1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Я же мать»: почему женщина — самый сложный член семьи

«Чем ты таким пожертвовала, родив ребенка, что мир тебе должен?»: мнение о «материнском экстремизме»

5 января 2018 в 8:50
Елена Радион / LADY.TUT.BY

Недавно посмотрела фильм «Победительница» (The Prize Winner of Defiance, Ohio) с Джулианной Мур, основанный на реальных событиях 1950-х годов в США. Главная героиня — мать десятерых детей, которая выигрывает внушительные призы на конкурсах, придумывая рекламные слоганы для товаров. Ее муж, неудачник и пьяница, пропивает последние гроши, и только благодаря призовым деньгам им удается сохранить дом.

Мать семейства — эрудированная женщина, с широким кругозором и богатым словарным запасом, который включает даже слово antidisestablishmentarism.
Поэтому на фоне убогого дома с копошащимися под ногами детьми она выглядит, как бельмо на глазу.

filmix.me / кадр из фильма носит иллюстративный характер

В фильме есть момент, когда дочь-подросток (та самая дочь, которая в зрелом возрасте написала книгу, по которой и сняли фильм) говорит матери: «Ты застряла в этом доме на 20 лет, а могла бы работать в газете, писать статьи, и у тебя была бы интересная жизнь…».

На что мать ей отвечает: «У меня уже интересная жизнь. Я веду интересную беседу со своей взрослой энергичной дочерью и собираюсь насладиться этим моментом в полной мере».

Автор этой истории явно преклонялась перед матерью, поэтому материнский образ получился чересчур безупречный, а отец, скорее всего, в жизни не был таким уж полным придурком, каким мы его видим в фильме.

Но упор сделан на то, что женщина под тяжестью бытовых проблем — это не пассивная жертва мужского мира, а зрелый человек, который сам выбрал свою жизнь и знает, как получить от нее удовольствие, невзирая на обстоятельства.

Не могу не провести параллель со старым советским фильмом «Однажды двадцать лет спустя» (с Натальей Гундаревой в главной роли). Там тоже есть мать десятерых детей, которая приходит на встречу выпускников и дает фору своим именитым успешным одноклассникам. Советский фильм далек от реальности, но в нем есть сходный момент: самостоятельность женского выбора. Женщина сама выбрала быть многодетной матерью не из чувства долга перед страной, не потому что ничего другого ей не было дано, а потому что захотела.

vokrug.tv / кадр из фильма носит иллюстративный характер

На самом деле: безопасный выбор иметь детей или не иметь, а если иметь, то сколько, появился относительно недавно. Раньше люди мало знали о работе организма, не было доступных и надежных методов контрацепции, не было квалифицированной медицинской помощи при аборте или родовспоможении. Теперь при нежелательной беременности не нужно колоть себя вязальной спицей, рискуя умереть от сепсиса, а если не получается забеременеть, то это уже не окончательный приговор, потому что есть различные методы лечения, начиная с гормональной терапии и заканчивая лапароскопией маточных труб и ЭКО.

Женщины стали более взвешенно и скрупулезно относиться к деторождению, вплоть до полного отказа от такой возможности. Мы становимся все более мнительными, все чаще спрашиваем себя, а сможем ли мы себе это позволить? А хватит ли нам сил? А не станет ли ребенок обузой? А если развод? А если располнею? Смогу ли потом восстановиться и продолжить карьеру?

Я за прогресс, либеральные ценности и осознанный выбор. Но меня смущает, что в сложившихся условиях женщина начинает относиться к рождению ребенка как к подвигу, рядом с которым летчик-камикадзе Гастелло даже не стоял. В обществе возникает культ материнства: мать-жертвенница и мать-мученица, которая выполнила свой долг, принеся в жертву всё. У меня вопрос: что всё?

Товарищи женщины, ей богу же, ну ведь не все мы Майи Плисецкие (в свое время балерина отказалась от рождения детей ради искусства. — Прим. редакции)! Даже вряд ли одна на тысячу сможет стать Майей Плисецкой!

static.wixstatic.com

Но когда слушаешь, как какая-нибудь женщина говорит об упущенных возможностях, создается ощущение, что ей пришлось отказаться от карьеры примы-балерины, никак не меньше. Хочется сказать: «Окстись, ты простой бухгалтер, таких как ты, — пять рублей пучок. Чем ты таким пожертвовала, родив одного ребенка, что мир должен тебе поклониться?».

Культ материнства в нашем обществе — это очень интересное явление, которое породило определенный тип женщин. Тех, которые яростно осуждают чайлдфри, много говорят о святом предназначении женщины как матери, изматывают себя, доказывая обществу, что они самые жертвенные и бескорыстные мамы и что у них самые развитые и талантливые дети.

Это самый настоящий материнский экстремизм! Цель такого поведения — получить статусную, эмоциональную или материальную выгоду, манипулируя своим положением матери в корыстных целях.

Как определить мать-экстремистку в толпе?

interesnoznat.com / фотопроект Анны Радченко

Это человек, который постоянно отказывает остальным женщинам в праве выбора, хотя ее мнение никому не интересно. Она будет бравировать своим материнским статусом, агрессивно высказываться о бездетных женщинах, как о неполноценных инвалидах, и лезть в их дела.

Для нее характерны следующие высказывания: «Ты еще не вышла замуж?», «Когда вы планируете ребеночка? Вы с этим не затягивайте!», «Без детей — это не семья!», «Вот родишь своих детей, тогда мы с тобой поговорим» и т.д. и т.п.

На работе, когда речь зайдет о сверхурочных часах, заменах или субботнике, они скажут: «Что вы! У меня ребенок болеет! Пусть Катя эту работу сделает, у нее детей нет».

В семье они заклюют мужа детскими проблемами, даже в том случае, если проблем нет, и в любом споре их главный аргумент: «Ты не рожал, ты не знаешь, что я чувствую…».

Такая женщина считает себя экспертом и авторитетным консультантом в педиатрии, постоянно комментируя внешний вид, здоровье и умственные способности чужих детей, даже если ее не спрашивают.

Недавно в детской поликлинике наблюдала такую сцену. По коридору прогуливается папа с маленьким мальчиком, придерживая малыша за обе ручки перед собой. Навстречу быстрыми мелкими шажками семенит симпатичная, но очень кривоногая девочка, за которой едва поспевает молодая мама.

Поравнявшись с мужчиной, мама девочки спрашивает: «Сколько вашему мальчику?». Мужчина говорит: «Годик». Мама девочки удивляется: «Он у вас очень плохо ходит. Вот нам тоже годик, но моя девочка пошла в 8 месяцев! Вам обязательно нужно на массаж или к ортопеду обратиться!».

Мужчина промолчал, развернулся, и они пошли с малышом в обратную сторону. Я тогда про себя подумала: «Какая сила воли! Я бы не сдержалась и ответила что-нибудь вроде «рано пошла, зато ноги колесом!».

Читать еще:  В чем разница между КТ, МРТ и ПЭТ?

Кто вообще тебя спрашивает? Даже доктор Комаровский не рискнул бы ставить диагноз и давать советы незнакомому ребенку без выяснения клинической картины. По-экстремистски настроенные мамаши считают, что они имеют право советовать, когда их не просят, комментировать состояние чужих детей, когда их не спрашивают, и рассказывать о своих отпрысках, когда никому не интересно.

fireinspire.com.ua

Они постоянно придают материнству дух соревновательности. В женской компании они со знанием дела могут поддержать разговор только о своих детях — когда речь заходит о чужих, такие мамы начинают зевать.

Они часами могут рассказывать о том, что их ребенок изучает китайский, поет в школьном хоре, играет на саксофоне, ходит в изостудию и в кружок авиамоделирования, и все это, судя по всему, не по своей воле, потому что на вопрос «что ему больше нравится?» мама не сможет толково ответить.

Может, давай я тогда лучше с твоим ребенком буду разговаривать? Потому что, судя по твоим рассказам, он более интересный собеседник, чем ты…

Если такую женщину спросить, почему она сама не пойдет учить китайский, то она скажет «мне уже поздно…» и «нет времени, я занимаюсь ребенком!».

Эта тенденция неадекватного отношения к роли матери охватила такое количество народу, что психологам и педагогам стоило бы уже поставить матерей на место и направить их энергию в правильное русло.

Но нет. Наоборот, они всячески способствуют распространению материнского экстремизма.

Ведь для эпохи потребления психологические проблемы матери и ее отношения с детьми — это золотая жила. Поэтому вместо того, чтобы приструнить разросшееся материнское эго, специалисты начинают эксплуатировать чужие комплексы, чтобы продать побольше сопутствующих товаров и услуг.

Редкая реклама обходится без манипулирования комплексом хорошей матери: хорошие мамы покупают только эти подгузники, этот йогурт, это детское питание, этот отбеливатель… А плохие мамы что покупают?

dailycupofblablabla.com

Образовательной системе тоже выгодно, что есть экстремальные платежеспособные мамы, готовые экспериментировать на своих детях. Недавно просматривала сайты частных детских развивающих центров. На многих сайтах в рекламе занятий для малышей ясельного возраста указано, что занятия проводятся по методике Монтессори. И нет никаких пояснений к слову «Монтессори»!
Допустим, я знаю, Монтессори — это женщина-педагог, которая сформулировала принципы системы воспитания, в основе которой лежит спонтанная активность ребенка и отсутствие определенных требований со стороны взрослого.

Лично у меня возникает много вопросов по поводу уместности данной методики в наших условиях. Но я понимаю, почему никто ничего не хочет объяснять. Потому что если объяснить, то и у других людей возникнут вопросы. Это чистый маркетинг. Расчет на то, что экстремистки клюнут на красивое слово.

Когда ребенок появляется в семье с единственной целью компенсировать мамин комплекс неполноценности, это тупик. Потому что в этом случае единственная цель мамы — развлекать своего ребенка, чтобы удержать его при себе. До каких пор? Первые 50 лет самые трудные?

И опять маркетинг тут как тут. Меня раздражает словосочетание «игровая форма», которое повсеместно используется в рекламе обучающих занятий и курсов. В детском саду это еще уместно, но мы играем с детьми до достижения ими половозрелого возраста, а потом, когда они приходят в вуз, они ожидают, что их в игровой форме научат высшей математике, и жалуются, что преподаватель не смог их увлечь своим предметом.

Дальше они приходят на работу, и им там скучно. Кто придумал, что высшее образование — это развлечение, а работа — веселье? Маркетологи?

У моей подруги есть маленький племянник, который и пяти минут не может провести за одним и тем же занятием. На платных развивающих занятиях для малышей педагог вам объяснит, что быстрая смена деятельности — это часть любой развивающей программы, поскольку маленькие дети еще не умеют удерживать внимание. Хорошо, но давайте будем их учить этому вместо того, чтобы под них подстраиваться. Но тогда нужно прилагать усилия, а дети будут артачиться, и платежеспособные мамы откажутся платить.

А без усилий мы имеем первоклассников, которые массово не способны высидеть 40 минут на уроке, потом студентов, которые не могут сосредоточенно работать в течение полутора часов на семинаре, и, наконец, молодых специалистов, которые имеют нервный срыв после напряженного восьмичасового рабочего дня.

Даже государство, которое кровно заинтересовано в том, чтобы каждая женщина рожала по двойне в год до самого климакса, не давит на нас так, как культ материнства, который мы сами же создаем.

Интересно, что многодетные мамы, которые вполне могли бы выпятить грудь для медали, не страдают материнским экстремизмом. Я встречалась с многодетными женщинами, которые работают замещающими мамами в детских домах семейного типа, когда в семье воспитываются, например, пятеро своих детей и еще пятеро приемных, причем приемные дети часто имеют психические и физические особенности развития. Все приемные многодетные мамы, которых я видела, — очень приятные женщины с гипертрофированным чувством эмпатии и милосердия.

Они не станут учить вас воспитывать ваших детей и не станут все время говорить о своих детях, потому что, вырвавшись из дома, они рады возможности поговорить о чем-нибудь другом. Но вы сами не сдержите любопытства и начнете спрашивать об их рутине.

Быть мамой — замечательно, работать мамой — почетно, не быть мамой — тоже прекрасно, потому что можно быть кем-то другим. В конце концов, все женщины — и просто мамы, и многодетные мамы, и будущие мамы, и приемные мамы, и суррогатные мамы, и крестные мамы, и мачехи, которые принимают участие в воспитании детей мужа от предыдущих браков, и тети, которые заботятся о племянниках, и хорошие мамы, и плохие мамы, и мамы-алкоголички, лишенные родительских прав, и мамы-карьеристки, и мамы-домохозяйки, и мамы-экстремистки — все имеют одну общую цель: чтобы дети вокруг нас, и свои, и чужие, были здоровы и счастливы. Давайте хоть в этом будем заодно.

”Я ЖЕ МАТЬ!” ИЛИ КУДА УХОДИТ СЕКС

Поделиться:

Хотите верьте, хотите нет: примерно у 30% супругов нет интимных отношений после рождения ребенка. К тому времени, когда ребенку исполняется два года, эта цифра чуть-чуть уменьшается. Ситуация, когда супруг превращается в «друга, товарища и брата», многим знакома, но мало кто знает, какие подводные камни она готовит семейной лодке…

Женщине хорошо – она проводит все время с ребенком и может даже не заметить, что «ушла из большого секса». Но не все мужчины в состоянии выдержать столь долгий период воздержания. И это только одна проблема.

Вторая проблема – перекос: смещенные, нарушенные отношения в семье, когда мама, у которой супружеские отношения отсутствуют, абсолютно впиявлена в ребенка, эмоциональный симбиоз с которым никак не уменьшается.

Эмоциональный симбиоз – это слитность, растворенность одного существа в другом. Она абсолютно нормальна для последних недель беременности, для первых трех-четырех месяцев жизни младенца. Но по мере роста ребенка должна потихоньку отступать.

Читать еще:  7 причин начать принимать оральные контрацептивы

Но часто получается такая картина: мама погружается в свое дитя, а муж остается один на один со своим мыслями типа:

  • Жену подменили после родов. Может быть, и со мной что-то не то.
  • Жена стала истеричкой, домохозяйкой, мамкой, профессиональным педагогом, — верните мне жену.
  • Была красивая и стройная, добрая, нежная.
  • Как подъехать к жене.
  • Понимания от жены нет.

Получается, что два любящих человека, усталые, занимающиеся разными делами (один ребенком, другой – работой), вместо привычной радости и расслабления получают нечто другое.

Что происходит?

У женщины меняется фокус. Фокусировка теперь на ребенке и всем, что связано с ним. Ребенок становится главным объектом, связанным с положительными эмоциями. Чтобы вернуться к мужу, должен появиться второй фокус и возможность эти фокусы менять.

Рушатся отношения в тех парах, где фокус остается единственным – на ребенке. Еще во время беременности полезно было бы знать, что после родов может случиться сбой, переклин на ребенка, телесный переклин.

Он связан с прохождением ребенка по родовым путям, с огромным количеством телесного контакта «кожи к коже». После этого матери испытывают к детям приятные физические и душевные эмоции, а вот к мужьям.

После родов только 5% женщин воодушевляет возвращение к активной супружеской жизни. Всем остальным это сложно.

Женская сексуальность – «спящая красавица»: чем меньше секса, тем меньше хочется. Чем менее сексуальность востребована, тем меньше она проявляется.

У мужчин наоборот – чем дольше нет отношений, тем больше хочется. У мужчины, который имел регулярные сексуальные отношения, а потом оказался их лишен, на физиологическом уровне все довольно нехорошо.

Если представить, что грудь переполнена молоком, а ребенок не сосет, не освобождает грудь, то можно отчасти понять, что происходит с мужскими органами. Женщина почувствовать это не может, поскольку этих органов не имеет.

За время беременности, родов и послеродового периода в женщине накапливается нежелание, а у мужчины – невозможность терпеть. И происходит трагическое закрепление отсутствия сексуальных отношений.

Секс — это только то, что на поверхности

Если смотреть на институт брака исторически, то он всегда обеспечивал женщине стабильность, поддержку, возможность рожать детей, а мужчине – всегда узаконенный секс. Это прослеживается в разных культурах.

Получается, что мужчина свою часть обязательств выполняет. А женская сторона незаметно для себя нарушает один из основных обетов.

Мужчины могут начать смотреть налево или внутрь себя, «отращивать» разные комплексы, переживания, угнетенность, подавленность, уходят в зависимости – работа, компьютер…

Отсутствие сексуальных отношений в семье еще никогда никого не сближало. Оно растит комплексы у мужчины быстро, а у женщины медленно.

  • Женщина приходит в себя и замечает, что этого нет, примерно к полутора-двум годам ребенка: кормит она уже чуть меньше, ребенок спит чуть спокойнее…
  • Мужчина за это время проделал большой путь за своим влечением. Он сделал выводы, настроил своих баррикад, вырастил себе комплексы, завел тревоги и переписку.

Важно понимать: если что-то сбилось и после родов в ближайшие три-четыре месяца не восстановилось, то это фактор риска.

Часто в процессе совместной жизни остаются родительские, хозяйственные и товарищеские роли. И еще — родственные: муж — неплохой родственник или деловой партнер: знает, как мусор подмести грамотно, об этом договорились. Если отсюда уходит романтическая составляющая полностью, то получается не муж, а «друг, товарищ и брат».

И таких браков тоже не мало. Если обоих устраивает, это замечательно. Нет стандартов, которым нужно соответствовать, главное, чтобы устраивало обоих, а не в одностороннем порядке.

Что делать, если не устраивает?

Решения готового нет. Для каждой семьи – индивидуально подобранный рецепт. Нужно постоянно балансировать. Очень важно чувствовать отношения, чувствовать натяжение нитей, узор ковра, который ткется в вашей семье, потихоньку, шаг за шагом.

  1. Сама проблема не пройдет. После родов в эту сферу нужно вкладываться. О ней нужно договариваться. Это нечто, что, помимо освоения детской «кухни», нахождения няни, приведения себя и в порядок и обновления гардероба, осознания себя в социуме, нуждается во вложении сил.
  2. Остаточный принцип не подходит. Это само не пройдет, и не пройдет по остаточному принципу. Если вы попробуете наладить все сопутствующее, а потом уже взяться за супружеские отношения, не хватит сил и времени.
  3. Не нужно затягивать после родов решение этой проблемы. Чем дальше, чем больше времени проходит, тем сложнее все привести к балансу – баррикада выше нагорожена и у вас в голове и в теле, и у супруга.
  4. Если все затянуто, то вторичные эффекты могут быть самые разные. Нужно понимать, что чем дольше откладывается «разговор об этом», тем сложнее вторичные эффекты, которые накапливаются как снежный ком. Итог — физическое разобщение.
  5. Об этом нужно разговаривать. Изменения физические нигде не написаны. У вас на лбу не проступает надпись: «Эта эрогенная зона спит», или: «Сначала вынеси мусорное ведро, а потом подходи». Мы не прозрачны. Мы должны озвучивать.

Хотя просто разговаривать и ничего не делать — не поможет. Да и тема табуирована, говорить об этом нелегко. Значит, преодолевая сложности, нужно не просто разговаривать, а договариваться.

«Я же мать»: почему женщина — самый сложный член семьи

Мы понимаем, что даже в самой идеальной из семей не все и далеко не всегда идет гладко, так что и здесь члены семьи порой друг друга раздражают. Но кто делает это чаще всего? Дочь подросткового возраста? Дедушка, который вечно ворчит? Или отец семейства, который любит полежать на диване с пивом? А вот и нет. Ученые выяснили, что это чаще всего это мать и жена. Разбираемся, как и почему главная женщина в доме оказалась под подозрением.

Исследование, проведенное группой ученых из Калифорнийского университета в Беркли (The University of California, Berkeley) и израильского Университета имени Бар-Илана (Bar-Ilan University), показало, что именно мать и жену следует считать самым непростым членом семьи. Это выяснилось в ходе опроса, в котором приняли участие 1100 человек, описавших в сумме более 12 000 внутрисемейных взаимоотношений. Интересно, что неприятную правду о себе узнали все женщины, так как претензий к мамам, бабушкам, сестрам и женам оказалось значительно больше, чем к отцам, дедушкам, братьям и мужьям.

О чем именно говорили респонденты? Ну, например, отмечали, что большая часть «нытья», «ворчания» и «контроля» в отношениях приходится на женскую половину семьи. К счастью, это дополнялось информацией о том, что в большинстве случаев все происходит по вполне уважительной причине. Ученые отметили, что женщин в семье часто называют сложными, очевидно, потому, что они делают больший эмоциональный вклад в жизнь как каждого из родственников, так и семьи вообще. Да и в принципе больше инвестируют в отношения любого типа.

Читать еще:  Экспертное мнение: диабет не болезнь, а образ жизни

«Наши выводы справедливы, но важно понимать, что родственные или семейные отношения с женщинами — это двусторонняя вещь, — комментирует в интервью Daily Mail ведущий автор исследования Клод Фишер (Claude Fischer). — То есть, с одной стороны, это люди, от которых вы больше всего зависите и которые вам больше всего нужны. С другой стороны, это люди, которые чаще прочих на вас нападают».

Фишер объясняет, что причину происходящего следует искать в более глубоких социальных связях, которые женщины выстраивают с окружающими. Интересно, что участники исследования назвали сложными около 15% взаимодействий, в которые они вступают. Братья, сестры, пожилые родители и коллеги тоже довольно часто оказывались в «трудной» категории, однако жен и матерей в ней все-таки было больше. Кроме того, около 7% респондентов включили в категорию близких друзей, что, вкупе с данными о женщинах в семье, позволяет сделать очень простой вывод: даже раздражающие люди могут быть чрезвычайно важны для нас.

Исследователи подтверждают это, напоминая, что, согласно данным, полученным в ходе предыдущих исследований, социальные связи могут быть настолько же напряженными, насколько и радостными. Как, например, в случае с влюбленностью в абсолютно неподходящего человека, с которым вам, несмотря ни на что, очень хорошо. Но это уже совсем другая история.

Синдром яжематери: почему молодые мамы считают, что им все должны

Интернет пестрит историями о нахальных барышнях с грудными младенцами, всеми правдами и неправдами привлекающих к себе внимание и требующих для себя различных благ и поблажек, мотивируя все это коронной фразой «Я же мать», а про своего чадушку говоря – «Он же ребенок». Эти слова в слитном виде уже стали нарицательными и хештегами, отмечающими эпизоды подобных материнских «чудачеств». Но врачи и психологи нередко выступают в защиту таких женщин, хотя и не оправдывая их поведение полностью, но частично его объясняя. Сегодня как понятие, хотя и не совсем медицинское, а больше психологическое, выделен синдром яжематери.

Ищите корни в беременности

Чтобы понять, откуда берется синдром яжематери и как долго он может длиться, стоит знать физиологию беременности и последующих родов. Беременная женщина – особая женщина, потому как ее мозгом и всеми системами руководят «беременные» гормоны. Они влияют не только на внешность и органы, меняя тело соответственно потребностям растущего плода, но и на мозговую активность, поведение и настроение. Именно из-за этого беременные зачастую отрешенны, рассеянны, плаксивы и капризны, со своими заскоками в виде требований от несчастного супруга среди ночи в феврале свежего арбузика и селедки, намазанной шоколадом.

Но это еще не все: к середине беременности в мозгу формируется особый участок – доминанта беременности, которая подчиняет постепенно все поведение женщины под ее собственное «пузико». Женщина начинает «гнездоваться», обустраивая для будущего малыша детскую, покупая вещички, и все ее интересы главным образом сосредоточены на крохе. Это нормально, забота о потомстве – ключевая женская роль в эволюции, но иногда эта забота и сам ребенок становятся практически «религиозным культом», и после родов это не проходит, а только обостряется.

Поэтому с рождением ребенка интересы женщины зацикливаются на малыше, все остальные заботы и проблемы уходят на первый план, и начинают возникать первые зародыши типичной яжематери. Если женщину не миновали симптомы данного синдрома, то после родов, даже если ребенок подрос, а то уже и оканчивает школу, чрезмерно заботливая мамочка, которая ну никак не может отцепить своего «крошку» от собственной юбки, начинает откровенно чудить, если говорить деликатно.

Свое поведение относительно ребенка и окружающего социума такие женщины, повторимся, оправдывают гордой фразой «Я же мать!», и они свято уверены, что, родивши малыша, они имеют право требовать от всех уважения и почитания, похвалы и пристального внимания, им все должны! Гормоны, не устаканившись, частично регулируют подобное поведение, но зачастую синдром подстегивается соцсетями и спецификой воспитания самой мамочки (а зачастую – отсутствием этого самого воспитания).

Типичные симптомы

Прежде всего, яжемать свято верит в свою идеальность, непогрешимость и в то, что все окружающие ей должны, обязаны и немедленно начнут исполнять все ее прихоти. Стояние в очереди, пусть даже это детская поликлиника и вокруг такие же мамы с детьми, – о нет, яжемать! И она бесцеремонно идет напролом в кабинет врача, если ее никто не остановит. Нагло и бесцеремонно, вызывающе ведут себя яжематери в любых местах – общественном транспорте, магазинах, школах или любых других местах. Их детке немедленно все должны уступить место. Причем место должно быть не любое, а только то, что захочет ее чадушко, а лучше два. Ей так удобно, и в ее голове доминирует мысль, что все просто должны и обязаны всегда и везде ей уступать!

Она не заботится о комфорте окружающих, демонстративно меняя испачканный памперс ребенку посреди ресторана, водрузив дитятко на барную стойку или столик. А на резонные замечания окружающих отвечает резко и хамски! Она кормит грудью также посреди заведений, совершенно не скрывая своей наготы и не заботясь о том, чтобы элементарно прикрыться или найти укромный уголок. На попытки скромных замечаний она с вызовом отвечает: это естественный процесс, и это не грудь, а пища малыша!

Отношение к окружающим: вызов и нахальство

Гнев яжематери можно навлечь, если сделать замечание ее ребенку, выбрасывающему бумажку от конфеты мимо урны, таранящему вас тележкой в магазине или болтающему ногами в транспорте и пачкающему людей. Это вы виноваты, и точка!

Еще ряд несомненных антидостоинств таких мамочек – бестактность в смеси с повышенным уровнем агрессивности. Помимо того что она зубами готова рвать любого, косо смотрящего на ее дитя, она навязывает свое материнское мнение окружающим. Для нее норма задавать вопросы другим женщинам и давать свои «ценные» советы по типу:

  • почему до сих пор не родила, больная, что ли?
  • когда родишь второго, малышу нужен братик!
  • зачем вам собачка, родите ребеночка!
  • обязательно корми грудью до двух лет, как родишь!

Причем такие советы и вопросы она раздает практически незнакомым женщинам, считая себя самым опытным и дипломированным экспертом в материнстве. Если вовремя не сбежать, можно после череды таких фраз нарваться на лекцию «Истинное предназначение женского организма – резервуар для царственного наследника». И никто не будет спрашивать, интересно ли вам и нужна ли подобная информация.

Анализируя поведение таких вот мамочек, задумываешься о том, для чего и для кого они рожают своих детей? Иногда может сложиться ощущение, что они родили малыша не для того, чтобы воспитать и дать достойное образование, а чтобы получить статус «мать», поставить галочку – «я родила», а также нахвалиться в соцсетях фотками, показать всем подругам, у которых нет детей, «какая я молодец!». При этом о самих детях такие матери думают в последнюю очередь. И это печально…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector