1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Каннибалы каменного века ели человечину не из-за мяса

Людоеды

Людоедное ч. 1

Бонус в комментариях, людоеды.

Ты — то, что ты ешь

Про каравай.

Смотрели на днях с мужем передачу про племя, недавно отошедшее от каннибализма. У многих черепа людские ещё хранятся. Племя называется каравай. Сидим с мужем, напеваем песенку детскую:»Каравай, каравай-кого хочешь выбирай. вот такой ширины,вот такой вышины. » Песенка приобрела какой-то новый смысл

Ужин с людоедами.

P.s. Не мое, но написано классно. Вроде на самом деле. У меня в блоге с фотографиями.(Xixidok)

Обозреватель «АиФ» передаёт из деревни каннибалов. Здесь всё ещё живут по правилам, принятым 5 тысяч лет назад: мужчины ходят голыми, а женщины отрезают себе пальцы. Что они едят, лучше не говорить…

…ПОЛИЦЕЙСКИЙ ещё раз тщательно изучил мои документы. К его великому сожалению, они были в порядке. Вздохнув, лейтенант взялся за сиреневую печать в виде птицы.

— И всё-таки я не советовал бы вам ехать туда, — сказал он голосом, полным огорчения.

— Почему? — наивно поинтересовался я.

— Народ там специфический. Только в этом году три иностранца пропали, а сколько местных, мы уже и не считали: джунгли вокруг просто непроходимые. Например, месяц назад исчез турист из Китая. Совсем недавно мы на него наткнулись в районе обитания племени карафай — так называемых «древесных людей».

— Ну, вот видите, — обрадовался я. — Нашли же всё-таки!

— Ага, — охотно согласился полицейский. — Всё, что от него осталось, — голова без нижней челюсти, колено и два куска мяса со следами зубов. Впрочем, дело ваше…

Печать с глухим стуком опустилась на пропуск, бледно оттиснув: «Вамена и долина реки Балием. Разрешено к посещению».

Сушёная голова размером с помидор

…В ГЛУБЬ индонезийской провинции Папуа (расположенной на западе острова Новая Гвинея) не проедешь даже на танке: глушь непролазная, густая тропическая растительность почти полностью закрывает солнце. Чёрные болота поставляют полчища малярийных комаров, а ядовитые змеи гроздьями свисают с лиан. Между посёлками летают лёгкие самолёты типа «фоккер», никакой другой связи нет — по скользким тропинкам в дождевых лесах из одного городка в другой можно добираться месяц. Немудрено, что исследовательские экспедиции в новогвинейских джунглях до сих пор натыкаются на племена, никогда не видевшие белого человека. В 2002 г. австралийские учёные обнаружили висящие над горной рекой сплетённые из корней дома, где жили около двухсот человек — неизвестное науке племя, поклонявшееся богам в виде грибов. Цивилизовали их сравнительно быстро — правда, первого протестантского миссионера, прибывшего из Кореи, «грибные люди» запекли в яме со сладким картофелем и съели во время «танца дождя», зато второму каким-то невероятным образом удалось их окрестить.

…Голландские колониальные власти, которым Папуа принадлежала вплоть до шестидесятых годов XX века, вели серьёзную борьбу с кулинарными пристрастиями местного населения — однако без особых успехов. В 1960 г. папуасы племени дани умудрились закусить официальной делегацией во главе с помощником вице-губернатора, приехавшей для знакомства с новым вождём. Сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону: случаи людоедства среди лесных папуасских племён с каждым годом становятся всё реже. Как полагают в полиции Вамены, за эти девять месяцев съели человек сорок. Индонезия — единственная страна в мире, где существует полиция для расследования случаев каннибализма: в основном они происходят на острове Борнео, где кровожадные даякские племена высушивают головы жертв до размера помидора. Живущие в тропических лесах папуасы Новой Гвинеи считаются более спокойными: туземцы не убивают людей просто ради удовольствия. Однако часто вступают с полицейскими в яростные споры по поводу того, можно или нельзя кушать жаркое из своих соседей.

— Вы будете смеяться, но многие племена, которые нормально относятся к людоедству, давно обращены в христианство! — разводит руками офицер полиции Мартин Сопутри. — Протестантские миссионеры из Голландии окрестили их и укатили обратно, а что там происходит далее, их не волнует. Ездили в одно горное племя, там недавно съели женщину. Вызвали вождя на допрос, стыдим его: ну как так можно делать? Вы же христиане! А он мне в ответ возмущённо: но мы-то её не убивали, она сама в реке утонула. И вообще, дескать, нигде в Библии не сказано, что нехорошо есть людей.

Больше всего проблем с вышеупомянутым племенем карафай. Его воины живут в домиках на деревьях — узеньких, как скворечники, на высоте 20 метров от земли, поэтому-то их и зовут «древесные люди». Иногда в той же реке, где обнаружили останки китайского туриста, находят целиком обглоданные скелеты.

В каннибализме периодически обвиняют и низкорослых туземцев горного племени яли, славящегося своей боевой свирепостью. Остальные племена считаются «цивилизованными» — людоедство там если и случается, то по сугубо прозаичной причине — например, произошёл серьёзный неурожай сладкого картофеля. Тогда и могут украсить стол воином из соседней деревни. Племена воюют между собой так часто и так долго, что иногда сами забывают, из-за чего. Отследить подобные людоедские пиры и исчезновение людей в отдалённых племенах трудно. У рядовых папуасов нет паспортов: их имеют только вожди, да и то не всегда.

Беднягу долго коптили на огне

Древний обычай — отрезать себе палец в знак скорби, когда умирает родственник.
…В ПОСЁЛКЕ Вамена ощущение такое, что кто-то намудрил с машиной времени, перемешав каменный век и современность. По асфальту, мимо мотоциклов и банков, ходят голые мужчины-папуасы, «одетые» лишь в тыквенный бандаж для пениса. Мимо них движутся женщины с обнажённой грудью, в юбках из пальмовых листьев, на голове (в причёску воткнуты кабаньи клыки) — связки бананов. Представители горных племён часто спускаются в долину, проделывая путь в 15 километров босиком, чтобы совершить натуральный обмен на рынке. Городскую церковь папуасы тоже посещают в голом виде, игнорируя протесты пастора: встав на колени, женщины складывают для крестного знамения жуткие обрубки пальцев. Принятие протестантства ничуть не мешает им соблюдать древние обычаи — отрезать себе палец в знак скорби, когда умирает любимый родственник.

…Проводника, который помог бы мне добраться в деревню свирепого племени яли, я нашёл нескоро: с меня запрашивали нереальные суммы, объясняя это «риском» — если не понравимся вождю, запекут с картофелем. Лишь после суток торгов мне удалось нанять за 200 долларов гида из местных папуасов. Он был настолько цивилизован, что носил трусы и чуть-чуть знал английский. К стоянке племени мы шли половину светового дня, сопровождающий то и дело тормозил меня рукой, чтобы я не наступил на змею. В мешке за спиной верещал поросёнок, купленный по совету многоопытного проводника — дабы задобрить вождя. Когда вдали показались покрытые пальмовыми листьями хижины племени, я уже еле стоял на ногах, а кроссовки почти развалились. Внезапно я отпрянул — навстречу нам из травы поднялись люди. И без того чёрные, они были вымазаны грязью, а один покрыт белыми пятнами, словно офицер спецназа. Как оказалось, подступы к любой деревне охраняют часовые. В ту же секунду «спецназовец» сорвал с плеча лук, я не успел опомниться, как бамбуковая стрела со свистом воткнулась в дерево рядом с моей головой. Папуасы расхохотались, хлопая стрелка по плечу. «Ничего страшного, это они так шутят», — успокоил проводник, у которого тряслись губы. «Милейшие люди, — подумал я, рассматривая качающуюся стрелу. — Похоже, это всего лишь начало». Я не ошибся. Согнувшись, «пятнистый» ловко извлёк из травы скрючившееся тело человека: до нас донёсся запах, который обычно издаёт копчёная колбаса. Даже издали было видно, что беднягу долго коптили на медленном огне. «Попал», — промелькнуло в голове, и я негнущимися пальцами отстегнул от пояса телефон. Он не работал…

…ТЕЛО копчёного человека подтащили прямо ко мне. Рот страдальца, почерневший от огня, был широко открыт. Обессилев, я прислонился к пальме и молча глядел на оскаленный череп. Надежда, что «всё обойдётся», таяла с каждой секундой. «Это великий воин из соседнего вражеского племени, — неожиданно произнёс мой проводник, тыча пальцем в труп. — Он погиб в бою, но был очень храбр. В знак уважения к его храбрости тело решили сохранить на века: в жилы мертвеца закачали специальный раствор, после чего закоптили». Мумию носят в дозор, чтобы её дух предупреждал о появлении отрядов противника, а во время праздников вождь сажает её рядом с собой и жертвует лучшие куски свинины. Это уже потом я узнал, что в таком поведении нет ничего необычного. Почти в каждой деревне в обязательном порядке присутствует мумия своего или чужого знаменитого воина, некоторым по 300 лет, а другие — совсем свежие. Те деревни, где нет собственных мумий, туземцы презирают и называют «отсталыми».

Читать еще:  Эфир от 07.11.2019

Как уничтожить злой дух магнитофона

— ДУХИ мёртвых вообще имеют большое значение у папуасов, — объяснил мне в Вамене полицейский офицер Мартин Сопутри. — Иногда мертвецам ломают ноги и срезают кожу со ступней: иначе они придут ночью к своему обидчику. Даже такие вещи, как автомобиль или банановая пальма, и те у туземцев имеют собственную душу. Однажды мы подарили вождю племени магнитофон на батарейках. Прихожу через месяц — нет магнитофона. Куда дели? А он, говорят, умер и мы его похоронили: чтобы дух этой машины нам не угрожал, разломали её тело на части. Я схватился за голову: «Что вы наделали, это же просто батарейки «сдохли»!» Но мне не поверили.

Он был героем, поэтому его не съели, а просто закоптили.
…Почтительно неся копчёного врага под локотки, туземцы вернулись в селение. Нам пришлось перелезть через частокол, чтобы попасть внутрь, калитка оказалась на уровне груди, и до неё пришлось подтягиваться на руках. Молодой вождь с копьём в руке, который вышел нам навстречу, не был рад гостям. Даже крещёные папуасы настороженно относятся к белым, поскольку вместе с чужеземцем в деревню могут проникнуть злые духи. Но уже через пару секунд недобрый взгляд вождя потеплел и оживился: папуас узрел поросёнка, бултыхающегося в мешке. Вопрос о моём пребывании в деревне сразу был решён положительно: свинья в племенах, населяющих джунгли Папуа, считается не меньшей ценностью, чем у нас бриллиант.

525 лет назад Колумб обнаружил первые свидетельства каннибализма в открытой им Вест-Индии

Людей ели и в Европе, но давно, в первобытные времена, в Новое время людоедство казалось здесь дикостью. С другой стороны, кто еще мог населять край света, кроме дикарей-людоедов или, хуже того, человекоподобных монстров песьеглавцев, пожирающих друг друга и всех остальных, кто им попадется. Находка моряками Колумба в 1494 году недоеденных кусков жареного мяса среди человеческих костей и черепов на месте пикника местных жителей острова Гваделупа не обманула ожиданий первооткрывателей Америки.

С тех пор в течение пяти веков между учеными-историками и этнографами не утихают споры о том, ели людей в Америке или не ели, и спорят они до сих пор. Причины сомнений ученых в людоедстве как норме жизни аборигенов Нового Света понятны. Ведь те индейцы, с которыми в Латинской Америке столкнулись первые европейцы в конце XV и первой половине XVI века, были далеко не дикарями, по материальному и духовному развитию их цивилизации находились на уровне античных времен в Старом Свете. К тому же облыжно объявить их каннибалами и тем самым поставить вне закона и морали было выгодно со всех точек зрения для оправдания жестоких методов конкисты — завоевания и освоения испанцами островов Карибского бассейна и Южной Америки.

Забегая вперед, надо сказать, что ритуальное людоедство, связанное с военно-ритуальным комплексом верований южноамериканских индейцев, сейчас считается доказанным научным фактом. Споры ученых продолжаются о деталях — например, практиковался ли каннибализм на территории Южного Конуса (той части Южной Америки, которая на карте находится южнее тропика Козерога, то есть 23 градуса южной широты) и т. д. Подробно обо всем этом можно почитать в работах историка Николая Викторовича Ракуца из Института Латинской Америки РАН (они есть в свободном доступе в интернете). Если же коротко, то наука о людоедстве в Новом Свете родилась и развивалась так.

Первые слухи о людоедах Нового Света

Во время первого плавания Колумба в 1492 году он побывал только на Кубе, Багамах и Гаити, то есть на трех Больших Антильских островах. Чистого времени на берегу моряки Колумба провели всего шесть недель и сравнительно мало чего и кого там видели. Золота, серебра, самоцветов и пряностей там они точно не увидели, как и людоедов: аборигены производили впечатление смирных и добродушных людей и затевали драку только в случаях уж совсем наглого их грабежа.

Но по возвращении в Испанию прямо так и сказать людям, которые поверили Колумбу и снарядили его экспедицию, было бы с его стороны неосмотрительно, и Колумб много чего, мягко говоря, домыслил и про аборигенов Карибских островов, и про их сокровища в своем «Первом письме об открытии Западных Индий». Он его написал в январе-феврале 1493 года на борту корабля «Пинта» на обратном пути в Испанию. Адресовано оно было королевской чете — Фердинанду II Арагонскому и его супруге Изабелле I Кастильской, главным выгодоприобретателям открытия им Америки. Это письмо в разных вариантах и с разными дополнениями из дневников Колумба было напечатано в том же 1493 году в Барселоне, Амстердаме, Париже, Базеле, а в списках разошлось по всей Европе.

В нем Колумб среди прочего писал о том, что ему рассказывали про «людей с одним глазом и других с собачьими мордами, которые едят людей, и что, поймав человека, ему отрубают голову, пьют кровь и разрубают тело на части», и про «других, которых зовут каннибалами», которые тоже едят людей. Историки считают, что сегодня с большой долей уверенности можно восстановить источник этих слухов.

За внешние коммуникации, как говорят сейчас, у Колумба отвечал штатный переводчик экспедиции Антонио Торрес, владевший арабским и еврейским языками. Вряд ли они ему помогли на Больших Антильских островах, но суть рассказов аборигенов он уловил правильно. Враждебные племена с других островов, чужаки (на местном языке «каниба»), убивали своих врагов и съедали их.

Первые доказательства каннибализма

С каннибалами моряки Колумба столкнулись во время второго его плавания, когда в 1494 году добрались до Малых Антильских островов. Здесь они встретили яростное сопротивление местных племен, а на острове Гваделупа нашли материальное свидетельство каннибализма в виде недоеденных человеческих останков. Здесь же в хижинах аборигенов испанцы находили обглоданные кости и черепа, развешанные вокруг очага словно посуда, а из очагов доставали руки и ноги, еще не прошедшие кулинарную обработку.

После столь явных доказательств королевский историограф Педро Мартир де Англерия, известный гуманист того времени, в своем трактате De Orbe Novo Decades («Декады о Новом Свете») оповестил научное сообщество Европы о том, что «в тех широтах обитает огромное количество народностей, которые значительно отличаются друг от друга по своим обычаям. Есть среди них карибы, или каннибалы, которые питаются человеческим мясом, стреляют отравленными стрелами. Другие же народности любезны и гостеприимны. Живут они счастливо на холмах и берегах рек».

Так с легкой руки де Англерии в науке были зафиксированы два образа туземцев: «хороших», которые живут мирно и не сильно сопротивляются, когда их грабят европейцы, и «плохих» каннибалов-карибов с их варварскими пиршествами. Опубликовано это было в 1511 году, но научной сенсацией не стало.

Первые научные труды о людоедстве

За несколько лет до этого в Аугсбурге вышло первое издание «Нового Света» Америго Веспуччи, который в 1499–1504 годах совершил четыре плавания к берегам Америки. Книга была богато иллюстрирована, и на гравюрах в ней бразильские индейцы были заняты каннибализмом как совершенно обыденным делом. Далекие от науки простые люди в Европе научных трактатов не читали, они вообще ничего не читали в силу своей неграмотности, но картинки рассматривали с большим интересом. Гравюры из этой книги и других книг о Новом Свете печатались отдельно и бойко продавались народу за хорошие деньги.

Справедливости ради надо сказать, что сам Веспуччи трактата «Новый Свет и новые страны, открытые Америго Веспуччи, флорентийцем» не писал, у него другой автор, но писал этот автор на основе писем Веспуччи, которые тот по возвращении из плаваний посылал влиятельным лицам в Испании и Португалии в качестве своих отчетов. По Веспуччи выходило, что в Бразилии «хороших» индейцев нет, там они все «плохие», людей едят.

По мере написания очередных томов своих «Декад…», которые целиком, в восьми частях, вышли в 1530 году, гуманист де Англерия тоже немного сменил свой тон насчет «хороших» индейцев. Нет, конечно, и такие там есть, но вот что он писал в первой научной истории Америки: «Детей, которых ловят, они кастрируют, как мы цыплят или поросят, если хотим, чтобы они выросли толстыми и с нежным мясом; когда они вырастают большими и тучными, их съедают. Но если в их руки попадают мужчины средних лет, то их убивают и разделывают; кишки и ступни ног едят свежими, а сами ноги засаливают, как мы свиные окорока».

Так территория людоедства, которая ранее при Колумбе ограничивалась Малыми Антилами и побережьем современной Колумбии, была расширена на большую часть Южной Америки — от Бразилии до Мексики.

Первые свидетели людоедства

В 1555 году в плен к бразильским индейцам племени тупинамба попал немецкий ландскнехт на португальской службе Ганс Штаден. В плену он пробыл почти десять месяцев, пока его не освободили французские моряки, и все это время наблюдал за ритуалами людоедства индейцев, дожидаясь своей очереди на съедение.

В 1557 году в Марбурге была опубликована его книга, ставшая европейским бестселлером: WarhaftigeHistoriaundbeschreibungeynerLandtschafftderWildenNacketen, GrimmigenMenschfresser-LeutheninderNewenweltAmericagelegen («Правдивые история и описание страны диких, голых и жутких людоедов в Новом Свете, Америке»).

Число очевидцев каннибальских ритуалов южноамериканских индейцев росло в геометрической прогрессии, в основном это были миссионеры-иезуиты, и к началу XVIII века в науке о людоедстве окончательно прояснилась картина южноамериканского каннибализма.

Читать еще:  Депрессия: в здоровом теле здоровый ум

Индейцы ели врагов, чтобы к ним перешла их сила. Пленника могли съесть сразу после окончания битвы, но такое бывало редко. Чаще попавшего в плен приводили в селение, где женщины встречали его танцами. Там ему давали жену, иногда не одну, из семьи воина, взявшего его в плен. В назначенный поселковым советом день пленного съедали с соблюдением ритуалов: сначала всеобщая попойка в деревне с песнями и танцами, потом инсценировка побега жертвы, ее поимка и финальный аккорд театрализованного представления — удар дубинкой жертве по голове. Потом жертву варили и съедали всей деревней.

Каждому должна была достаться его доля, как бы она ни была мала. Мясо доставалось мужчинам, женщины и дети могли обглодать кости, но, как правило, им оставался один суп. Воин, угостивший деревню, получал в награду очередной ритуальный шрам, своего рода очередную звездочку на погоны, повышавшую его статус в племени. Кстати, воину у тупинамба разрешалось жениться только после того, как он приведет в деревню пленника на съедение.

Пленник не пытался сбежать, потому что это было признаком трусости, которую ему не простили бы его соплеменники. Когда миссионеры-иезуиты пытались выкупать таких пленных, те отказывались. Если у пленного, долго ждавшего своей очереди быть съеденным, уже родился ребенок от жен из племени его врагов, ребенка, если он был мальчиком, ждала та же участь, девочку тоже могли съесть, но чаще оставляли как наложницу.

Таков был стандартный ритуал людоедства у тупинамба, в других племенах он мог отличаться в деталях. Например, в «Робинзоне Крузо» в сцене спасения Робинзоном Пятницы Даниэль Дефо в 1719 году с научной точностью описал, как это происходило у карибов из устья реки Ориноко.

К концу XIX — началу XX века ученые разработали классификацию разновидностей каннибализма. Эндоканнибализм — поедание членов своей группы, обычно в ходе погребального ритуала (как раз черепа и кости съеденных дедушек и бабушек видели моряки Колумба развешанными возле очага в хижинах карибов). Экзоканнибализм — поедание чужаков в ритуальных целях. Гастрономический каннибализм как составная часть ежедневного рациона. Медицинский каннибализм — поедание фрагментов тела или использование их для приготовления медицинских препаратов. Вынужденный каннибализм с целью выживания в кризисных условиях — например, при голоде.

Сейчас в научных трудах чаще используется упрощенная, редуцированная классификация: а) каннибализм и б) антропофагия. Каннибализм — это когда едят человечину как продукт питания, то есть часто. Антропофагия — когда едят людей в ритуальных целях и не часто. Таким образом, с научной точки зрения, более правильно назвать южноамериканских индейцев антропофагами.

Сомнения в реальности людоедства

Надо сказать, что даже в качестве антропофагов в прошлом (то есть каннибалов-light) коренное население Южной Америки устраивает далеко не всех современных ученых. В последний раз широкая научная дискуссия о том, был ли каннибализм у южноамериканских индейцев или это грандиозное научное заблуждение, развернулась в начале 1980-х годов после выхода в свет книги американского антрополога Уильяма Аренса «Миф людоедства». Ее, кстати, можно почитать в интернете на английском языке (Arens W. Theman-eatingmyth: anthropologyandanthropophagy).

Аргументы Аренса были довольно убедительными с научной точки зрения, и хотя он проиграл научный диспут, длившийся несколько лет на страницах научных журналов, и наука о людоедстве осталась при своем мнении, далеко не все из его доводов были столь же убедительно опровергнуты его оппонентами.

В гостях у потомков каннибалов

В конце XIX века чистокровных потомков карибов-каннибалов, которых в конце XV века встретили моряки Колумба, оставалось всего около 2 тыс. человек на побережье Гвианы и на острове Тринидад. На остальных карибских островах они еще в XVIII-XIX веках перемешались с завезенными сюда африканцами и называются сейчас «черными гарифуна» (от «гарибы» — «гарифу» — «гарифуна»). «Желтых» или «красных» гарифуна, то есть чистых карибов, тут уже не встретишь.

В 2015 году местных черных гарифуна на острове Сент-Винсент изучал доктор исторических наук Виктор Павлович Кривоногов из Сибирского федерального университета. Практически все население этого острова состоит из потомков завезенных сюда из Африки чернокожих рабов, которых официальная статистика именует African (иногда в официальных документах пишут Negro и Black), и мулатов (в официальной статистике — mixed).

Самоназвание у первых negro (негр), но чаще они называют себя nigger («нигер», в произношении — «нига»), ничуть не смущаясь вопиющей неполиткорректности этого слова. Вторые называют себя либо тоже нигерами, либо миксд (mixed), то есть «смешанными». Мулатом называет себя мало кто из числа миксд. Индейцев (черных гарифуна) на острове 3%. Все они давно добрые католики, как, впрочем, и все остальные на Сент-Винсенте.

Некоторые характерные индейские черты у них прослеживаются, но редко. Когда красноярский доктор наук Кривоногов спросил у своего коллеги-историка, негра из столицы Кингстауна, может ли он отличить гарифуна на улице по внешнему виду и если может, то как, тот ответил: «Очень просто. У них волосы прямые».

Праздничный суп из деда и чили из человечины по-ацтекски. Что мы знаем о рецептах племен каннибалов

Предновогодняя пора — прекрасный повод рассказать о застольях. Желательно экзотических. Например, о застольях каннибалов. Отсюда вы узнаете, как ацтеки готовили чили из человечины, почему врагов жарят, а соплеменников варят, а также о том, как Чарльз Диккенс придумывал каннибальские рецепты и слегка увлекся.

Как отличить каннибала-горемыку от каннибала-эстета

Как отличить каннибалов-любителей от профессионалов? Где грань между ритуальным людоедством и эстетством искушенного людоеда? Том Нилон, автор книги «Битвы за еду и войны культур: Тайные двигатели истории», отвечает на этот вопрос так: «Специи и рецепты!». Племена, которые едят себе подобных изредка и в религиозных целях, довольствуются пресным. И наоборот: тяга к применению приправ и сложных рецептов выдает народы, которые практикуют каннибализм регулярно и хладнокровно.

Можно проследить гедонистическую градацию. Грустные народы Огненной Земли ели человечину только в моменты нужды. Воинственные алгонкины — в качестве мести врагу и предпочитая просто зажаривать куски мяса. Упомянутые Монтенем благородные каннибалы французской Канады ели врагов, чтобы отомстить им, но делали это с почетом и уважением к захваченному в плен. Карибы придумали для приготовления человека такую мировую вещь, как барбекю (кстати, это слово взято из их языка). Маори уже использовали некие травы и зелень. Экстравагантные фиджийцы — вилки для мозгов. Но больше всего в искусстве каннибальских застолий преуспели цивилизованные ацтеки и жизнерадостные людоеды тупинамба.

Об ацтеках и тупинамба стоит рассказать подробнее, потому что это — единственные народы, от которых остались внятные и доходчивые рецепты приготовления человечины.

Праздничный суп из деда
Почему врагов жарят, а сородичей варят

Обычаи бразильских индейцев тупинамба известны нам благодаря ландскнехту по имени Ханс Штаден. Он был наемником в армии конкистадоров и умудрился попасть в плен к каннибалам. Однако сметливому европейцу удалось обнаружить, что они не ели тех, кого считали трусами, так как боялись заразиться малодушием. Штаден периодически ныл и просил пощады, чем портил аппетит воинам тупи и продлевал себе жизнь. В конце концов ему удалось спастись на французском судне, а уже дома он написал книгу «Достоверная история и описание страны диких, голых, суровых людей-людоедов Нового Света Америки».

Ханс Штаден явно много где преувеличивает и привирает, но в целом рассказывает такие вещи, которые попросту не мог выдумать (хотя бы по той причине, что они перекликаются с открытиями этнографов XX века). Например, неудачливый ландскнехт рассказывает о том, что тупи ели врагов жареными, а соплеменников — вареными. Это согласуется с идеей знаменитого антрополога Клода Леви-Стросса, который утверждал, что дикари-каннибалы по всему миру имеют четкое разделение: огонь — для врагов, вода — для друзей.

Такое положение дел объясняется практичностью, поскольку родственников затем нужно хоронить (даже после того, как вы их съели), а варка в бульоне помогает отделить кости от мяса. Таким образом, кости сохраняются для похорон, вы даже можете собрать их них скелет, а плоть аккуратно изымается для праздничной трапезы. Отсюда же понятно, почему врагов жарят: это весьма неаккуратный способ приготовления в том смысле, что мясо смешивается с костями, а они затем просто выбрасываются. Проще говоря, на врага плевать, он унижен до статуса шашлыка, и никто не собирается собирать из его костей аккуратный выбеленный скелет для захоронения.

Из все той же книги Штадена нам известны несколько самых распространенных блюд тупинамба: это некий menudo — суп из внутренностей, mingau — жаркое, а также жаркое с кровью, на манер филиппинского блюда dinuguan (к слову, филиппинцы тоже в старину были замечены за каннибализмом).

Человечина-чили
Рецепты ацтеков с пряностями

Ацтеки — второй народ, который оставил нам рецепты каннибальской кухни. Хотя их отношения с мясом людей очень сложны. С одной стороны, ацтеки поедали человеческую плоть принесенных в жертву, но это был чисто символический жест: торжественно откусывали маленький кусочек — а остальное выбрасывали. И тут же параллельно существовала и другая разновидность каннибализма, скажем так, элитарно-декадентская.

Том Нилон считает, что империя ацтеков страдала от несбалансированного рациона. Практически все жители городов измывали от регулярного недоедания и почти весь их рацион составляла кукуруза. У индейцев не было возможности одомашнить травоядных животных, так что единственным источником животного белка были другие люди. Нилон полагает, что элита империи могла прибегать к классовому людоедству, когда на пирах подавались рабы. В условиях, когда сельское хозяйство подошло к пределу своих возможностей, богатые буквально ели бедных. Это, конечно, только гипотеза, но она кажется правдоподобной, если посмотреть на рецепты ацтеков.

Читать еще:  Мама отдыхает, младенец изучает языки: возможно ли такое?

Любопытно, что первые упоминания чили (и блюда, и растения), а также первые упоминания томатов встречаются в ацтекских рецептах по приготовлению человечины. Испанский конкистадор Берналь Диас дель Кастильо в мемуарах об участии в экспедиции Эрнана Кортеса рассказывает, что самый распространенный способ приготовления людей — тушение «с солью, перцем и томатами». Как остроумно замечает Нилон: «В оригинальной рецептуре бобы отсутствуют, и этим аргументом можно было бы закончить вечный спор о правильном приготовлении блюда «чили кон карне».

Рецепт Кастильо подтверждают археологические находки в окрестностях Мехико. На некоторых из человеческих костей остались красные и желтые следы специй: «Следы от тушения также содержат семена тыквы, чили и, возможно, аннато (оранжево-красный каротиновый краситель, специя с мягким вкусом, добываемая из семян помадного дерева (achiote), что позволяет предположить, что люди были также ингредиентом ранних версий блюда моле».

А это значит, что ацтеки делали из человеческого мяса как чили, так и всевозможные пряные соусы. Смысл всех этих ухищрений — скрыть слишком специфический, сладковатый, вкус человечины. Именно для этого нужно такое обилие специй и кислинка томата.

«Длинная свинья» в земляной печи с травами
Чем отличается каннибализм простых аборигенов и их вождей

Каннибальские племена знают, что месть — это блюдо, которое нужно готовить на праздник. В нашей градации — от вынужденных каннибалов, до эстетов-людоедов — нет четкого водораздела. Но зачастую все интуитивно ясно. Например, аборигены Фиджи использовали съедение врага как часть ритуала войны. Это была месть, а поедание — символ яростного, тотального уничтожения. Чисто-религиозная тема. Однако правители фиджийцев использовали каннибализм для подчеркивания своего статуса и власти. Съесть врага, захваченного в плен, может позволить себе любой воин. А вот съесть одного из своих напортачивших министров — это величественно и стильно.

Жители Фиджи были на довольно высоком культурном уровне, когда к ним приплыли европейцы. А там, где есть цивилизация, есть и классовое расслоение, а значит, и сибаритствующая элита. Местные верховные вожди, окружившие себя министрами и челядью, всячески подчеркивали, что их потребление человечины намного престижнее, чем у всех остальных. Для этого они, к примеру, пользовались специальными деревянными вилочками, приспособленными для поедания мозгов. Вот что бывает, когда у элиты нет доступа к шампанскому.

Выходит, что у одного и того же народа существовало две модели каннибализма: древняя, экстатически-культовая, и более современная, которую по иронии можно назвать цивилизованной. Кстати, именно из-за фиджийцев бытует расхожее мнение о том, что человечина похожа на свинину. Дело в том, что аборигены иносказательно называли человеческое мясо «длинной свиньей» — отсюда и повелось.

«Капитан в панировке со сливовым соусом»
Кулинарная книга европейского каннибализма

«Великий мексиканский муралист Диего Ривера (1886–1957) утверждал, что вместе с друзьями прожил у каннибалов два месяца, и «здоровье у всех улучшилось». Продукты для блюд хранились в морге, Ривера употреблял в пищу только «свежеубитых, здоровых и без признаков слабоумия», а прекратил эксперимент не из брезгливости, а из-за враждебности к данной практике со стороны общества».

Столкнувшись с людоедством в колонизированных землях, европейцы ужаснулись этому дикарскому обычаю и использовали его для низведения аборигенов до статуса животных. Однако со временем колонизаторы сами стали очарованы каннибализмом. Поедание человеческой плоти стало таким мощным фантазмом, что со стороны может показаться, будто именно европейские народы — самые горячие поклонники людоедства в мире. Классическая литература постоянно поражает самыми изощренными примерами.

Шекспировский Тит Андроник в одноименной пьесе кормит своих врагов блюдами из их же детей. Герман Мелвилл в «Моби Дике» фантазирует на тему вынужденного каннибализма. Джонатан Свифт пишет памфлет «Скромное предложение», в котором предлагает богачам покупать детей у ирландских бедняков и поедать их — дескать, так будет лучше для всех. Мишель Монтень пишет эссе «О каннибалах» (кстати, советуем прочитать, одно из лучших у него), где сравнивает обычаи каннибалов Северной Америки и европейских колонизаторов, приходя к мысли о том, что последние — гораздо большие дикари, чем аборигены.

Но самые безумные примеры фантазий о каннибализме дает нам Чарльз Диккенс. Многие из его работ неожиданно ошарашивают читателя упоминаниями людоедства. Причем это доходит до навязчивости. И снова обратимся к Тому Нилтону (лучше него тут не скажешь):

«Съедение угрожает Пипу в «Больших надеждах» (1861); в «Посмертных записках Пиквикского клуба» (1836) жирный парень Джо говорит, что хотел бы съесть Мэри; «Повесть о двух городах» (1859) пронизана упоминаниями о каннибалах и дикарях-людоедах; Дэвид Копперфильд в романе «Жизнь Дэвида Копперфильда, рассказанная им самим» (1859), думая о Доре, часто использует людоедскую терминологию.

Но все это лишь аперитивы, изящно предваряющие главное блюдо. В 1868 году Диккенс написал серию кулинарных текстов, последний из которых назывался Pastry and An Entremetof Great Merit («Выпечка и закуски чрезвычайной важности») и содержал несколько рецептов из «Книги рецептов повара последнего короля Сандвичевых островов», например, «английский матрос по рецепту метрдотеля», «ребенок à la Меттерних», «юнга-морской-гребешок» и «капитан в панировке со сливовым соусом».

Сам Диккенс объяснял создание этого сборника рецептов сатирой: дескать, каннибализм удовлетворяет необходимость в пище животного происхождения в условиях, когда все коренные народы съедены. Проще говоря, он, как Свифт и Монтень, использует людоедство как метафору антигуманного обращения с теми, кто оказался в самом низу «пищевой цепи» современного ему общества. Правда, классик чрезмерно увлекся этой фантазией, из-за чего Нилтон предполагает (правда, в шутку), что классик был крипто-каннибалом и вообще, стоит посмотреть, сколько сирот пропало без вести в районе, где жил Чарльз Диккенс. Просто для уверенности.

Наука

История

Человечиной сыт не будешь

Археолог считает, что древние каннибалы ели людей не от голода

Ученый рассчитал полную калорийность человеческого тела и показал: наши предки ели друг друга не от голода, а скорее по социальным мотивам. Он надеется, что его выводы будут играть роль в будущих исследованиях каннибалистических эпизодов.

Как показывают находки археологов, «палеодиета», которой придерживались наши предки, включала в том числе человеческую плоть. Однако причины, по которым древние люди лакомились своими собратьями, до сих пор обсуждаются в научном сообществе: делали ли они это от голода, было ли это частью каких-то ритуалов или иных социальных взаимодействий?

По грубым оценкам, вся плоть одного человека, за исключением внутренних органов, содержит около 32 тыс. калорий.

Подробнее:

Неандертальцы, жившие на территории Северной Европы, активно практиковали каннибализм

Этого хватило бы, чтобы накормить 25 неандертальцев. Но при этом мясом кабана или коровы, которые менее сообразительны и которых легче поймать, они смогли бы питаться три дня.

Археолог Джеймс Коул подсчитал точную калорийность человеческого тела, включая внутренние органы. Его работа была опубликована в журнале Scientific Reports.

«На питательном уровне, как и ожидалось, гоминины содержат достаточное количество калорий по сравнению с животными с такой же массой тела, — пишет Коул. — Однако по сравнению с крупными животными, которых наши предки тоже ели, калорийность мяса гоминин значительно меньше».

Так что теория о том, что древние люди рассматривали друг друга как источник питательных веществ, не выглядит убедительной, за исключением периодов сильного голода. Учитывая, что в некоторых популяциях каннибализма практически не было, Коул предполагает, что мотивы каннибалистических эпизодов лежат в культурной плоскости.

Используя данные о химическом составе человеческого тела, Коул подсчитал калорийность каждого его кусочка.

Если съедать тело полностью, от мышц до костей и кожи, то можно получить около 144 тыс. калорий.

Наиболее калорийна жировая ткань — в ней содержится до 50 тыс. калорий. Из печени можно получить 2600 калорий — дневную норму для взрослого мужчины. И тем не менее у человека целиком — меньше половины калорий, содержащихся в одной только скелетной плоти коровы.

Поскольку древние каннибалы ели не только взрослых, но и детей, Коул рассчитал содержание калорий и в них тоже.

Съев маленького ребенка, можно получить около 13 тыс. калорий.

Подробнее:

Как бороться с лженаукой, доказать, что человек произошел от обезьяны, и почему не стоит придерживаться палеодиеты

Используя свои данные, он также смог рассчитать примерное количество калорий, которое каннибалы получили от тел, останки которых были обнаружены на различных стоянках. Так, в одной из пещер на территории Великобритании около 15 тыс. лет назад, в конце ледникового периода, были съедены двое взрослых, двое подростков и один младенец. Их суммарная калорийность составляла около 520 тыс. калорий. Если бы каннибалы съели только мышечную ткань, то получили бы 115 тыс. калорий.

Охота на людей не имеет особого смысла, если есть возможность охотиться на мамонтов, бизонов и других крупных животных, считает Коул. «Следует подвергнуть сомнению актуальность теории об охоте и употреблении в пищу человеческого мяса строго по причине его питательности», — отмечает он и надеется, что результаты его расчетов и выводы будут использоваться другими учеными при интерпретации каннибалистических эпизодов прошлого.

В исследовании, впрочем, есть несколько пробелов. Так, в нем отсутствуют данные о калорийности женской плоти, а расчеты ведутся исходя из калорийности Homo sapiens — вполне вероятно, что между разными видами существовали определенные различия, не говоря уже о различиях между представителями даже одного вида. Также неизвестно, как приготовление человеческой плоти может изменить ее калорийность. И нет ни слова о ее вкусе.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector