1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Как бактерии кишечника мешают нам лечиться

Дисбактериоз кишечника — симптомы и лечение

АЦИПОЛ – быстрое и эффективное избавление от дискомфорта

О дисбактериозе кишечника знают, наверное, все. Ну если не все, то большинство знают точно! Да и как не знать — ведь дисбактериоз сейчас едва ли не самое распространенное заболевание на планете.

Дисбактериоз кишечника

Плохая экология, некачественные продукты питания, малоподвижный образ жизни, бесконтрольный прием лекарственных средств — все эти факторы приводят к развитию дисбактериоза у людей всех возрастов. Часто заболевание развивается вследствие острых или хронических кишечных инфекций, при длительной антибиотикотерапии.

Что же это такое? Говоря простым языком, дисбактериоз кишечника — это нарушение микрофлоры кишечника, при котором количество «плохих» бактерий превышает количество «полезных» микробов.

Важно знать, что дискомфорт в животе — это всегда проявление дисбактериоза. Замечаете у себя или ребенка урчание, колики, чувство тяжести, распирания, метеоризм или вздутие, отрыжку или тошноту, к тому же есть расстройство стула в виде запоров, или наоборот, диареи — все это симптомы дисбактериоза. При этом страдает не только желудочно-кишечный тракт, но и весь организм, ведь нарушение микрофлоры приводит к снижению иммунитета, а также к аллергическим реакциям.

Лечение дисбактериоза кишечника

Как же бороться с этой напастью? Казалось бы, достаточно заполнить кишечник «полезными» бактериями — и вопрос решен! Тем более, средств для лечения дисбактериоза сейчас пруд пруди! Но не все так просто. При всем многообразии лекарственных форм, направленных на борьбу с дисбактериозом, мы все чаще слышим и видим, что люди подолгу лечатся — но чуда не происходит, а иногда дискомфорт в животе даже усиливается.

Дело вот в чем. Средств действительно много и действуют они по-разному. Многие слышали о пребиотиках и пробиотиках. Пробиотики — это и есть, собственно, сами «полезные» микроорганизмы, а пребиотики — это питательная среда для этих «полезных» бактерий. Вот и получается, лечимся-лечимся, пьем лекарства, а все безрезультатно, как в известной русской поговорке: Манька дома, Ваньки нет, Ванька дома — Маньки нет. Принимаем пробиотики (необходимые нам бактерии), а они не приживаются в больном кишечнике. Начинаем употреблять пребиотики (пищевые волокна, неперевариваемые кишечником), а размножаться на них некому! Стоя перед множеством коробочек и баночек в аптеке, трудно разобраться, где там пре- , а где пробиотики.

Да что уж тут говорить, порой человек, даже имеющий медицинское образование не всегда поймет, где разница между, казалось бы, одинаковыми препаратами от дисбактериоза.

А есть ли такое лекарство — чтобы оно было сразу и пребиотиком, и пробиотиком? Чтоб не мучиться и не гадать: поможет — не поможет? Чтобы «два в одном» и эффективно? И пускай медики разбираются с этим дисбактериозом, а для нас, обычных людей, важно, чтобы живот не болел, не урчал, не крутил, не раздувался, чтоб не тошнило, чтоб не было проблем со стулом. Чтобы понятно, просто, доступно и эффективно.

Синбиотик АЦИПОЛ

Да! Такое средство есть — это отличная разработка российских ученых — синбиотик АЦИПОЛ. АЦИПОЛ — это уникальный комплекс полезных ацидофильных бактерий и полисахаридов кефирных грибков, служащих питательной средой для полезной микрофлоры кишечника.

На этом плюсы АЦИПОЛА не заканчиваются, ведь заселить кишечник бактериями не так просто! Прежде чем попасть в кишечник, бактерии должны пройти желудок, не погибнуть там, дойти до «места назначения» живыми, невредимыми и в нужном количестве, чтобы начать действовать сразу.

АЦИПОЛ справляется со всеми преградами без проблем. Во-первых, содержащиеся в нём ацидофильные лактобактерии живые, активные, им не требуется время для «созревания». Именно поэтому действие препарата начинается уже через 3 часа после его приема.

АЦИПОЛ содержит только абсолютно натуральные лактобактерии — они не являются продуктом генной модификации, что определяет высокий уровень безопасности средства.

К тому же в составе АЦИПОЛА отсутствуют условно-патогенные энтерококки, которые встречаются во многих других препаратах, а ведь эти бактерии в ослабленном организме сами могут стать причиной ряда заболеваний! Поэтому АЦИПОЛ не только универсален, но и безопасен — его можно применять даже малышам с 3-х месяцев!

И самое главное — бактерии в составе АЦИПОЛА являются кислотоустойчивыми — они легко проходят барьер в виде соляной кислоты и ферментов и доходят до места назначения в неизмененном виде и без потерь количества!

Все эти удивительные качества АЦИПОЛА, такие как жизнеспособность бактерий, способность продуцировать витамины, подавлять рост патогенной флоры, кислото- и ферментоустойчивость прошли испытания и доказаны клинически.

В любом лечении важны принципы: быть в нужном месте, в нужное время, с высочайшей скоростью воздействия. И главный принцип — не навреди!

АЦИПОЛ блестяще справляется с этими задачами — быстро попадает в тонкий и толстый кишечник, быстро действует и абсолютно безопасен.

АЦИПОЛ отличное средство не только для устранения дискомфорта в животе, связанного с нарушением микрофлоры кишечника. Это также универсальное средство для баланса всего организма — быстро восстанавливая микрофлору кишечника благодаря своему уникальному комбинированному составу, АЦИПОЛ усиливает защитные функции организма, повышая иммунитет. Действует быстро, благодаря устойчивости живых, активных лактобактерий к агрессивной среде желудка. Полностью натурален, не содержит условно-патогенные энтерококки, поэтому подходит не только взрослым, но и детям. А прекрасной половине человечества АЦИПОЛ также добавит красоты — ведь часто проблемы с кожей напрямую связаны с проблемами в кишечнике.

Поэтому — если вас или вашего малыша беспокоят симптомы дисбактериоза, попросите вашего врача назначить АЦИПОЛ для быстрого, эффективного, безопасного лечения.

Кстати, одной упаковки средства вполне хватит на курс лечения, главное — храните его в холодильнике — живые бактерии в тепле не выживают!

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ.
НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИНСТРУКЦИЕЙ ИЛИ ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ СПЕЦИАЛИСТА.
РУ №ЛС-001915, ПРОИЗВЕДЕНО ЗАО ФФ «ЛЕККО» ПО ЗАКАЗУ ОАО «ФАРМСТАНДАРТ-ЛЕКАРСТВА»

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Красноярский медицинский портал Krasgmu.net

Можно ли заразиться ожирением? Какие микробы спасут нас от рака и старческого маразма? Как микрофлора кишечника управляет нашим мозгом и зачем больным в США делают пересадку кала от здоровых людей? Наш эксперт — профессор кафедры гастроэнтерологии ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, член президиума Научного общества гастро­энтерологов России, ­научный редактор журнала «Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология», врач-гастроэнтеролог ­высшей категории, доктор медицинских наук, профессор Мария Ардатская.

Кто в доме хозяин?

В 2008 г. стартовал масштабный проект «Микробиом человека», в ходе которого ученым из Европы и США получилось расшифровать ДНК свыше 10 тыс. микроорганизмов, населяющих наше тело. И теперь специалисты сходятся во мнении, что микробы влияют на нашу жизнь гораздо сильнее, чем считалось раньше.

Читать еще:  При варикозе чаще образуются тромбы

Судите сами: человеческий геном состоит из 22 тыс. генов, а бактериальное сообщество, живущее у нас внутри, обладает 8 млн уникальных ДНК. То есть бактериальных генов в нашем теле приблизительно в 360 раз больше, чем человеческих!

Скажем, крепкий иммунитет во многом зависит от микрофлоры кишечника. Живущие там «хорошие» бактерии просто не дают болезнетворным микроорганизмам прикрепиться к клеткам нашего тела и тем самым берегут нас от различных инфекций, в том числе и от ВИЧ.

Тем не менее микроорганизмы взаимодействуют между собой и нами не только на местном уровне. Метаболиты (продукты обмена веществ) бактерий, населяющих кишечник, влияют на работу всего организма, в том числе и на мозг. Так, хорошее настроение зависит от серотонина — гормона удовольствия, который в большом количестве вырабатывается в процессе жизнедеятельности микрофлоры.

В противном случае, апатия может возникнуть на фоне изменения концентрации другого важного нейро­медиатора — гамма-аминомасляной кислоты, которая тоже выделяется микробиотой. Поэтому раздражительность или оптимистичность определяется не только характером человека, но и огромным сообществом микро­организмов, населяющих наше тело.

С другой стороны, мы тоже можем влиять на состояние микробиоты. Нездоровый образ жизни, некачест­венная еда и прочие причины могут привести к гибели полезных обитателей кишечника.

А если сбой?

Если изменяется баланс микрофлоры (численность одних бактерий сокращается, а других увеличивается), это может привести к целому ряду проблем. Как правило, первыми признаками неблагополучия в микробном сообществе становятся тошнота, вздутие живота, расстройства стула, потеря аппетита. А эти симптомы могут быть проявлением самых разных заболеваний желудочно-кишечного тракта и не только его. Вот некоторые заболевания, которые могут возникнуть из-за проблем с микробиотой.

Рак. Метаболиты бактерий пред­отвращают образование опухолей, поэтому развитие онкологических процессов напрямую связано с состоянием микробиоты. За исключением того, микрофлора участвует в выведении из организма различных химических соединений, в том числе и канцерогенов.

Сахарный диабет 2-го типа. Микро­биота участвует в углеводном обмене. Скажем, в ходе различных экспериментов выяснилось, что гликемический ответ (изменение уровня сахара в крови) на употребление углеводов, в частности хлеба, у разных людей неодинаков и определяется составом микрофлоры кишечника у конкретного человека.

Лишний вес. Как мы уже сказали, обменные процессы во многом регулируются микробиотой. А если метаболизм не в порядке, сбросить лишние килограммы будет сложно даже на строгой диете. За исключением того, микрофлора может влиять на пищевое поведение и чувство насыщения. Именно поэтому в Интернете можно найти немало псевдоисследований, утверждающих, что ожирение заразно: якобы можно подцепить от другого человека особые бактерии, которые отвечают за любовь к нездоровой пище. Тем не менее это не так.

Зато потом оторваться от коробки конфет будет практически невозможно даже тем, кто никогда не общался с толстяками. Тем не менее из любви к истине надо отметить, что действительно есть разные представители рода лакто­бацилл, которые могут контролировать наш вес — уменьшать накопленные килограммы или увеличивать массу тела при ее дефиците. Вероятно, в ближайшее время это послужит основой разработки лекарственных средств — пробиотиков адресного действия.

Болезнь Альцгеймера, аутизм и рассеян­ный склероз. Бактерии в кишечнике участвуют в выработке нейро­трансмиттеров — биологически активных веществ, посредством которых осуществляется передача нервных импульсов от головного мозга к клеткам нашего тела и обратно. ­Если продукция этих веществ нарушена, страдает память, возникают неврологические заболевания.

Заболевания сердечно-сосудистой системы. Жировой обмен тоже зависит от метаболитов кишечных бактерий. Поэтому повышенный уровень холестерина и атеросклероз могут быть следствием неблагополучия микрофлоры.

Заболевания желудочно-кишечного тракта. Дисбаланс в составе микрофлоры может стать причиной синдрома раздраженного кишечника, язвенного колита, болезни Крона, ­неалкогольной жировой болезни печени и многих других проблем.

Ищем лекарство

Микробиота способна к само­восстановлению и саморегуляции. Но компенсаторные возможности микрофлоры небезграничны. Иногда без лекарств не обойтись. Препараты для коррекции нарушений микробиома включают три основных класса:

Пробиотики. Содержат живые микро­организмы. Тем не менее вопреки расхожему мнению населить кишечник полезными микробами при помощи таких лекарственных средств не удастся. Бактерии, содержащиеся в пробиотиках, лишь создают невыносимую среду для размножения болезнетворных микробов, стимулируют иммунитет, а затем сами покидают организм.

Метабиотики. Совершенно новый класс лекарственных средств, разработанный на основе пробиотиков. Но в отличие от последних метабиотики не содержат живых мироорганизмов. В эти препараты включены только продукты обмена веществ бактерий, необходимые нашему организму. Имеющиеся сейчас метабиотики могут предотвратить развитие многих заболеваний, вызванных нарушениями состава микробиоты, и улучшить самочувствие при уже которые имеются болезнях. Вероятно, в будущем с помощью таких лекарственных средств можно будет влиять на обмен веществ в организме человека и даже на его настроение.

Пребиотики. Содержат пищу для полезной микрофлоры: пищевые волокна растительного происхождения, ­олиго- и полисахариды фруктов, а также синтетические вещества. Эти препараты можно использовать не только для лечения заболеваний, соединенных с нарушениями микрофлоры, но и для их профилактики.

Чужого не надо?

Получается, что населить кишечник полезными микроорганизмами при помощи лекарств невозможно, можно лишь создать благоприятные условия для восстановления собственной микробиоты. Но такое лечение не всегда бывает успешным, если у пациента уже есть серьезные ­заболевания кишечника.

Тем не менее есть другой способ внедрить в организм полезные бактерии — пересадить их от здорового человека. Для данной цели в США и Европе вот уже несколько лет активно применяют ­фекальную трансплантацию, или, проще говоря, пересадку кала. Донорский материал обычно вводится больному через зонд или во время колоноскопии, но есть другие способы доставки.

Когда этот метод лечения только развивался, врачи не учитывали многие серьезные риски просто потому, что не знали об их существовании. Скажем, некоторые разновидности вирусов, вызывающих гепатит, были открыты через много лет после того, как переливание крови вошло в медицинскую практику. Примерно такая же ситуация и с пересадкой кала: хотя все доноры сдают анализы, науке известны далеко не все причины заболеваний. Научные специалисты еще до конца не знают, какой биологический потенциал несет в себе наша собственная микрофлора и какой эффект от пересадки кала мы можем получить в отдаленном будущем.

За исключением того, в ходе исследований, проведенных у больных синдромом раздраженного кишечника, выяснилось, что после пересадки кала состав их микрофлоры изменился, но проявления болезни остались.

Сдаем анализы

Существует несколько методов исследования микробиоты. Среди них:

Бактерио­логический анализ кала

Что показывает. Наличие болезнетворных микроорганизмов в кале, а также определяет количество некоторых (ничтожно малый процент!) полезных бактерий. Материал для исследования помещают на различные питательные среды, а затем смотрят, каким микроорганизмам получилось размножиться в течение нескольких дней.

Этот анализ хорошо справляется с выявлением инфекций ЖКТ, но для исследования состояния микробиоты не слишком информативен. В лаборатории невозможно воссоздать естественные условия обитания полезной микрофлоры, что часто приводит к ложным результатам.

Расшифровка. В норме болезнетворные бактерии должны отсутствовать в кале. Если они обнаружены, врач назначит лечение учитывая чувствительности микроорганизмов к тому или иному препарату.

При этом точность такого исследования для оценки состояния микробиома крайне низкая.

Средняя цена в коммерческих лабораториях — 1200−1600 руб.

Читать еще:  Алкоголизм будут лечить «щелчком выключателя»

Анализ кала с выявлением ДНК микроорганизмов, присутствующих в кишечнике («Генетика микробиоты», «Секвенирование последовательности микробных генов»)

Что показывает. Позволяет определить количественное соотношение и численность различных классов микроорганизмов, населяющих кишечник.

Расшифровка. С практической точки зрения интерпретация данных этого анализа пока невозможна. На сегодняшний момент только накапливаются данные о том, в каком именно соотношении должны присутствовать те или иные микроорганизмы, чтобы не было проблем со здоровьем.

Тем не менее коммерческие клиники пытаются трактовать данные анализа и даже разрабатывают индивидуальные диеты, якобы позволяющие скорректировать состав микрофлоры конкретного человека. Но научных данных для подтверждения эффективности таких диет недостаточно.

Средняя цена в коммерческих лабораториях — 12 000−15 000 руб.

Дыхательный тест с лактулозой

Что показывает. Количество бактерий, обитающих в тонкой кишке. Пациенту дают напиток с лактулозой — веществом, которое расщепляется микроорганизмами в кишечнике. При расщеплении лактулозы бактерии выделяют водород. После этого измеряют количество газа в выдыхаемом пациентом воздухе.

Расшифровка. Тонкая кишка в норме мало населена бактериями, поэтому, если концентрация водорода в выдохе превышает лабораторную норму, это говорит о повышении численности микроорганизмов в тонкой кишке из-за различных заболеваний желудка, поджелудочной железы, кишечника.

Средняя стоимость в коммерческих лабораториях — 2000−3000 руб.

Анализ кала на метаболиты микрофлоры (биохимический анализ кала на дисбактериоз)

Что показывает. Этот анализ направлен не на измерение количества тех или иных бактерий, а на исследование продуктов обмена веществ микробиоты. Ведь в конечном итоге бактерии влияют на наш организм именно посредством своих метаболитов. Основные метаболиты — это уксусная, пропионовая и масляная жирные кислоты. Именно они защищают организм от болезнетворных микробов, предотвращают развитие заболеваний кишечника, в том числе онкологических, являются контролерами углеводного и жирового обмена, влияют на работу нервной системы.

Несмотря на разнообразие представителей микробиоты, количество и состав этих кислот находится в четко заданном диапазоне. Если эти параметры не укладываются в норму, это говорит о нарушении баланса микрофлоры и о высоком риске различных заболеваний, в том числе не соединенных с ЖКТ.

Расшифровка. В норме соотношение кислот должно быть таково: 60% — уксусная кислота, остальные 40% — масляная и пропионовая.

Средняя стоимость в коммерческих лабораториях — 1500−2500 тыс. руб.

Только цифры

1,6 млрд долл. было потрачено с 2005 по 2015 г. на разработку основанных на микробио­ме методов лечения различных заболеваний.

1013−1015 таково количест­во микробов, живущих в кишечнике.

70% микроорганизмов, населяющих наше тело, живет в толстой кишке.

1−3 кг — столько весят микробы, живущие в нашем теле (масса микробов составляет 1−3% веса человека).

30 тыс. видов бактерий населяют ­организм человека.

За 20−25 лет микроорганизмы в теле человека заменяются не менее 5−6 раз.

Как бактерии кишечника мешают нам лечиться

Как бактерии кишечника мешают нам лечиться

Не всегда метаболизм кишечных бактерий работает нам во благо. Например, бактерии могут захватить наши таблетки и начать их перерабатывать совсем не так, как было задумано, и даже с опасными побочными эффектами. Возможно, лекарство не достигнет своей цели в организме, или оно внезапно станет токсичным, или просто будет менее полезным. Это объясняет случаи, когда один и тот же препарат подходит одному пациенту и категорически не подходит другому.

В своем исследовании ученые из Калифорнийского университета в Сан-Франциско впервые описали, как микробиом мешает намеченному пути лекарственного средства через организм. В качестве примера исследователи взяли леводопу (L-допу) — основной препарат для лечения болезни Паркинсона.

Болезнь Паркинсона поражает нейроны, которые производят дофамин, в результате появляются такие симптомы как тремор, ригидность мышц и проблемы с балансом и координацией. L-допа должна доставлять дофамин в мозг для облегчения симптомов. Но только от 1 до 5% препарата на самом деле попадает по назначению. Э то число и эффективность препарата широко варьируется от пациента к пациенту.

Со времен начала применения L-допы в конце 1960-х годов исследователи знают, что ферменты организма могут расщеплять L-допу в кишечнике, предотвращая попадание препарата в мозг. Когда L-допа превращается в дофамин вне головного мозга, соединение вызывает побочные эффекты, включая тяжелые желудочно-кишечные расстройства и нарушения ритма сердца.

Для решения проблемы фармацевтическая промышленность даже предложила новое лекарство, карбидопу, призванную блокировать нежелательный метаболизм L-допы. Одно время казалось, что дуэт леводопы и карбидопы работает отлично, но, как стало ясно впоследствии, все же это было недостаточно хорошо. Так в чем же проблема?

В новом исследовании ученые задались целью проследить весь механизм преобразований препаратов в кишечнике и дать объяснение, почему препараты не работают должным образом.

Исследователи не сомневались, что причиной исчезновения L-допы где-то в недрах кишечника являются микробы. Предварительные исследования показали, что антибиотики улучшают реакцию пациента на L-допу, а антибиотики как раз уничтожают кишечные бактерии — все сходилось. Тем не менее, никто не знал, какие именно виды бактерий виноваты.

Итак, команда ученых начала расследование. Первой подсказкой было преобразование L-допы до дофамина. Немногие бактериальные ферменты могут осуществить такую реакцию. Ученые решили поискать виновников среди бактерий, перерабатывающих тирозин — аминокислоту, похожую на L-допу.

Сперва было выделено несколько кандидатов, но в итоге остался только один — Enterococcus faecalis (E. faecalis, фекальный энтерококк), который каждый раз прожорливо поедал всю L-допу без остатка. Команда смогла представить первые убедительные доказательства, связывающие E. faecalis и ее фермент (PLP-зависимую тирозиндекарбоксилазу или TyrDC) с метаболизмом L-допы.

И все же, пусть даже некий фермент может и действительно превращает L-допу в дофамин в кишечнике, но есть же карбидопа, которая предназначена для противодействия этому процессу? Тогда почему в ряде случаев и она не справляется, может ли быть, что фермент E. faecalis не реагирует на карбидопу?

Специалисты предположили, что карбидопа не проникает в бактериальные клетки или небольшая структурная дисперсия мешает лекарству взаимодействовать с бактериальным ферментом. Если это так, то и другие методы лечения, направленные на хозяина, могут быть столь же неэффективными, как карбидопа, против подобных микробных влияний.

Сразу скажем, что причину так и не выяснили. Но, похоже, это уже не так важно, поскольку исследователи смогли найти кое-что получше — молекулу, способную ингибировать тот самый мешающий бактериальный фермент и таким образом решить проблему на корню.

Найденная молекула отключает нежелательный бактериальный метаболизм, не убивая никакие бактерии; она просто подавляет нужный фермент. Это и аналогичные соединения могут стать отправной точкой для разработки новых лекарств для улучшения терапии L-допой у пациентов с болезнью Паркинсона.

Команда могла бы на этом и успокоиться. Но вместо этого исследователи продвинулись дальше, чтобы разгадать второй этап микробного метаболизма L-допы. Дело в том, что после того, как E. faecalis превращал лекарство в дофамин, какой-то неизвестный второй организм преобразовывал полученный дофамин в другое соединение — мета-тирамин.

Чтобы найти этот второй организм, ученые кормили дофамином самых разных кишечных микробов, пытаясь увидеть, какие из них процветают. В этом соревновании победила Eggerthella lenta. Эти бактерии потребляют дофамин, производя мета-тирамин в качестве побочного продукта. К слову, такая реакция крайне сложна к воспроизведению в лаборатории.

Интересно, что побочный продукт мета-тирамина также может способствовать возникновению некоторых вредных побочных эффектов L-допа; однако на этот счет необходимы дополнительные исследования. Кроме того, ученые хотели бы узнать ответы еще на несколько вопросов. Например, почему бактерии вообще адаптировались к использованию дофамина, который обычно связан не с кишечником, а с мозгом? Что еще могут делать кишечные микробы? И как влияет вся эта химия на наше здоровье в целом?

Читать еще:  Стоматолог Ценин Виктор Андреевич – записаться к врачу

Бактерии кишечника и лекарства: тайные связи

Наше тело является родным домом для множества микроорганизмов, большинство из которых обитает в желудочно-кишечном тракте. Уже доказано, что активность наших собственных бактерий, составляющих микробиом кишечника, определяет не только эффективность пищеварения. Во многом их деятельность влияет на работу иммунной системы и даже головного мозга. А это значит, что население нашего ЖКТ обладает достаточно большим влиянием — и неудивительно, что это влияние распространяется также на все, что попадает в кишечник извне. А это не только пища, но и лекарства.

О том, что антибиотики неполезны для микрофлоры желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), знают все — это подтверждается популярностью различных препаратов с пробиотиками, которыми граждане активно заедают антибактериальную терапию. Но возможен и обратный эффект.

Данные о биоактивности лекарств, приведенные в инструкции, подразумевают чистое и незамутненное действие препарата. Но в последние годы ученые все чаще говорят о том, что в реальности ситуация с усваиваемостью лекарств, их эффективностью, скоростью выведения и вероятными побочными эффектами несколько отличается от текста инструкций. Потому что в ЖКТ лекарства попадают в нежные объятия бактерий — не патогенных, а самых обычных микробов, которые в норме занимаются пищеварением.

MedAboutMe выяснял, что ученые успели узнать о взаимном влиянии бактерий ЖКТ и лекарств, которые принимает человек, и можно ли как-то это учесть при назначении терапии?

Как лекарства действуют на бактерий?

Итак, с антибиотиками дело ясное: антибактериальные препараты, добравшиеся до кишечника, не разбираются, какие из попавшихся им на пути бактерий полезные, а какие вредные. Под действие антибиотиков попадают и бифидо- и лактобактерии, и условно-патогенная кишечная палочка и др.

У среднестатистического человека достаточно ресурсов, чтобы микрофлора ЖКТ не пострадала в ходе 3-7-дневного курса антибактериальной терапии, ему обычно не требуется принимать какие-то дополнительные защитные средства. А вот при длительном приеме антибиотиков нередко развивается дисбактериоз, который требует назначения препаратов-пробиотиков.

Но оказывается, не только антибактериальные средства влияют на микрофлору ЖКТ. Было доказано, что целый ряд других лекарств меняет состав микрофлоры кишечника:

  • лекарства для лечения диабета (метформин);
  • ингибиторы протонной помпы — лекарства для лечения кислотозависимых заболеваний ЖКТ (омепразол и др.);
  • нестероидные противовоспалительные средства (НПВС);
  • атипичные антипсихотики и др.

Весной 2019 года ученые из Европейской молекулярно-биологической лаборатории в Гейдельберге (Германия) опубликовали результаты исследования 835 лекарств-неантибиотиков, продающихся в аптеках, точнее, их действия, на 40 самых распространенных штаммов бактерий ЖКТ человека. Оказалось, что практически каждый четвертый препарат (24%) угнетает рост, как минимум, одного штамма, а 5% исследуемых препаратов — 10 штаммов и более. В результате развиваются побочные эффекты, схожие с длительным действием антибиотиков. Это, кстати, подчеркивают ученые, говорит еще и о том, что даже неантибиотики могут способствовать развитию резистентности бактерий к антибактериальным препаратам.

Как бактерии действуют на лекарства?

Ученые подсчитали, сколько разных генов всего имеется у живущих в кишечнике человека бактерий. Оказалось, что это число в 150 раз больше, чем количество наших собственных генов. И обладатели этого огромного коллективного генома внутри нашего ЖКТ живут, производят и выделяют множество веществ, в том числе ферментов, которые могут как активировать лекарственные препараты, увеличивая их эффективность, так и деактивировать, превращая их в бесполезный субстрат.

Можно привести следующие наглядные примеры:

  • Бактерия Eggerthella lenta инактивирует сердечный препарат дигоксин. Это, кстати, подтверждается тем, что при применении комбинации дигоксина с антибиотиками его концентрация в плазме крови значительно возрастает.
  • Бактерия Enterococcus faecalis, а также уже вышеупомянутая Eggerthella lenta активно потребляют леводопу — препарат для лечения болезни Паркинсона. Энтерококк превращает леводопу в дофамин, а эггертелла поедает дофамин, вырабатывая мета-тирамин в качестве побочного продукта. Эти процессы вызывают массу проблем у пациентов. Трансформация лекарства в дофамин в ЖКТ, а не в тканях мозга, приводит к выраженным побочным эффектам в виде аритмии и расстройств кишечника. А так как до мозга доходит недостаточно дофамина, таким пациентам увеличивают дозу, что приводит к усугублению их состояния.

Существуют даже лекарства, которые созданы с расчетом на деятельность определенных кишечных бактерий. Например, сульфалазин — так называемое пролекарство для лечения язвенного колита. При попадании в толстую кишку оно должно подвергнуться атаке бактерий, расщепляющих конкретную химическую связь, что высвобождает активное действующее вещество. Кстати, два аналога этого препарата — тоже пролекарства — расщепляются бактериями медленнее в 2,5 и 5 раз, и это тоже влияет на эффективность лекарств.

В июне этого года ученые из Йельского университета (США) сообщили о результатах исследования действия бактерий на лекарственные средства. Они оценивали, как 76 самых распространенных штаммов кишечных бактерий влияют на 271 препарат (лекарства выбирались так, чтобы охватить максимально возможный спектр их видов, механизмов действия и химических свойств). Взаимодействие лекарств и бактерий проверяли на мышах-гнотобиотиках, то есть животных, чей ЖКТ стерилен, свободен от микробов.

Оказалось, что так или иначе кишечные бактерии метаболизируют (то есть, используют в ходе жизнедеятельности) 176 из 271 лекарства — это почти 65%! Причем один отдельно взятый бактериальный штамм может метаболизировать от 11 до 95 разных препаратов.

Как правильно принимать лекарства, чтобы сохранить микрофлору кишечника?

Итак, взаимодействие лекарств и бактерий в нашем ЖКТ многое объясняет. Например, теперь понятно, почему лекарства могут действовать на разных людей по-разному. Конечно, люди и так не одинаковы. Мы различаемся по полу, возрасту, по питанию и активности, наконец, генетические уязвимости у нас тоже у каждого свои. Тем не менее, это довольно общие факторы. А вот бактерии, обитающие в кишечнике каждого конкретного человека и непосредственно контактирующие с пероральными лекарствами — это уже весьма существенный фактор. Так что даже один и тот же препарат может быстро оказать эффект у одного человека и потребовать более длительного курса лечения у другого.

Будущее — за индивидуальными назначениями. Анализ микрофлоры кишечника пациента, который возможно когда-нибудь станет рядовой процедурой, такой же как сегодня анализ крови из пальца, можно было бы использовать для прогнозирования реакции больного на лечение и расчета доз, наиболее эффективных в его случае.

Другой путь — создавать лекарства, неподвластные действию кишечных бактерий. Это позволит увеличить эффективность препаратов и снизить риск развития побочных эффектов.

Но что делать пациентам сегодня? Придерживаться несложных правил приема лекарств:

  • Не принимать лекарства по принципу «помогло соседки — подойдет и мне».
  • Доверить назначение лекарств врачу.
  • Строго следовать рекомендациям медиков.
  • Читать инструкцию к препарату.
  • Если рекомендации доктора и инструкция различаются, обратиться к врачу с просьбой прокомментировать этот момент и уточнить назначение.
  • Следить за своим организмом. Обо всех побочных эффектах, а также о том, как действует лекарство и действует ли вообще — следует подробно доложить врачу на очередном посещении.
  • Сообщать врачу обо всех принимаемых параллельно лекарствах и БАД, даже если это обычные витамины или пробиотики — как показано выше, нередко бактерии управляют нами, а не мы бактериями.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

Вы много читаете, и мы это ценим!

Оставьте свой email, чтобы всегда получать важную информацию и сервисы для сохранения вашего здоровья

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector