0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Терапия искусством: как музеи становятся доступнее для всех

Терапия искусством: как музеи становятся доступнее для всех

О доступной среде для людей с ограниченными возможностями в последнее время говорят достаточно активно. И эти дискуссии не ограничиваются только пандусами и специально оборудованными помещениями (хотя это, безусловно, важно). Сегодня навстречу людям с особенностями идут культурные и музейные пространства, активно развивая инклюзивные программы. Так, многие музеи создают специальную среду, как мантру повторяя, что искусство должно быть доступно всем.

Например, недавно ГМИИ им. Пушкина выпустил первую в России карту сенсорной безопасности музейного пространства, предназначенную для людей со сниженным порогом сенсорной чувствительности. Нарушения сенсорной чувствительности встречаются у людей с расстройствами аутистического спектра (РАС) и с другими особенностями развития. В результате этого может возникать повышенная чувствительность к свету, звуку, большому скоплению людей. Карта выстраивает маршруты, учитывая эти особенности. Карту можно получить при входе в музей или ознакомиться с ней в интернете.

Искусство для всех

«Если человек обладает какими-то ограничениями по здоровью, развитию и жизненной ситуации, это не значит, что он не может посещать музеи и выставки. Пушкинский музей работает над тем, чтобы предоставить возможность общения с искусством для всех посетителей. В 21 веке произведения культуры и искусства должны быть одинаково доступны для всех», – говорит руководитель отдела инклюзивных программ ГМИИ им. Пушкина Евгения Киселева.

Фото ГМИИ им Пушкина

К «особым посетителям» Пушкинский музей относит не только людей с инвалидностью, но и тех, кто требуют особого подхода и специального сопровождения – дети, пожилые, беременные, люди с ограниченными возможностями. Сам музей является пионером в работе с людьми с особыми потребностями. Еще с 70-х годов музей работает с Всероссийским обществом слепых. С 2006 года в состав музея входит Центр эстетического воспитания «Мусейон», где дети, в том числе дети с ОВЗ, обучаются в творческих мастерских. В 2016 году начала работу программа «Доступный музей», которая объединяет образовательные, творческие и организационные разработки. Сейчас на постоянной основе в музее проходят экскурсии на русском жестовом языке. Проводят их тотально глухие экскурсоводы, прошедшие обучение в музее и сдавшие экзамены искусствоведам. Педагоги музея проводят тактильные мастер-классы для незрячих людей. Разработаны специальные маршруты для взрослых и детей с особенностями развития.

Все мероприятия проводят эксперты музея. Специалистов, которые могли бы рассказывать о коллекции музея и при этом учитывать специфику посетителей «особых групп», просто нет. Музей сам готовит своих сотрудников, постоянно работая над актуализацией знаний и методических решений. С марта 2018 года в Музее работает специальный Отдел инклюзивных программ.

«Так сложилось, что поддержкой направления «Доступный музей» все сотрудники занимаются добровольно. Например, сопровождением особых групп занимаются те люди, которые этого очень хотят. И все делают это с большим удовольствием», – рассказывает руководитель отдела инклюзивных программ ГМИИ им. Пушкина.

Фото ГМИИ им Пушкина

Главные трудности, по ее словам, связаны с самой спецификой музейного пространства. В музее-памятнике архитектуры существуют ограничения не только по количеству людей, которые могут находиться в залах, но и по температуре воздуха, количеству децибел. Поэтому музей должны сочетать максимальную открытость с соблюдением всех норм хранения.

Музей не только развивает свои инклюзивные программы, но и охотно делится накопленным опытом с другими музеями. Недавно завершилась «Летняя школа инклюзивных практик» – в течение недели ее участники слушали лекции, участвовали в дискуссиях и мастер-классах. Учениками школы стали педагоги, арт-терапевты и экскурсоводы из разных городов России.

«Очень часто к нам просятся на стажировку именно по вопросам инклюзии. Поэтому мы решили организовать Летнюю школу, чтобы ответить сразу на все вопросы. За неделю мы рассказали, как работаем с особыми посетителями, какие решения существуют относительно архитектурной доступности, какая есть специфика восприятия произведений искусства людей с особенностями развития», – говорит Евгения Киселева.

Музейная терапия

Важным направлением инклюзии в музеях является взаимодействие с детьми. Проводником в мир музеев для особых детей стал социальный проект «Колесо обозрения». Среди музеев, с которыми сотрудничает организация, ГМИИ им. Пушкина, Мультимедиа Арт Музей, Москва, Музей-заповедник «Царицыно», Московский музей современного искусства, Музей Русского импрессионизма и многие другие известные московские музейные пространства.

Фото «Колесо Обозрения»

Сейчас в проекте «Колеса обозрения» участвует около 180 семей, это почти 500 человек. Чтобы стать участником нужно зарегистрироваться на сайте www.kolesobzora.ru, заполнить анкету, и ждать звонка координатора. После этого вас включат в рассылку мероприятий, на которые можно будет зарегистрироваться и прийти.

«Мы проводим занятия в музеях для семей, в которых есть дети с инвалидностью. Прежде всего, это дети с особенностями ментального развития – РАС, с синдромом Дауна и ДЦП. «Колесо обозрения» не работает со слабовидящими и слабослышащими детьми – для этого нужно специально подготовленное музейное пространство и специальная программа.

Участниками проекта становятся не только дети с особенностями развития, но их родители, братья-сестры. Получается такой семейный выход. И это важно — родители могут немного расслабиться, передохнуть, дети – получить новые эмоции, знания. Еще отличительная особенность проекта – у нас нет разделений по диагнозам. Это позволяет им чувствовать, что они объединены по интересам, а не по своим заболеваниям», – говорит координатор проектов «Колеса Обозрения» Екатерина Шуваева.

Сами занятия состоят из экскурсий, творческих мастер-классов и чаепития. Последнее является обязательным атрибутом мероприятий. Во-первых, это позволяет обсудить увиденное в неформальной обстановке, во-вторых, пообщаться, завести новых знакомых и друзей.

Тематика мастер-классов всегда разная. Например, в Музее моды дети могут делать коллажи с использованием журналов мод, разных страз и перьев. В Музее Вадима Сидура, однажды, дети делали скульптуры из проволоки. Есть мастер-классы, на которых дети рисуют. Художник, арт-терапевт и экскурсовод музея ГМИИ им. А.С. Пушкина М.Г. Дрезнина работает с детьми в разных техниках с ипользованием разных материалов (гуашь, пастель, акварель и т.д.).

Занятия и экскурсии проводят сотрудники музеев. На занятиях присутствует координатор проекта. На его плечах лежат организационные вопросы – коммуникация с музеем, формирование графика занятий, регистрация и набор групп, встреча детей и родителей, оказание помощи им во время занятий и проведение дружеского чаепития.

Фото «Колесо Обозрения»

«Наша идея состоит в том, что подобные занятия не требуют каких-то глубинных навыков, музей может при желании заниматься подобными программами. Благодаря проекту «Инклюзивный музей» была наработана большая методическая база, которой могут воспользоваться сотрудники любого музея. Есть методички, видеоролики, вебинары, тренинги по пониманию различных форм инвалидности», — говорит Екатерина Шуваева.

Сами музеи сначала отнеслись к этому с настороженностью. Опасения, что не получится, были, признается Екатерина Шуваева. Но в итоге некоторые музеи стали сами активно развивать инклюзивные программы. Так, например, было в Институте русского реалистического искусства или Музее русского импрессионизма.

Научить понимать особых людей

За методическую и обучающую составляющие инклюзии в музеях отвечает проект «Инклюзивный музей», созданный Российским национальным комитетом Международного совета музеев (ИКОМ) совместно с социальным проектом «Колесо Обозрения» и Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее». Участниками проекта выступают музейные пространства, социальные проекты и учреждения, которые помогают людям с инвалидностью. Экспертная команда проекта состоит из музейных специалистов, искусствоведов, педагогов, арт-терапевтов, психологов и других опытных экспертов.

Публикация от Инклюзивный музей (@inmuseumrus) 28 Июн 2018 в 8:37 PDT

По всему миру музеи перестают быть консервативными институтами, которые только сохраняют и изучают культурные ценности. Теперь в центре их внимания – человек с его стремлениями и интересами. Музеи хотят быть открытыми для всех, в том числе, для людей с инвалидностью, рассказывает директор по проектам ИКОМ России Динара Халикова.

Читать еще:  Есть вопрос: почему возникает икота и как с ней справиться

«Однако, это не всегда получается из-за непонимания потребностей таких посетителей. К сожалению, большинство сотрудников не знают, как взаимодействовать с людьми с инвалидностью – такие навыки и опыт просто отсутствуют. Из-за наличия стойких стереотипов в отношении инвалидности в обществе музейные работники зачастую испытывают страх коммуникации, вызывающий взаимный социально-психологический дискомфорт. Именно в ответ на этот вызов мы приняли решение создать комплексную обучающую программу, которая поможет музейным сотрудникам корректно и эффективно взаимодействовать с людьми с инвалидностью, создавать для них инклюзивные программы и в целом формировать дружелюбную среду», – отмечает она.

Первым направлением проекта стала работа с людьми с особенностями ментального развития. Веря в социокультурный и арт-терапевтический потенциал музеев, организаторы проекта ставили целью поддержать развитие инклюзивных программ. Сегодня проект «Инклюзивный музей» представляет собой масштабный учебно-методический ресурс. Это серия тематических видеороликов и буклетов с рекомендациями, посвященных принципам этического общения и грамотного взаимодействия с детьми с особенностями ментального развития.

«Материалы содержат советы, с которыми будет полезно ознакомиться не только специалисту сферы культуры, но и любому человеку. Также у нас состоялись обучающие вебинары, участниками которых стали музеи многих российских регионов. Мы регулярно проводим консультации, встречи и дискуссии, которые могут посещать все заинтересованные специалисты в области культуры, образования, социальной поддержки, включая, конечно, самих людей с инвалидностью. Для нас очень важно межотраслевое сотрудничество и поиск совместных решений, в том числе с профессионалами в области медицины», – рассказывает директор по проектам ИКОМ России.

Обучение работе с детьми с особенностями развития не ограничивается одним образовательным курсом. Существуют и программы повышения квалификации, специальные тренинги, стажировки. «Самое сложное это то, что нет универсального рецепта успешной работы: нельзя продумать единый сценарий на все случаи жизни. Мы всегда имеем дело с живыми людьми с их эмоциями, переживаниями и чувствами. Важно научиться принимать людей с разными особенностями и чутко реагировать на их нужды», – отмечает Динара Халикова.

Через музей про глобальное

Для многих участников поход в музей раньше представлялся чем-то невозможным. Большинство участников даже не рассматривали для себя такой вид досуга, говорят организаторы.

Фото «Колесо Обозрения»

«Участники, которые посещают мероприятия регулярно, отмечают терапевтический эффект занятий – регулируется эмоциональная сфера ребенка, кто-то из детей начинает рисовать и за пределами музейного пространства, раскрываются творческие спообности и родители. Очень важно, что дети учатся общаться, они перестают бояться выходить из четырех стен. Проект становится не только отдушиной, но и терапией – отмечает Екатерина Шуваева. –

И еще важный эффект – все больше музеев становятся доступными для людей с инвалидностью, музейные пространства открывают новую культуру – когда особые дети становятся обычными посетителями музеев. Безусловно, такие занятия полезны участникам, но они нужны и нам как обществу. Чем больше людей с инвалидностью будет появляться в общественном пространстве, тем терпимее будет общество. Получается такой диалог через музей про глобальное. К сожалению, сейчас есть в обществе страхи в отношении людей с особенноятми и недооценены их возможности».

Сами организаторы на достигнутом останавливаться не собираются. Так, например, в планах «Инклюзивного музея» создать информационную платформу, которая позволит людям с инвалидностью узнать, какие возможности открываются для них в музеях. Первым шагом на пути к этому стала всероссийская акция «Музей для всех! День инклюзии». Кроме этого, «Инклюзивный музей» не намерен ограничиваться только столицей, важным направлением для себя проект называет работу в регионах.

«Кроме того, мы планируем развивать направления работы с людьми, имеющими другие формы инвалидности. Так, в ближайшее время мы приступим к разработке обучающего курса по теме взаимодействия с глухими и слабослышащими посетителями», – говорит Динара Халикова.

Фото «Колесо Обозрения»

Организаторы «Колеса обозрения» планируют заниматься вопросами профориентации детей с инвалидностью в сфере искусства.

«Чтобы дети могли овладеть навыками, которые в будущем могли бы применить для самореализации. Вопрос трудоустройство людей с инвалидностью стоит остро. Например, у нас есть направление — знакомство с творческими профессиями, оно как раз проходит во время мастер-классов. Это направление мы планируем развивать», – добавляет Екатерина Шуваева.

Помимо этого, третий год «Колесо обозрения» проводит конкурс «Я художник, я так вижу». В нем могут принять участие дети с инвалидностью и их братья-сестры. В этом году тема конкурса «Спорт в искусстве». Участникам предлагается интерпретировать известные произведения искусства и нарисовать свое видение этих картин с помощью разных техник. Победитель конкурса получит участие в выставке, которая пройдет в культурном центре «Интеграция». Подробности участия можно посмотреть на сайте проекта.

Необычная арт-терапия: в музей за инсайтом

В 2019 году акция «Ночь музеев» пройдет в России в тринадцатый раз — 18 мая. Как не только провести самую культурную ночь в году с удовольствием и интересом, но и превратить досуг в психотерапевтический инструмент?

Одно из распространенных заблуждений об арт-терапии — что она работает, если только ты сам рисуешь и творишь. Однако прочувствовать изменения в своем эмоциональном состоянии, найти ресурс можно не только создавая картины или скульптуры, но и созерцая их, считают арт-терапевты. Искусство, творчество способны влиять на нашу психику в любом своем проявлении — и при активном (как говорят психологи, «экспрессивном»), и при пассивном («рецептивном», воспринимающем) участии.

И обычный поход в музей можно использовать как для работы в психотерапии, так и для самоанализа и получения ресурса. Мы ходим в театр, сопереживаем героям кинофильма. Но редко задумываемся, какие струны задевает в нас тот или иной экспонат музея или выставки. А ведь при взгляде на шедевр живописца можно испытать катарсис, подобный тому, что мы испытываем при чтении захватывающей книги или на спектакле!

Бессознательное подскажет

Как в любой психотерапии, в «исцелении музеями» важно сформулировать запрос. «В данном случае запрос адресуется своей творческой энергии, своему созерцателю, — объясняет арт-терапевт Полина Постельгина. — Стоит спросить себя: зачем я иду сейчас в музей, что я хочу увидеть, какие чувства испытать? И при выборе экспозиции отталкиваться от этого». Но даже если мы и сами не очень понимаем, что хотим получить на выходе, можно довериться интуиции и идти куда глаза глядят. Даже забредя на случайную выставку, можно найти инсайт.

Таким личным опытом делится Полина Постельгина: «Я два года жила в Санкт-Петербурге, и мы с дядей часто ходили по музеям. Незадолго до моей свадьбы пошли в Эрмитаж. Проходили зал за залом, и вдруг меня словно что-то остановило перед фресками о мифе про Психею и Эроса.

История их непростой любви меня так впечатлила, что я стала рассуждать, почему. И поняла, что не хотела признаться себе в сомнениях, а того ли мужчину выбрала. Не окажется ли он при свете лампы чудовищем, как боялась Психея, которая не видела в темноте своего возлюбленного? Для меня это был вопрос о доверии партнеру. Я вытащила неосознанные страхи наружу, и мне стало легче».

В терапии музеями действует тот же принцип, что и в метафорических картах: мы видим в них отражение своего состояния, а взгляд выхватывает из набора образов что-то, актуальное только для нас и только сейчас. Так и в картинах: сегодня мы остановимся возле одной, а через полгода удивимся, почему она нас заинтересовала. Произведения искусства становятся зеркалом нашего состояния. И чтобы в него заглянуть, необходимы cпециальные условия.

Особое пространство

Музей сам по себе — необычное пространство, в котором словно меняется течение времени. «Когда меня переполняют проблемы, накапливается много задач, а я пока не знаю, как их решить, я иду в какой-нибудь музей, — рассказывает 43-летняя Елена. — Могу часами, как в трансе, ходить по коридорам и залам.

Время замедляется, и все внешние дела как будто покрываются пленкой, уходят на второй план. Я смотрю на полотна, которым несколько сотен лет, и мои проблемы кажутся какой-то песчинкой. Как правило, решение приходит само, всплывает ниоткуда».

Атмосфера музея наполнена особой энергией, погружаясь в нее, мы меняем свое состояние, приобщаемся к тому, что выходит за рамки обыденности. «Уже в древние времена наши предки оставляли бытовые предметы при храмах, чтобы они сохранялись и передавались дальше, поддерживая связь поколений и трансляцию ценного опыта», — поясняет Полина Постельгина. И сегодня мы вступаем в разговор с представителями других эпох, знакомясь с их творениями.

Читать еще:  5 вещей, которые происходят с телом во время секса

У каждого из нас есть теневые стороны, которые нам трудно принять и осознать

Мы забываем о бытовых неурядицах, выходим за рамки правил, по которым привыкли жить. Здесь мы встречаемся с другим миром, где поднимаются общечеловеческие и общекультурные темы. Мы соприкасаемся с коллективным выражением чувств, проверенных временем. Ведь каждый экспонат подобран и сохранен не просто так — он несет вневременную, вечную ценность. Сама музейная среда провозглашает манифесты коллективного бессознательного, которые ранят, пробуждают, резонируют с нами.

Бывает, что сюжет картины не касается нас напрямую, но почему-то мы начинаем быстрее дышать, на глаза наворачиваются слезы или мы не можем сдержать возгласа восторга. Можно задать себе вопросы: что меня так взволновало? Как это связано с текущими событиями в моей жизни? Или с прошлым? Как герои картины взаимодействуют между собой? Как это может помочь мне?

Мы становимся частью этого пространства. Большого общего многовекового опыта, который мы можем принять и использовать. С одной стороны, мы узнаем что-то новое для себя. С другой — о себе.

А иногда мы можем получить там настоящую поддержку. «Есть особенные музеи, этнические, — говорит Полина Постельгина. — Посещение их — способ соприкоснуться с корнями, со своими предками, их культурой и традициями и найти ответы на актуальные вопросы в своей жизни. Это может послужить опорой тем, например, кто живет далеко от родины или недавно узнал о своем роде и хочет познакомиться с национальной историей и лучше понять себя, свои особенности. Тогда они уже не одиноки в чужом городе или стране».

Противопоказания в искусстве

У каждого из нас есть теневые стороны, которые нам трудно принять и осознать: тяга к разрушению себя или других, страх или печаль. Есть и выставки, которые вряд ли можно отнести к категории прекрасного: это экспозиции, посвященные пыткам внутри концлагерей и тюрем, или музеи, связанные с военными периодами.

Несмотря на все ужасы, посетителей там обычно много. Почему? «Вероятно, оказавшись в таком месте, мы встречаем свою Тень в себе, — объясняет Полина Постельгина. — Это возможность признать, что жестокость была и есть в этом мире, и дать этому место, не обеляя историю и не идеализируя человечество.

А кто-то увидит последствия жестокости, и это пробудит сострадание, а посещение музея станет прививкой от собственной агрессии. Смысл работы с Тенью не в том, чтобы просто выпустить ее наружу, а в том, чтобы пролить на нее свет, исследовать и интегрировать. Такие музеи, как и кино и книги похожей тематики, — безопасный способ взаимодействия с этими частями человеческой психики.

У людей, которые ходят в такие музеи, большое сердце и сильная душа». Они не боятся обращаться к себе и своим страхам, задумываются об общечеловеческих проблемах, о смерти как части жизни.

Найдите в музее объекты, отражающие вас и вашу жизнь в прошлом, настоящем и будущем

Но если вы не чувствуете себя готовым к таким смелым культпоходам и встрече с темой смерти, стоит обезопасить себя и найти что-то ресурсное. Вообще при посещении музеев желательно прислушиваться к себе и создавать максимально экологичную атмосферу.

«Даже картина Айвазовского в ком-то пробудит энергию стихии, а в том, кто боится воды, всколыхнет неприятные ощущения и страх, — предупреждает Полина Постельгина. — Если вы не продвинуты в самоанализе или психотерапии и испытываете негативные чувства у того или иного экспоната, пройдите мимо, поищите другой, вызывающий однозначно положительную реакцию. Ведь конечная цель посещения музея — гармонизировать свое состояние».

В одном и том же произведении мы и другие видим разное. К тому же другие могут показать нам новый ракурс. Поэтому бывает полезно обсудить с кем-то свои впечатления: возможно, еще одно мнение дополнит наше послевкусие. С другой стороны, некоторые идут в музей для встречи с собой — лишние разговоры им ни к чему. Поэтому хорошо бы спросить себя: хочу ли я пойти с кем-то, — и если да, тщательно подобрать компанию.

Найти свое будущее

Посещение музея можно сделать интересным приключением и игрой. Например, придумать квест по поиску артефактов, — предлагает Полина Постельгина.

Можно найти в музее объект или картину, которые выражают ваше текущее состояние. Посмотрите пристальней: про что это в вашей жизни? Чем этот артефакт привлек внимание? Какая основная тема? Какие герои и как взаимодействуют? И подумайте: чем это актуально для вашей жизни? Сделайте выводы и осознайте свои чувства.

Попробуйте выбрать объект, который бы ответил на вопрос: «Чего я на самом деле хочу?» Или «Где бы я хотел оказаться?» Или «Чего мне не хватает?» Это может быть красивый ландшафт, или праздничный карнавал, наполненный радостью, к которой вы можете подключиться. Пусть это станет ресурсным местом для вас.

Хотите копнуть глубже, проанализировать и спланировать жизнь? Найдите в музее объекты, отражающие вас и вашу жизнь в прошлом, настоящем и будущем. Наши переживания могут быть зашифрованы в символах искусства. Мы их не всегда сознаем, а арт-объект станет ключом к их разгадке и подскажет направление, куда двигаться.

Арт-терапия

Как рисование, танцы или занятия музыкой могут помочь осознать и преодолеть наши внутренние конфликты?

Сексуальность: мужчины сдают позиции?

Сегодня, имея дело с требовательными и раскрепощенными женщинами, мужчины испытывают тревогу.

Музей, доступный каждому

Что может быть проще, чем сходить в музей? Покупаешь билет – и двери в искусство, историю и науку открыты. Но для людей с ограниченными возможностями здоровья посещение музея – особенное событие. Отсутствие пандуса для коляски, неработающий аудиогид и запрет прикасаться к экспонатам делают культурный выход в свет невозможным. К Международному дню инвалидов, который отмечался 3 декабря, корреспондент МОСГОРТУРа Наталья Катерова изучила опыт мировых и отечественных музеев по созданию доступной среды и посмотрела, у кого и как «работают» музейные инклюзивный программы.

«Трогательные» экспонаты

Многие мировые музеи для незрячих и слабовидящих посетителей открывают специальные тактильные галереи — помещения, где экспонаты можно трогать руками. Одной из самых известных считается Тактильная галерея Лувра в Париже. Созданная еще в 1995 году, она сразу стала площадкой с постоянной экспозицией, где представлены копии скульптур из основного собрания музея. Посетители галереи могут ощупать выставленные экспонаты с головы до ног, постучать по ним и даже попытаться вручную выяснить, из какого материала изготовлена та или иная скульптура.

Специальные музеи для незрячих людей есть в Италии и Греции, однако первенство принадлежит все же жителям Эллады. Музей осязания в Афинах был открыт более 30 лет назад. Коллекции с точными копиями античных скульптур изначально создавались для слабовидящих и незрячих людей, но вскоре «музей для слепых» превратился из специализированного учреждения в местную достопримечательность. Посетители знакомятся здесь с произведениями искусства по слепкам — их можно трогать и крутить в руках, не боясь окрика грозного смотрителя. Общее число экспонатов афинского музея — чуть больше 300 копий объектов искусства.

В 2015 году в национальном музее Прадо в Мадриде — одном из крупнейших музеев европейского изобразительного искусства — открылась выставка для слепых из шести репродукций самых известных работ в живописи. Специальные рельефные картины представляли собой 3D-копии оригиналов. Музей не стал скрывать технологию создания репродукций: сначала была создана фотография и выбран материал и текстура для будущей картины, потом изображение напечатали с использованием специальных чернил, при дальнейшей обработке которых картина приобрела нужный объем.

Английское разнообразие

В лондонском Музее Виктории и Альберта инвалиды по зрению могут трогать не только копии, но и оригиналы экспонатов. Образцы материалов, из которых они сделаны, для большего понимания сути предметов сотрудники помещают рядом. Интересен подход Музея и в работе с таблицами Брайля — они располагаются около экспоната, параллельно земле, и выдвигаются из-под предмета на высоте не менее 76 сантиметров от пола. Так у посетителей в инвалидных колясках не возникает трудностей с использованием табличек.

Британский Музей науки шагнул еще дальше — он дал посетителям возможность почувствовать экспонат с помощью запахов, не ограничиваясь прикосновениями и звуками. А галерея современного искусства Tate Modern разработала особый тактильный тур. Он должен объяснить идею художника, а также дать представление о материале, из которого выполнен экспонат, и использованной технике. В таких турах посетители в специальных перчатках могут потрогать скульптуру и вспомогательные предметы, находящиеся рядом. Тактильные экспозиции постоянно меняются — у незрячих и слабовидящих посетителей есть повод прийти в галерею еще раз.

Читать еще:  Что такое акупунктура и как она работает

Немецкие разработки

Крупные музеи Германии, заинтересованные в адаптации своих выставок для людей с ограниченными возможностями здоровья, создают специальные отделы. Некоторые из них, например, разрабатывают витрины, которые посетитель в инвалидной коляске сможет наклонить или опустить. Уделяют внимание немецкие музеи и людям со слуховыми имплантами – посетителям выдают специальные передатчики, звуковой сигнал в которые поступает без использования экскурсоводом микрофона.

Немецкий исторический музей часто реализует инклюзивные проекты. Например, в июне этого года открылась безбарьерная выставка «Европа и море». Около экспонатов разместили специальные инклюзивные станции связи, которые содержат информацию об экспонатах в шрифте Брайля и на языке жестов. Содержание экскурсии становится доступным и с помощью звуковых описаний основных экспонатов и мини-сюжетов на жестовом языке. Инклюзивные станции связи обычно подключены к тактильной системе наведения пола — начиная от входа в выставочный зал, она ведет посетителей к кассовому аппарату, к стойке с аудиооборудованием, а затем уже и к самой выставке. На входе в музей — тактильный план этажа на разных языках, который помогает не потеряться.

Доступность по-русски

Российские музеи тоже совершенствуются в рамках инклюзивной программы — при помощи различных технологий они проводят выставки для людей с ограниченными возможностями и реализуют специальные проекты. Видеогиды на жестовом языке для глухих и слабослышащих, тактильные макеты для незрячих, ольфакторное (ароматическое) сопровождение экспонатов, мобильные аудиогиды, записанные с использованием тифлокомментариев – это неполный перечень «инструментов» для коммуникации музеев с особенными посетителями. Сегодня инклюзивные программы есть во многих музеях, среди которых Музей русского импрессионизма, Дарвиновский музей, Эрмитаж, Третьяковская галерея и «Гараж».

Государственный Дарвиновский музей был одним из первых, кто стал активно внедрять инклюзивные методики в свою деятельность. «Доступный музей» разработан для посетителей с разными группами инвалидности. Например, программа «Мир в руках», созданная для слепоглухих, предполагает создание натуральных образцов и реалистичных макетов для тактильного восприятия. Это могут быть скелеты и чучела животных, кусочки их шкур, растения и грибы, отпечатки чьих-то следов.

Подписи к экспонатам продублированы шрифтом Брайля. Действуют в Дарвиновском музее и интерактивнная экспозиция «Пройди путем эволюции», и образовательный центр «Познай себя — познай мир». Все это — способы открыть музей для посетителей с разными физическими возможностями.

Маленькие тактильные 3D-копии Царь-пушки и соборов с информацией на азбуке слепых недавно появились рядом со своими большими оригиналами на территории Московского Кремля. На кассах музеев Кремля работает сенсорный терминал для незрячих и глухонемых, оснащенный кнопками со шрифтом Брайля. Музей также создал специальную аудиорельефную книгу — описание всех объектов, расположенных на территории Кремля, и их рельефное изображение можно «увидеть» руками.

Государственный исторический музей разработал программу для незрячих детей «Прочти историю своими руками». Маленькие посетители ощупывают копии экспонатов и ходят по залам, где им рассказывают об этапах развития русской цивилизации. Дети могут изобразить экспонаты по специально сделанным раскраскам, слепить копии орудий и посуды и даже провести раскопки в археологической песочнице.

Новые проекты – новые профессии

Разработка и проведение музеями различных инклюзивных программ повлекли появление новых профессий. Одним из самых необходимых специалистов стал тифлокомментатор – человек, создающий звуковое описание экспоната. Лаконичный, но подробный рассказ обо всех деталях произведения искусства, о предметах, явлениях и действиях, изображенных на картинах, помогает незрячим и слабовидящим посетителям представить не только внешний облик экспоната, но и понять настроение и идею, которые вложил автор в произведение.

Подобное направление еще не сильно развито, например, тифлокомментаторов для живописи очень мало – кино и театр остаются основными областями работы специалистов данного профиля. Но многие площадки нашли выход из положения: изначально комментарии пишут искусствоведы, а затем их дорабатывает и озвучивает тифлокомментатор.

Потребность в осязаемых музейных экспонатах сделала востребованной профессию скульптора тактильных макетов. Создание копии, которую посетители смогут потрогать – процесс трудоемкий и ответственный. Скульптор должен точно воспроизвести оригинал, сделать так, чтобы отсутствие возможности увидеть, никак не повлияло на восприятие.

Тифлокомментаторы и скульпторы, создающие тактильные макеты, а также экскурсоводы на жестовом языке – специалисты, которых сложно найти в штате музея. «Новых мастеров» привлекают для работы лишь над конкретными проектами, однако некоторые учреждения становятся площадкой для подготовки собственных специалистов – музей «Гараж» уже несколько лет обучает экскурсоводов на жестовом языке.

Для поиска новых способов взаимодействия с людьми с ограниченными возможностями музеи проводят различные конференции и круглые столы, где обсуждают движение в сторону инклюзии.

Сотрудники музеев осваивают новые профессии, внедряют в свою деятельность технические разработки и активно взаимодействуют с экспертами по инклюзии. Доступная среда постепенно «захватывает» и эти культурные учреждения, открывая их двери для особенных посетителей.

Еще больше новостей о московских музеях в наших группах в Facebook и ВКонтакте !

Музей для всех

1 и 2 декабря 2018 года музеи по всей России примут участие в акции «Музей для всех!». Мероприятия акции будут посвящены значимости доступной музейной среды и равноправного участия всех людей в культурной жизни.

Портал «Культура.РФ» собрал интересные примеры инклюзивных проектов для разных категорий посетителей, которые реализовали музеи — партнеры акции.

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Проекты

«Предметный мир эпохи Эдо»

Тактильный мастер-класс в рамках выставки «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо», участники которого могли познакомиться с искусством Японии и разными предметами — веером, ширмой и свитком — силами осязания, обоняния и гравитации.

Для посетителей с нарушениями зрения.

«Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо»

Сопроводительные видеоролики с переводом поэзии эпохи Эдо на русский жестовый язык. Ролики находятся в свободном доступе на YouTube-канале музея.

Для слабослышащих и глухих.

Энциклопедия «Искусство импрессионистов» на русском жестовом языке

Серия видеолекций на русском жестовом языке, посвященная главным мастерам импрессионизма и их произведениям. Ролики находятся в свободном доступе на YouTube-канале музея.

Для слабослышащих и глухих.

«Венеция Ренессанса»

В рамках выставки «Венеция Ренессанса» 2017 года были созданы тактильные макеты по мотивам живописных произведений, которые стали полноправной частью экспозиции.

Для посетителей с нарушениями зрения.

Программа для посетителей с нарушениями слуха

Музей сотрудничает с глухими экскурсоводами, которые на регулярной основе проводят экскурсии по постоянной экспозиции и готовят специальные маршруты по временным выставкам на русском жестовом языке. Все выставки музея сопровождают видеопроекты с субтитрами и на жестовом языке, которые находятся в открытом доступе на YouTube-канале ГМИИ.

Для слабослышащих и глухих.

Программа для посетителей с ментальными особенностями и особенностями развития

В 2006 году в музее открылся центр «Мусейон», который предлагает множество занятий и видов арт-терапии для социальной и творческой адаптации особенных детей.

Для детей с ментальными особенностями и особенностями развития.

Карта сенсорной безопасности

ГМИИ был первым российским музеем, который разработал карту сенсорной безопасности. Это план музея, на котором маркированы залы с разной степенью рисков — вибрации, резкого света, звука, больших скоплений людей.

Для посетителей с расстройствами аутистического спектра и сниженным порогом сенсорной чувствительности.

Летняя школа инклюзивных практик

В 2017 году летняя школа объединила 20 музейных специалистов из разных областей, которые приняли участие в занятиях, посвященных архитектурной доступности музеев, взаимодействию с особенными посетителями, работе с волонтерами в музейном пространстве и другим темам.

Методическое мероприятие для работников музеев.

Инклюзивный фестиваль

В рамках фестиваля проходят мероприятия, предназначенные одновременно для людей с ограниченными возможностями здоровья и обычных посетителей: звуковые и пластические перформансы, спектакли, тактильные мастер-классы, кинопоказы, мультисенсорные работы современных художников. А деловая программа включает в себя конференции, лекции и дискуссии с ведущими специалистами по инклюзивным программам из музеев по всему миру.

Для всех категорий посетителей и специалистов музейного дела.

Программа Пушкинского музея «Доступный музей» стала результатом встречи рабочей группы: руководители отделов обсудили с директором, что нужно сделать, чтобы музей стал более открытым и дружелюбным для разных категорий посетителей. С марта 2018 года в ГМИИ существует отдел инклюзивных программ, который работает не только над созданием комфортных физических условий в музее, но и над интеллектуальной доступностью, адаптацией экспозиций для людей с различными особенностями восприятия.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector