0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новости про рак: как распознать неправду?

У меня рак? 8 наивных вопросов про онкологию

Рак окружён невероятным количеством мифов и заблуждений. Но чтобы защититься от страшной болезни, нужно знать врага в лицо. Попробуем ответить на самые распространённые вопросы об онкологических заболеваниях.

Наш эксперт — врач-онколог-гематолог, член Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), кандидат медицинских наук Михаил Ласков.

«АиФ Здоровье»: Если общий анализ крови и мочи в норме, значит, рака точно нет?

Михаил Ласков: Увы, это не так. До определённого момента наличие опухоли может не отражаться на показателях общего анализа крови и мочи. Да и вообще ориентироваться на такие анализы для диагностики рака

нельзя. Эти исследования показывают лишь общее состояние организма, например наличие воспалительных процессов, изменения в составе крови, которые могут быть следствием целого ряда заболеваний, начиная от обычной простуды и заканчивая раком. Поэтому, если в общем анализе крови есть какие-то отклонения, чтобы понять их причину, потребуются дополнительные исследования.

Более того, даже анализ крови на онкомаркеры не может использоваться для выявления рака. Повышение уровня онкомаркеров может быть связано с воспалением в различных органах и другими причинами, не имеющими отношения к раку. С другой стороны, многие злокачественные опухоли не сопровождаются ростом онкомаркеров. То есть эти анализы необходимы лишь для того, чтобы оценить эффективность лечения некоторых видов рака, когда диагноз уже поставлен.

— Какой рак встречается чаще всего? Какие опухоли самые опасные?

— Самые распространённые виды рака в мире — рак лёгких, рак кишечника, рак кожи, рак молочной железы у женщин и рак простаты у мужчин. По числу умерших на первом месте стоит рак лёгкого. Пока очень плохо поддаются лечению опухоли мозга и рак поджелудочной железы. А самые низкие показатели смертности отмечаются при базально-клеточном раке кожи.

— Почему у одних людей рак выявляют на ранних стадиях, а у других — на поздних, когда уже ничего нельзя сделать?

— Термин «рак» объединяет сотни различных опухолей, которые ведут себя по-разному: одни развиваются быстро, другие медленно. Поэтому даже регулярное прохождение диспансеризации не гарантирует того, что опухоль будет диагностирована на ранней стадии. Ведь осмотры проводятся с определённой периодичностью, поэтому бывает, что скоротечные и агрессивные формы рака к моменту прохождения очередного скрининга оказываются уже запущенными. К тому же на диспансеризации можно выявить совсем немного видов рака, да и то далеко не всегда.

Впрочем, это не значит, что проходить профилактические осмотры не нужно. Некоторые исследования весьма информативны и могут обнаружить рак ещё до появления симптомов болезни. Среди таких исследований — РАР-тест для выявления рака шейки матки, анализ кала на скрытую кровь, колоноскопия или сигмоскопия для выявления рака кишечника.

— Рак всегда болит?

— Нет. Многие виды рака на ранних стадиях протекают бессимптомно. А боль может возникнуть по самым разным причинам, не имеющим отношения к онкологии. То же касается и других настораживающих признаков: резкое похудение, тошнота и температура хоть и могут сопутствовать онкологическим болезням, но поставить диагноз только по этим симптомам невозможно. Дело в том, что не существует ни одного точного признака злокачественной опухоли, поэтому диагностика рака сложна даже для специалистов.

— Рак — это болезнь современной цивилизации? Пока не было мобильников и микроволновок, люди раком не болели.

— Это не так. Злокачественные опухоли преследовали человека всегда. Так, рак груди, желудка, кожи и некоторые другие виды рака были описаны ещё в трудах Гиппократа. А возраст самой древней раковой опухоли на кости стопы человека, обнаруженной археологами, — больше полутора миллионов лет.

Другое дело, что с развитием медицины продолжительность жизни человека постоянно увеличивается, а средства диагностики становятся более совершенными, поэтому фиксируется всё больше случаев злокачественных опухолей. Раньше многие люди просто не доживали до развития рака и умирали в силу других причин, а врачи не всегда могли найти опухоль.

А что касается излучения сотовых телефонов и микроволновых печей, то связь между этим излучением и развитием рака на сегодняшний день не доказана.

— Если вести здоровый образ жизни, правильно питаться и не курить, рака точно не будет?

— Увы, точная причина появления злокачественных опухолей до сих пор не установлена. Ясно, что их очень много и они индивидуальны для разных видов злокачественных опухолей. Известны лишь некоторые факторы, которые увеличивают риск возникновения рака. И далеко не все из них имеют отношение к образу жизни. Так, генетические мутации, передающиеся по наследству, связаны с определёнными видами рака (например, некоторые формы рака молочной железы имеют наследственную природу).

Но это не значит, что можно перестать следить за собой. Например, доказано, что люди с избыточным весом входят в группу риска по 13 видам рака, поэтому старайтесь не переедать и больше двигаться. Вредные привычки тоже повышают риск заболеть: хорошо изучена связь между раком и курением, причём речь идёт не только о раке лёгких, но и о некоторых других опухолях.

— Рак — это болезнь пожилых?

— Отчасти это так. С возрастом риск заболеть раком увеличивается. С годами в организме накапливаются различные поломки, которые могут приводить к образованию опухоли. Но, увы, молодость вовсе не является 100%-ной гарантией защиты от рака, ведь злокачественные опухоли встречаются и у детей. Более того, известны случаи, когда опухоль формировалась на стадии эмбрионального развития у ещё не родившихся малышей.

— Рак — это приговор? Вылечиться навсегда не получится, рано или поздно болезнь вернётся?

— Успех лечения злокачественных опухолей зависит от многих факторов, в том числе и от стадии заболевания. Нередко после лечения наступает полное выздоровление. Вероятность рецидива зависит от вида рака и правильности лечения. Рецидивы случаются в разные сроки, и это тоже зависит от заболевания. Например, в случае с лейкозом отсутствие рецидивов в течение трёх — пяти лет говорит о том, что вероятность возвращения болезни не выше, чем риск заболеть раком у здорового человека.

Больше всех заболеть раком боятся врачи-онкологи

В интервью Царьграду врач-онколог, главный врач Европейской клиники Андрей Пылев рассказал о том, нужно ли здоровым людям обследоваться на рак с помощью скрининга, может ли развиться онкология от страха её появления, как перестать бояться рака и какие люди больше всего склонны к канцерофобии

В интервью Царьграду врач-онколог, главный врач Европейской клиники Андрей Пылев рассказал о том, нужно ли здоровым людям обследоваться на рак с помощью скрининга, может ли развиться онкология от страха её появления, как перестать бояться рака и какие люди больше всего склонны к канцерофобии

Царьград: Нобелевский лауреат по химии Томас Линдел выступил с критикой утверждения, согласно которому рак вызывают радиация, солнечный ультрафиолет или канцерогенная пища, и рассказал об исследовании агрессивных форм кислорода и воды. Он утверждает, что наука пока бессильна перед раком. Что вы об этом думаете?

Андрей Пылев: Спорное утверждение, но в то же время его нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Пока достаточно неплохо всё развивается, как пойдёт дальше – сложно понять.

Ц.: В последнее время, может, в связи с заболеваниями звёздных людей, пресса создала ажиотаж вокруг этой темы. Он не вызовет всплеска ненужных обследований со стороны людей, которые не очень в этом разбираются?

А. П.: Здесь есть несколько факторов, которым надо уделить внимание. Первое – это зачастую абсолютно некомпетентные, уводящие вообще не в ту сторону комментарии прессы, которая вроде как старается помочь наладить что-то, а получается только хуже. Второй момент – это огромное количество людей-канцерофобов, которые сами себе назначают кучу ненужных диагностических процедур. И третье – это недобросовестные частные клиники, которые паразитируют, с одной стороны, на информационной шумихе, с другой стороны, на человеческом невежестве и проводят абсолютно ненужные, неоправданные, не дающие никаких преимуществ скрининговые обследования, очень дорогие. Эта проблема действительно есть.

Читать еще:  In vino veritas: польза и вред красного вина для здоровья

Ц.: Насколько полезны скрининговые обследования сами по себе?

Фото: Billion Photos / Shutterstock.com

А. П.: Скрининговое обследование – и это сейчас достаточно неплохо изученный вопрос – показано при определённом типе опухоли у определённой группы пациентов с определёнными факторами риска. Совсем небольшое количество нозологий действительно скринингуются. Но сейчас проводят скрининг по поводу всех онкологических заболеваний, например, скрининг опухолей головного мозга – это как-то странно и совершенно нелогично.

Конечно, если мы говорим о вреде скрининга, этот вред только эмоциональный и экономический. От лишнего УЗИ и сданной кучи анализов человеку плохо не будет. Но с другой стороны, и та информация, которую мы от этого получаем, зачастую не отвечает на вопросы. Человек, который сдаёт все существующие маркёры и видит, что один из этих маркёров превышает норму на десять процентов, делает вывод, что у него рак, немедленно бежит оформлять завещание и делать кучу ненужных инвазивных и иногда даже опасных диагностических процедур. Но самое главное, что человек действительно уверен, по крайней мере какой-то период времени, что он болен. А это совершенно неправильно.

Ц.: Есть мнение, что человек, который ищет рак, рано или поздно его найдёт. То есть можно себя настроить на это.

А. П.: Это не совсем так. Я, скорее, склонен разделять теорию, что если бы человек не умирал от других проблем, он в обязательном порядке, пусть через 100, пусть через 150 лет, до того или иного рака обязательно бы дожил. Настроить себя на рак – это чушь полная. Стресс, конечно, является одним из важных и доказанных факторов, увеличивающих риски, но настроить себя на рак, слава Богу, невозможно.

Ц.: Что делать канцерофобам, людям, которые каждую неделю-две находят у себя все признаки рака?

А. П.: Канцерофобам надо работать не с онкологом, а с психологом, в первую очередь.

Ц.: У нас это хорошо развито?

А. П.: Это не хорошо развито, но развивается. Объективно ситуация меняется в лучшую сторону, и всё больше и больше появляется опций получить качественную психологическую помощь – как для онкологических пациентов, так и для родственников, и для канцерофобов. Это действительно так. Опять же, здесь всё зависит от чистоплотности врача, потому что для той же коммерческой медицины, наверное, нет более привлекательного пациента, чем канцерофоб.

Ко мне периодически приходят пациенты, которые требуют немедленно сделать ту или иную процедуру. Я прекрасно помню пациента, который ходил ко мне с интервалами раз в несколько дней в течение нескольких месяцев. Абсолютно нормальный, социально успешный человек, но который был уверен, что у него рак печени, он просил сделать биопсию. Казалось бы, человек приходит, сам обращается, но задача врача – именно переубеждать, объяснять, что этого делать не нужно. При этом, естественно, соблюдать все принципы для онкологии, стараясь пациента не обидеть. На самом деле, не нужно делать то или иное диагностическое обследование только потому, что пациент этого хочет, если на эту процедуру нет показаний.

Ц.: Вы можете дать несколько советов для канцерофобов?

А. П.: Нет, здесь не надо давать советы. Такими пациентами должен в первую очередь заниматься психолог, онколог – во вторую очередь. Опять же, человек может бояться рака не из-за канцерофобии, а по каким-то объективным причинам. То есть мы должны всегда вникнуть в ситуацию и понять, не лежит ли за этой, как нам кажется, канцерофобией реальная проблема.

Ц.: В вашей практике были пациенты, которые, начитавшись статей в интернете, пришли с мнением, что у них есть рак, и действительно его находили?

А. П.: У меня были крайне мнительные пациенты, которые были уверены, что у них есть рак, и они избыточно регулярно проводили какие-то обследования. Одна из пациенток действительно обнаружила у себя таким образом рак молочной железы на ранней стадии.

Но по поводу скрининговых программ надо понимать, что этот вопрос достаточно серьёзно изучают. Есть серьёзные исследования, в каком случае скрининг действительно целесообразен, в каком случае он даёт ложно положительный результат, а в каком – ложно отрицательный, какой их процент. Далеко не при всех нозологиях скрининг уместен. Сейчас фактически мы говорим о скрининге в ряде случаев простаты, рака молочной железы. Для выявления рака толстой кишки возможна колоноскопия у людей старше сорока лет. Скрининг меланомы безусловно нужен определённой группе пациентов. Но опять же, это не должен быть тотальный скрининг. Скрининг рака желудка ни в одной стране мира не проводится у всей популяции, это абсолютно неразумно.

Фото: Image Point Fr / Shutterstock.com

Основная задача – проводить скрининговые обследования у определённых групп риска по тем или иным заболеваниям. Понятно, что если у человека, например, вирусный гепатит в анамнезе, и он длительное время с ним живёт, уже годы и десятилетия, то у него на порядки выше вероятность возникновения первичного рака печени, чем у условно здорового пациента. Поэтому таких больных надо более детально обследовать.

Ц.: Не является ли преувеличением, что нездоровый образ жизни вызывает рак? Есть же много пациентов, которые ведут здоровый образ жизни – и спортом занимаются, и правильно питаются – и всё равно заболевают?

А. П.: То, что рак возникает и у людей, ведущих здоровый образ жизни, совсем не значит, что нездоровый образ жизни никак не влияет на возникновение рака. Просто очень много разных факторов, которые приводят к развитию опухоли. И фактор внешнего воздействия – это определённый процент, достаточно небольшой, от всех причин. Поэтому, безусловно, если мы уберём такие очевидные вещи, как курение, злоупотребление алкоголем, нахождение под прямыми солнечными лучами без защитного крема, неправильное питание с избыточным количеством красного мяса или какого-то химически обработанного мяса, копчёного мяса, все эти факторы, которые мы знаем, – то, конечно, мы минимизируем риски по определённым типам опухолей. Точнее, несколько уменьшим. Но все остальные факторы, безусловно, останутся.

Ц.: По сравнению со статистикой, например, 50-летней давности, рака стало больше или его стали чаще диагностировать?

А. П.: Да, статистика пятидесятилетней давности была достаточно неполна и неточна, и мы действительно не имеем представления, сколько пациентов умирали от рака 50 лет назад и какие виды рака доминировали. Сейчас она более точная и полная.

В целом нельзя сказать, что речь идёт о какой-то эпидемии. Во-первых, об этом стали больше говорить. Во-вторых, улучшилась диагностика. Та же самая ранняя диагностика, выявление ряда заболеваний на ранней стадии, что несколько увеличивает общую цифру заболеваемости за счёт впервые выявленных больных. Но глобально улучшаются и результаты выживаемости этих пациентов, потому что чем раньше их начинают лечить, тем дольше они живут. В целом, какие-то заболевания несколько растут по статистике заболеваемости, какие-то уменьшаются. Но глобально мы примерно в той же поре находимся. Может быть, с небольшой тенденцией к росту.

Ц.: Среди врачей-онкологов есть канцерофобы?

А. П.: Да, конечно. Нет больших канцерофобов, чем врачи-онкологи. Потому что мы это видим изнутри. И это абсолютно повсеместное явление. Более того, именно в той области, в которой врач работает, он у себя и находит какие-то признаки заболевания. Например, я знаю доктора, который долгое время занимался опухолями головы и шеи, при этом подозревал у себя именно эту патологию. Другой доктор, занимаясь опухолями печени, долгое время был уверен, что у него рак печени. И так далее. Это такая повсеместная история, но, слава богу, доктора – достаточно рациональные люди. И врачу всё-таки объективно несколько проще пройти обследование и убедиться, что у него нет онкопатологии.

Читать еще:  7 шагов, которые превратят ваши новогодние обещания в реальность

Ц.: Они включают голову или к психологам обращаются?

А. П.: Доктора знают все необходимые алгоритмы, что нужно делать при появлении тех или иных жалоб. Поэтому, как правило, действуют достаточно рационально. Просто проводят ряд необходимых диагностических процедур и исключают или, не дай Бог, подтверждают этот диагноз. Такое тоже случается.

«А вдруг у меня рак?» Какие симптомы должны встревожить даже молодых

Тема рака не выходит из повестки: каждый день — то новости о течении болезни у Анастасии Заворотнюк, то вспоминают погибшую Жанну Фриске, то — чиновников, скончавшихся от онкологии. Кажется, рак может настигнуть любого — вопрос только, в каком возрасте? Как вовремя распознать онкологию и почему, несмотря на страх, надо идти обследоваться — в интервью руководителя екатеринбургского офиса турецко-американского госпиталя «Анадолу» (Стамбул) Антона Казарина.

— Онкология каждый день на слуху. Это рак наступает, или мы стали смотреть на него по-другому?

— И то, и другое. Во-первых, рак быстро молодеет. Это связано и с экологией, и с социальными процессами.

Если раньше раком груди болели женщины старше 50, то теперь в нашей клинике мы каждый месяц видим пациенток с раком груди в возрасте 30-35 лет.

Это связано в первую очередь с процессами в обществе: женщины предпочитают заниматься карьерой, позже рожают, не кормят грудью, принимают гормональные контрацептивы. Молодеет также рак яичников, рак шейки матки. Во-вторых, раньше эту тему публично не обсуждали: рак был стигмой. И были совершенно уродливые ее проявления, когда, например, жильцы дома выживали соседей с больными детьми, поскольку боялись, что могут заразиться. Все шло от нашей «дремучести».

— Ситуация изменилась?

— Кардинально. Теперь о раке и много говорят, и отношение к нему другое. По крайней мере на Западе, в том числе в Турции — как к хроническому заболеванию. Большинство случаев, даже запущенных (рак 3, 4 стадии) поддаются контролю: человек проходит несколько курсов и потом, как больной диабетом, постоянно получает лечение. И его уже не ждет почти мгновенная смерть, как раньше — речь о годах нормальной, полноценной жизни: человек ходит на работу, ездит на дачу, выращивает, не знаю, цветы.

Но рак нужно постоянно держать под контролем и важно, чтобы рядом с вами был профессионал — врач, который поможет вам пройти этот путь и вовремя решит изменить тактику лечения. Потому что это очень коварная болезнь: человек лечится, вроде все хорошо, но могут или метастазы где-то вылезти, или новая опухоль появиться. Рано или поздно он наносит новый удар.

— Мы все подвержены раку?

— Врачи шутят: «У всех есть свой рак, но не все до него доживают». Это на самом деле так: раньше, когда продолжительность жизни была 30-40 лет, обычно умирали от других причин. А вся наша «генетика» как раз проявляется после 40-50 лет. И теперь мы стали доживать до «своего» рака.

К счастью, сегодня арсенал для борьбы с раком очень большой. А вот чего не хватает — «онконастороженности», особенно в нашей стране. Если в так называемых «развитых» странах — в Европе, США — больше всего выявляется рака 1-2 степени, а 3 и 4 — гораздо реже, то у нас эта пирамида перевернутая.

Врачи говорят, что российские онкоцентры работают как пожарные команды — тушат пожары запущенных стадий рака. В то время как государство должно работать на максимальное выявление рака на ранних стадиях.

— На что обращать внимание? Давайте начнем с детей…

— Дети не так часто болеют раком, как взрослые, но каждый случай очень болезненный для общества и, в первую очередь, для родителей. Основная проблема детского рака — он протекает очень быстро. Вторая — врачи путают симптомы и долго не могут поставить диагноз.

Недавно у нас в клинике был пациент — 12-летний мальчик, ударившийся в батутном парке. Через месяц у него начала расти шишка на плече. Диагноз ему поставили только спустя 1,5 месяца хождений по врачам и больницам. На его счастье, у него оказалось медленно растущая разновидность саркомы. Потребовалась сложнейшая операция с протезированием сустава и части плеча.

Руку, слава Богу, сохранили. Прошел уже год — у него, тьфу-тьфу-тьфу, все хорошо. Но меня эта история просто перепахала! Два месяца до постановки диагноза — это ни в какие ворота!

— Рак у детей, о котором чаще всего слышим — лейкемия. Ее можно «поймать» на ранней стадии?

— Родителей должно насторожить появление синяков: при лейкемии меняется формула крови, и у некоторых детей даже при незначительной нажатии появляются синяки на теле.

Если мы говорим о ретинобластоме — опухоли, поражающей сетчатку глаза — ее можно прямо увидеть: у таких детей на фотографиях характерное беловато-желтое свечение глаз. При этом заболевании в России часто удаляют глазное яблоко, чтобы опухоль не проросла дальше, но сейчас есть очень эффективное лечение по методу интроартериальной химеотерапии, когда врач по мельчайшим сосудам доходит до опухоли, препарат вводится непосредственно в саму опухоль (при внутривенной инъекции до «пункта назначения» дойдет лишь малая часть препарата). Есть очень неплохие результаты по лечению ретинобластомы в США, Швейцарии, один из лучших в Европе профессоров в этой сфере работает у нас, в клинике «Анадолу» в Стамбуле.

— Вы упоминали про рак груди, которому подвержены девушки. Им что делать?

— Тут без вариантов — маммография (это «рентгеновский снимок» груди — он достаточно эффективен для выявления рака груди). Конечно, мамы и бабушки должны научить девочек, когда они взрослеют, правилам самодиагностики — регулярный осмотр груди. И надо бить тревогу при малейшем подозрении — не доводить себя до состояния, когда огромные опухоли и язвы. Но все-таки главное — это скрининг (исследование, которое дешево, эффективно и проводится массово).

Какие еще методы скрининга рекомендуете?

— Для рака кишечника (один из самых распространенных видов онкологии) есть простой метод — анализ на скрытую кровь в кале. Это копеечный анализ, который могут сделать в любой поликлинике. Например, в ЕС рекомендовано проведение копро-тестов после 50 лет ежегодно. Он позволяет исключить колоректальные раки (толстого кишечника, прямой кишки). Как правило, эти опухоли развиваются незаметно, пока опухоль не перекроет просвет кишечника или не поразит печень и легкие. Но полипы, из которых произрастает опухоль, выделяют кровь — именно ее и «видит» анализ.

Раки кожи… Любой онкодерматолог вам даст простую инструкцию: «Если тебя что-то беспокоит на коже — ты смотришь на эту родинку, трогаешь, кажется, что она опять выросла (особенно если возраст уже солидный или в семье были случаи меланомы) — сходи к дерматологу. Он сделает простейшее исследование — дерматоскопию и исключит или подтвердит онкологию.

— А есть какие-то методы или анализы, чтобы не сдавать много разных? Например, сейчас популярны анализы на маркеры рака…

— На самом деле онкомаркеры (PSA, CA19 и прочие) крайне неспецифичны: мы видели много пациентов, у которых они в порядке, но огромные опухоли. И наоборот: у пациента «зашкаливает» онкомаркер, он в панике — мы делаем ПЭТ КТ, оказывается, онкологии нет. Так что не стоит «вестись» на рекламу онкомаркеров.

Читать еще:  Недолюбленные щенки — лучшие собаки-поводыри

Если что-то тревожит, если есть семейный анамнез (скажем, рак кишечника имеет генетическую природу — есть целые «раковые семьи», например, семья Наполеона Бонапарта) — надо идти к врачам и сдавать анализы.

Причем проходить эти исследования я рекомендую не в платных диагностических центрах, а именно в тех клиниках, где лечат рак. А самый лучший вариант — регулярно, раз в год или два года проходить комплексное обследование, так называемый сhek-up. В нашей клинике «Анадолу» около двух десятков таких программ: есть чекапы для спортсменов, для женщины до 40, после 40, VIP-чекапы и т. д.

— Какова их стоимость?

— От 150-200 долларов, самый дорогой VIP chek-up — порядка полутора тысяч долларов. Средний сhek-up стоит 750-900 долларов: в один день сдаешь анализы, на следующий день забрал результаты, поговорил с врачом и улетел. У нас много семей, которые летят на отдых куда-нибудь в Турцию или Бангкок через Стамбул и задерживаются у нас на два дня. Вас бесплатно заберут из аэропорта и привезут обратно, переводчик 24/7 дней в неделю также входит в стоимость исследования.

— Я хочу пройти такое обследование, но мне страшно: а вдруг у меня обнаружат рак?

— Чтобы справиться со страхом, подумайте о последствиях. Самое главное, что дают такие обследования — позволяют выявить рак на ранних стадиях, а это для лечения рака самое главное, потому что лечить рак на ранней стадии на порядок дешевле и перспективней, чем лечить онкологию 4-й стадии.

— Предположим, у меня выявили рак. Как реагируют люди? Как себя вести? Что делать дальше?

— Пациенты, как правило, всегда проходят несколько стадий принятия диагноза. Первая — это шок, затем, часто — отрицание. Надо как можно скорее проскочить эти эмоциональные стадии и постараться как можно больше узнать о своем заболевании. Но самое плохое, что можно сделать — это залезть в интернет и набрать «лечение рака груди» или «рака легких»: на вас вывалится масса ерунды типа лечения содой или струей бобра, куча организаций-посредников, предлагающих лечение в Израиле или Германии т. д.

— Как искать действительно полезную информацию?

— Вводя такие ключевые слова, как guideline или «руководство по лечению». Оптимальный, на мой взгляд, ресурс — это сайт национальной антираковой сети США NCCN.org. В нее входят 23 крупнейших американских больницы, в том числе Центр имени Джонса Хопкинса (с которыми аффиллирована наша клиника «Анадолу»). «Гайдлайны» на NCCN.org обновляются раз в месяц и даже чаще. Эти ПДФ-презентации можно скачать и перевести (в этом году уже появились переводы этих «гайдлайнов» на русский). Там четко расписаны все шаги: делай раз, делай два.

Это нужно, чтобы, когда вы пришли к врачу, вы были «вооружены». Не все ведь могут лечиться за рубежом, где вам дадут возможность в спокойной обстановке обсудить все с врачом. В России на приеме у вас будет 10-15 минут, и надо, чтобы вместо «Доктор, я умру?» вы могли задавать конкретные вопросы: «А почему вы это мне не назначаете?» «Почему вы считаете, что мне нельзя делать то-то?» Все это нужно, чтобы понять, хочешь ли ты, чтобы этот врач тебя лечил. Лечение рака — это всегда принятие решений и лучше, если врач и пациент делают это вместе, потому что для многих шаги в правильном направлении могут означать жизнь или несколько лет жизни.

— Что делать, если я не уверен в лечении, которое мне назначают?

— Сейчас есть возможность получить «второе медицинское мнение» от ведущих антираковых центров мира, в том числе — удаленно. В нашем представительстве «Анадолу» мы делаем это бесплатно в течение 48 часов. Даже если вы уже начали лечение, важно понимать — «в правильном ли направлении я иду»? Поэтому никогда не отказывайте себе в возможности проконсультироваться еще где-то и принять правильно решение, цена которому — жизнь.

Новости про рак: как распознать неправду?

Рак – тема весьма актуальная, ее регулярно поднимают в СМИ. То ученые придумали новое лекарство, то, наоборот, новое средство кому-то не помогло. С учетом распространенности заболевания (практически у каждого болен либо знакомый, либо знакомый знакомого) новости про рак люди воспринимают эмоционально, и эти эмоции могут препятствовать работе критического мышления. Иногда бывает и иначе – новую многообещающую методику называют «чудесным исцелением», и доверие к ней сразу падает. Каким образом можно понять, стоит ли доверять тем или иным новостям? Несколько советов подготовил Фонд исследования рака в Великобритании (Cancer Research UK).

Поищите ответ на вопрос, где и каким образом проводилось исследование. В нем были задействованы клеточные культуры в лаборатории, мыши или люди? Все эти стадии необходимы для разработки лекарства, и пока средство не покажет свою безопасность в лаборатории и на животных, клинических испытаний на людях не будет. На каждом этапе новый препарат может работать по-разному, поэтому «волшебная микстура», проверенная только в чашке Петри, с большой вероятностью пока лекарством не является. Кроме того – сколько мышей или людей принимали участие в работе? 10? 100? 1000? Чем больше – тем достовернее результат.

Как долго?

Еще один важный фактор. Как долго наблюдали за пациентами? Неделю? Месяц? Год? Чем дольше – тем лучше, так как у препаратов могут быть побочные эффекты, проявляющиеся в долгосрочной перспективе. А если данные для работы были взяты из давно прошедших исследований? Жизнь человечества постоянно меняется, и более новые данные могут более заслуживать доверия.

Существует огромное количество факторов, которые могут повлиять на исход эксперимента. Если говорить о раке – это могут быть алкоголь, питание, физическая активность. Невозможно воздействовать только на одну переменную, кроме того, часто для научных работ используют данные, которые предоставляют сами участники, и в этих сведениях могут быть неточности. Что-то ученые принимают во внимание, но пробелы всегда остаются, поэтому и нужны длительное наблюдение и большая выборка.

Из какого источника поступила новость? Если Мировая подушечная ассоциация сообщает, что подушки полезны для здоровья, это не значит, что они неправы, но все же кто-то здесь явно сторона заинтересованная. Читать стоит не только саму новость или статью, но и комментарии экспертов, часто из них можно понять, насколько результаты работы коррелируют с уже имеющейся научной базой. Впрочем, и к экспертам стоит относиться критически.

Научные работники предпочитают публиковать свои статьи в журналах, которые ревизируют другие ученые, и в этих статьях обычно содержится достаточно данных, чтобы другие группы могли повторить эксперимент. Такая верификация позволяет считать результаты надежными. А вот если информация поступила с конференции – вполне вероятно, что она пока еще «предварительная», и само исследование еще не завершено.

Цифры

Один из любимых приемов. «Подушки вдвое увеличивают риск рака» – но этот риск может быть изначально, например, 0,0001%, а с подушками – 0,0002%. Не такая уж и большая разница на самом деле, дискомфорт от отсутствия подушек у некоторых людей вполне ее перевесит. Всегда стоит рассматривать конкретные данные.

Все это не означает, что «все врут», «все плохо» или что-либо еще подобное. Тем не менее, если отстраниться от эмоций и рассматривать поступающую информацию через призму критического мышления, вполне возможно отличить первые шаги в какой-либо сфере от реального научного прорыва.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector