доказательство того, что знаменитую сказку написал Пушкин

Правнук Федора Достоевского прокомментировал новость о долге писателя в 240 тысяч евро перед немецким казино

Как оказалось, русский классик действительно проиграл крупную сумму денег. После чего начал писать свой главный роман

Раскольников как герой Тарантино: что смотреть на фестивале «Золотая Маска»

На сцене московских театров весной 2020 года вовсю идет фестиваль «Золотая Маска». Познакомим с некоторыми постановками, которые привезли на фестиваль российские театры

Милош Бикович, звезда фильма «Холоп»: Петь вместо Магомаева я не пытался

Самый популярный в России сербский актер — о новой роли, дружбе братских народов и готовности жениться

Бизнесмен Юрий Растегин отсудил у бывшей супруги Армена Джигарханяна 1 миллион рублей

Кунцевский суд Москвы постановил взыскать с Виталины Цымбалюк-Романовской 1 млн 67 тысяч

Пять лучших фильмов Берлинского кинофестиваля: Трагедия хрюши, история Хиллари Клинтон и Бог-суперхакер

Кинообозреватель «КП» Стас Тыркин представляет лучшие фильмы Берлинского кинофестиваля

Возрастная категория сайта 18+

Михаил Полицеймако: «Я никогда не был шибанутым ребенком, который занимался актерским мастерством с юных лет»

О тщеславии, семейных традициях и скандинавской ходьбе — в интервью WomanHit.ru

Династии в актерском мире — скорее правило, чем исключение. Популярный актер театра и кино Михаил Полицеймако и не скрывает, что его судьба была предрешена практически с рождения. Ведь его отец — легендарный Семен Фарада, мама — Марина Полицеймако, старожил Театра на Таганке, дедушка — народный артист СССР, актер питерского БДТ Виталий Полицеймако, бабушка — артистка Ленинградской филармонии Евгения Фиш. О своей семье и о работе Михаил рассказал в интервью.

Читать еще:  Йога губит позвоночник при недостаточной плотности костей

— Правда, что вы с детства пристально следили за карьерой матери, обучались тайнам мастерства у дедушки, не пропускали ни одного фильма с участием отца?

— Я рос в актерской семье и просто видел это. Что значит «следил»? Дедушку я не застал, знаю его только по видео. А что касается мамы и папы — ну да, детство прошло в Театре на Таганке, смотрел их спектакли, был с папой на съемках. Но я не могу сказать, что был таким шибанутым ребенком, который занимался актерским мастерством с восьми лет. Я все-таки любил играть в футбол и гулять с ребятами. Просто я рос в этой актерской атмосфере.

— Вы упомянули футбол, не было мечты стать футболистом?

— Нет, я не думал, что стану футболистом. Я уже тогда понимал, что профессионально футболом лучше заниматься с пяти-шести лет. А у меня это было на уровне любительском. Но меня именно папа приучил к футболу. Папа играл много за Бауманский институт, он же МВТУ имени Баумана окончил. И я с детства тоже много играл во дворе. Потом папа выступал за актерскую футбольную команду «Старко». Я даже с ним там пару раз поиграл, будучи студентом ГИТИСа.

— Какое у вас первое воспоминание о папе?

— Очень много воспоминаний. В детстве папа все время находился со мной рядом. И я очень любил с ним ездить на концерты в воинские части, на яичные и молочные фабрики. Было ощущение, что я еду с папой на работу. В театре всем аплодировали, а тут только ему одному. И потом он очень много импровизировал в зависимости от того, в какое место приехал. Его выступления никогда не были стандартными.

— Вы что-то переняли у него в этом плане?

— Сложно сказать, у меня немножечко другая судьба. Папа не имел актерского образования, а я окончил ГИТИС. Потом я с эстрады ничего не читал. Вспомните его участие в программе «Вокруг смеха», его концерты. Я от этого достаточно далек. Я театральный актер. Но перенять — перенял, конечно, на генетическом уровне.

— Он был очень известным человеком, как эта известность отражалась на вас?

— Не думаю, что как-то негативно. Мне просто было иногда обидно, что папа мало времени со мной проводил, потому что поклонники, зрители, коллеги… При актерской работе родителей их дети очень голодные до внимания. Я, например, сейчас это ощущаю на своих детях. Два дня меня не было, прилетел, они просто не отходят от меня.

— Каким Семен Фарада был в семье, как он вас воспитывал?

— Поскольку я у него единственный ребенок, он очень меня баловал. Я не помню ни одного момента, когда бы он меня ругал. Меня больше ругала мама за двойки, за прогулы музыкальной школы. Просто папа был счастлив, что в сорок два года стал отцом. Самый большой кайф, когда мы с папой куда-то ехали. Я точно знал — это будет круто, и никто меня не станет ругать.

— Какие черты в вас от него?

— Об этом должны сказать люди, которые видят меня со стороны. Единственное, могу сказать, чему я научился у папы — это точности. Он всегда и все делал точно. У него был календарь, на который он записывал свой распорядок дня. И я то же самое делаю в телефоне. Для меня большая трагедия, когда я подвел человека или опоздал. Вот это у меня, конечно, от папы.

— Вы сами так же воспитываете детей, как и он вас?

— Нет, немножко по-другому. Просто я же воспитываю троих. А он воспитывал одного. Если бы у меня был один ребенок, я бы, наверное, воспитывал его как папа. А тут, поскольку у меня банда (в хорошем смысле этого слова), то в каких-то моментах я чаще строг. Девчонки Эмилия и София у меня одного возраста, а вот сын Никита в этом году уже поступает в институт. Он взрослый человек, с ним уже не посюсюкаешь. Потом ему будет хуже от этого. Ведь начало взрослой жизни — это всегда большая ответственность по отношению к себе. Если ты с мальчиком семнадцати-восемнадцати лет продолжаешь сюсюкаться и лелеять его, как в пятнадцать, то потом это все скажется на нем.
Я делаю так, чтобы он не расслаблялся в начале пути. Потому что он выбрал такую же профессию, как я, дедушки и бабушки. Я, например, когда поступил, то первые два года вообще не помню. Я все время был в институте. Я там жил практически. И все это проходят. Самое главное — не пропустить этот момент научиться работать — пахать.

— Где сейчас учатся ваши дочки?

— Они учатся в Пушкинском лицее. Там и английский хороший, и другие гуманитарные науки. Одна перешла в шестой класс, другая в третий.

— Чем радуют?

— Многим радуют. Они занимаются вокалом в музыкальной школе имени Алексеева. В прошлом году старшая ездила на фестивали, в этом уже вместе с младшей получили призы за первые места на фестивале в Вене. Они достаточно бойкие девчонки. Конечно, я их за что-то ругаю, и еще я расстраиваюсь, когда думаю о том, в какой стране они будут жить. Хочу, чтобы они жили в каком-то мире, в спокойствии. То, что в последнее время происходит, меня немного пугает.

— Вы сказали, что иногда ругаете детей, а вас самого сегодня кто-то ругает?

— Меня мама может ругать. Может пожурить жена. Тетя, которой восемьдесят один год, как и моей маме, может позвонить из Израиля и поругать за что-нибудь.

— Дома вы только отдыхаете или занимаетесь каким-нибудь творчеством?

— Творчеством не занимаюсь. Но прошу свою супругу перед премьерой поучить со мной текст. Дома есть огромное количество домашних, бытовых дел. Я практически не готовлю, но занимаюсь бытом, покупаю продукты, как ответственный муж и семьянин. Прихожу домой и не падаю на кровать, говоря: «Кормите меня! Раздевайте меня! Мойте меня!» У нас у каждого есть обязанности. Конечно, на Ларе полностью дом, но банально вынести мусор, пропылесосить — это я могу. Правда, с детства у меня руки-крюки. Никогда ничего не мастерил, не прибивал, не пришивал.

— Ваша работа в семье обсуждается?

— Конечно, с Ларисой я обсуждаю, дети пока еще в этом не понимают. Но речь больше идет о моей занятости. Супруга все время говорит, что нужно отдыхать, а я говорю, что нужно работать. На эту тему мы с ней схлестываемся иногда.

— Некоторое время назад вы похудели. Ради роли или сами захотели?

— Ради здоровья. С годами организм тебе говорит, что уже тяжело носить на себе этот рюкзак — лишний вес. Лет девять я пытаюсь как-то бороться с лишним весом. И намного лучше себя чувствую. Но это ежедневная работа. Зарядка и тренажер. Десять километров пешком. А еще, когда я отдыхал в Болгарии, купил себе скандинавские палки для ходьбы, вот это очень классная вещь!

— Вы много работали и работаете на телевидении, чем вас это привлекает?

— Я всегда хотел работать на телевидении, еще с института. Были сначала не очень удачные пробы, потом получше. Телевидение — это тоже определенная школа: школа импровизации, секундного принятия решения. В театре ты играешь кого-то, а здесь — самого себя. Я не знаю, что будет дальше, может быть, роботы начнут вести программы, но сейчас это интересно.

— Театр и кино… Что вы ставите для себя на первое место и почему?

— Я не могу так сказать, что важнее. Все зависит от материала. Но мне кажется, если актер не играет в театре, то он не актер. Потому что театр — это школа. Без театра не бывает никакого искусства, которое связано с игрой. Сейчас появляются люди, которые снимаются только в кино. Для меня это немного странно, потому что актерскую профессию прежде всего дают подмостки. А кино — это определенная специфика. Есть такая история: если ты красивый и молодой, то можешь сниматься в кино. По-моему, это большое заблуждение, потому что получается не кино, а какой-то показ мод. Это не имеет никакого отношения к искусству. Если в кадре требуется красивый парень или девушка, они должны учиться в театральном институте и играть дипломные спектакли.

— Вы тщеславный человек?

— Не могу сказать, что я тщеславный. Сразу вспоминаю высказывание Булата Шалвовича Окуджавы: «Когда мне кажется, что я гениальный, я иду мыть посуду». Мне кажется, вот так нужно жить. Поскромнее в жизни и поярче на сцене и в кадре.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector