0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Национальный регистр доноров костного мозга: как он работает и зачем нужен?

Костный мозг: зачем нужна пересадка костного мозга и как стать донором

Костный мозг — это мягкая ткань, расположенная внутри костей.

В костном мозге человека образуются новые клетки крови взамен отмирающих — эритроциты, лейкоциты и тромбоциты. После созревания они попадают в кровь и циркулируют по организму.

В медицине принято разделять красный костный мозг и желтый костный мозг.

Красный — отвечает за производство клеток крови.

Желтый — скопление пассивных жировых клеток, которые могут при необходимости преобразовываться в стволовые. Он играет роль некого «резерва».

Стволовые клетки уникальны тем, что способны самообновляться и превращаться в клетки разных органов и тканей. Гемопоэтические клетки, содержащиеся в костном мозге, отвечают как раз за процесс кроветворения.

Почему костный мозг называется мозгом?

Костный мозг никак не связан с головным или спинным. Есть версия, что он получил название от глагола « мозжить » — «толочь до раздробления», «плющить» из-за своей мягкой консистенции. В английском языке костный мозг называют Bone marrow, а головной — brain. Нетрудно заметить, что эти слова не имеют ничего общего.

Пересадка костного мозга. Зачем и кому она нужна?

Поскольку из клеток костного мозга развиваются все клетки крови, их можно пересаживать от здоровых людей тем, у кого есть такие заболевания, как рак крови.

Выявить эти заболевания можно при помощи пункции костного мозга — небольшого прокола с забором материала на анализ.

Больному вводят здоровые стволовые клетки, которые постепенно восстанавливают образование крови в организме. В 1990 году американские врачи Эдвард Донналл Томас и Джозеф Мюррей получили Нобелевскую премию за это открытие.

Эдвард Донналл Томас. Источник: Wikipedia

Джозеф Мюррей. Источник: Wikipedia

Эта процедура может быть необходима при высоких дозах химиотерапии. Дело в том, что химиотерапия воздействует не только на опухоль, но и на здоровые органы и клетки. Одним из самых уязвимых является как раз костный мозг. Чтобы пациента не погубило агрессивное лечение, ему может потребоваться пересадка костного мозга.

Существует два вида трансплантации костного мозга: аутологичная и аллогенная.

При аутологичной трансплантации пациенту пересаживают его собственные заранее заготовленные и замороженные клетки, а при аллогенной — больному (реципиенту) пересаживают клетки донора.

РИА Новости / Евгений Биятов

Как стать донором костного мозга и кто может это сделать?

Стать донором костного мозга может дееспособный человек от 18 до 55 лет, никогда не болевший гепатитом В или С, малярией, туберкулезом, онкологией, диабетом, психическими расстройствами и не являющийся носителем ВИЧ.

Аллогенные трансплантации бывают трех видов, в зависимости от того, кто дает свои клетки: совместимый родственный, совместимый неродственный и частично совместимый родственный донор. С вероятностью 25% совместимыми донорами для человека могут стать его родные братья или сестры — когда нужен донор именно их обследуют первыми.

Но стать донором костного мозга не так просто, ведь вероятность, что костный мозг донора подойдет пациенту — один к десяти тысячам. Если речь идет о родственниках, то шанс выше.

Чтобы стать донором и быть зачисленным в специальный регистр, нужно пройти процедуру типирования. При типировании у потенциального донора берут 5-10 миллилитров крови из вены, чтобы определить фенотип — особую генетическую формулу, которую заносят в специальный регистр. С помощью фенотипа можно выявить, с кем из реципиентов у донора возникнет совместимость тканей. На сайте «Русфонда» есть список лабораторий , где можно сдать кровь, чтобы попасть в Национальный регистр.

В регистре все имена потенциальных доноров зашифрованы особым образом и не могут быть раскрыты.

Может случиться и так, что донорские клетки не подойдут для пересадки никому.

РИА Новости / Владимир Трефилов

Одна из главных проблем пересадки костного мозга в России — малое количество доноров в регистре — около 90 тысяч человек. Для сравнения: в США их около 10 миллионов, а в Германии — около 7 миллионов.

Вероятность, что человек сможет найти подходящего донора в российском регистре крайне мала, поэтому пациентам приходится обращаться в международные. «В российском регистре поиск донора стоит 150-300 тысяч рублей, а в зарубежных — 18 тысяч евро. Государство такой поиск не оплачивает, оплачивают фонды», — писал сайт «Такие Дела» .

Есть и другая проблема: практически невозможно найти донора для представителей малочисленных народов, чьи предки веками жили обособленно, например, на Кавказе.

Как происходит пересадка костного мозга?

Если подходящий донор найден, то за неделю до пересадки больному проводят процедуру кондиционирования — высокодозную химиотерапию. Кондиционирование нужно, чтобы уничтожить как можно большее число опухолевых клеток и подавить иммунитет, дабы снизить риск отторжения донорских клеток. Затем пациенту переливают клетки донора — эта процедура похожа на переливание крови.

Существует два способа взять у донора стволовые клетки: можно пожертвовать небольшое количество костного мозга из тазовой кости под наркозом. Эта процедура занимает около получаса. Другой способ — сдать клетки из периферической крови. Донор выпивает специальный препарат, который заставляет стволовые клетки выйти из костей в кровь, а затем сдает кровь из вены. Кровь из вены проходит через специальный прибор, который отделяет стволовые клетки, а затем возвращает кровь обратно в кровеносную систему. Процедура длится около пяти часов — долго, но зато без наркоза.

Через две-четыре недели врачи проверяют, прижились ли клетки и появились ли в крови пациента новые лейкоциты, эритроциты и тромбоциты.

В течение пары дней после процедуры донор может чувствовать легкое недомогание и снижение гемоглобина из-за забора крови. Примерно через две недели костный мозг донора полностью восстанавливается.

РИА Новости / Алексей Куденко

Осложнения при пересадке костного мозга. «Трансплантат против хозяина»

К сожалению, донорские клетки приживаются не всегда. Случается, что пересаженные донорские клетки производят лимфоциты, которые реагируют на ткани нового хозяина враждебно, поражая кожу, слизистые оболочки, кишечник и печень. Такая реакция называется «трансплантат против хозяина» (РТПХ). Эта реакция лечится препаратами, угнетающими иммунитет, из-за чего больной становится уязвим перед любыми вирусами. Иногда при развитии отторжения больному дополнительно вводят донорские клетки или ищут другого донора. При этом вероятность летального исхода для пациента составляет примерно 50%.

РИА Новости / Борис Кауфман

Для чего нужен национальный регистр доноров костного мозга?

В настоящее время в России создается Национальный регистр доноров костного мозга. Несмотря на то, что его создание обходится дорого, привлечение доноров из зарубежных регистров, как это часто делается сейчас, тоже обходится совсем недешево. К тому же происходит долго и сопровождается с дополнительными сложностями. Каждый год трансплантацию костного мозга проходят 3 тысячи россиян, которые больны онкогематологическими заболеваниями. При этом, по оценкам экспертов, потребность вдвое выше. Об этом «РГ – Неделе» рассказал проректор по научной работе РНИМУ им. Н.И. Пирогова, профессор, заведующий лабораторией редактирования генома НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова Денис Ребриков.

Читать еще:  Есть вопрос: в чем разница между гендером и полом

По его словам, трансплантация костного мозга необходима при лечении целого ряда заболеваний, где фактически следует «перезагрузить» всю иммунную систему пациента. Чаще всего это онкологические заболевания, рак крови. В перспективе такой же подход применим и при лечении тяжелых аутоиммунных заболеваний. В онкогематологии речь ведется о нескольких тысячах больных в год, которым проводится операция по трансплантации костного мозга. Однако даже в этом случае вся потребность не закрывается – не успевают.

Как правило, родственник не идеальный донор. При родственном донорстве всегда имеется определенный риск осложнений, после операции приходится применять особую терапию, позволяющую подавить эффект отторжения трансплантата.

В случае неродственного донорства, напротив, есть возможность подобрать идеального донора, который полностью будет подходить по генам главного комплекса гистосовместимости. Пересаженный биоматериал приживается практически как родной, осложнений возникает гораздо меньше. Проблем с иммунной системой практически нет.

Однако, чтобы найти идеального донора, требуется регистр, в котором находятся не тысячи и не десятки тысяч людей, а хотя бы полмиллиона. Полноценным считается регистр — это миллион образцов и более. Именно в этом случае можно подобрать максимально подходящего донора. Например, в Европейском регистре находятся порядка 8 миллионов образцов.

Однако вовсе непросто создать и поддерживать такой регистр. Требуются технологии, алгоритмы, создание всей логистики. Кроме того, недостаточно иметь базу данных – необходимо оповестить найденного донора, получить его согласие, обеспечить страховку, проезд и проживание в городе, в котором будет проводиться операция.

В настоящее время пересадка костного мозга стала намного технологичнее и безопаснее. В то время как раньше донору делали пункцию бедренной кости и забирали необходимый объем клеток костного мозга, теперь используют особые препараты, индуцирующие выход этих клеток в кровоток. То есть у донора берут необходимое количество крови, извлекают из нее нужные клетки, прогоняя через специальный аппарат, и возвращают кровь донору. Получается, что для него процедура практически безболезненна и напоминает обычный донорский забор крови. При этом изымается очень небольшая часть костного мозга. Тех клеток, которые остались вполне достаточно для нормальной жизни. К тому же потеря довольно быстро восстанавливается. В свою очередь, у больного, которому сделали пересадку, в результате восстанавливается кроветворная система, иммунная система, и у него возрастают шансы на выздоровление. Эффективность такого лечения среди детей превышает 90%.

Для того, чтобы стать потенциальным донором, нужно пройти процедуру HLA-типирования. У человека берется немного биоматериала, после чего составляется его «генный портрет» — очищается ДНК и определяется последовательность генов главного комплекса гистосовместимости. Для этой цели можно использовать любой биоматериал — слюну, волос, соскоб эпителия. Однако самый стандартный способ – забор крови. После проведения анализа данные пациента заносятся в определенном формате в компьютер, в базу данных. Когда появляется пациент, который нуждается в трансплантации, его генетические данные в таком же формате вводят в программу, и она автоматически делает сравнение с данными по базе, подбирая доноров с наиболее высоким совпадением нужных участков генов.

Проект для всей нации. Почему каждый должен войти в регистр доноров костного мозга

Однажды в России родился мальчик Вася Перевощиков. У Васи была любящая семья, интересная жизнь, свои детские увлечения. Его жизнь длилась восемь лет — довольно большой срок, если думать о нем только как об отрезке жизни. Но для Васи это оказалась вся его жизнь. В девять лет Вася умер от лейкоза.

На лекарства и пересадку костного мозга деньги собирали Васе всем миром. Помогали Русфонд, газета «Коммерсантъ», компания «Ингосстрах», компания «СовИнТех», ГТРК «Удмуртия», «Первый канал». Нужные средства были собраны.

Но донора не нашлось. Вася умер 25 февраля 2015 года. Врачи пересадили Васе костный мозг отца, но он не прижился — к сожалению, часто бывает, что родственники не подходят для донорства костного мозга.

Почему подобрать донора костного мозга так сложно

Каждый, кто читает этот текст, конечно же, видел многочисленные объявления о сборах средств для больных лейкозом, которым нужно ехать на трансплантацию костного мозга в Германию или США. К сожалению, пока идут такие сборы, часто уходит главный ресурс — время: при лейкозе больные быстро «сгорают». Кроме того, костный мозг — это случай, когда генотип имеет значение. Грубо говоря, подобрать для россиянина костный мозг от европейского или американского донора сложнее, чем если бы была возможность найти российского донора.

Деньги тоже важны. Сейчас для трансплантации костного мозга счета обычно исчисляются десятками тысяч долларов или евро. Как правило, сборы идут на лечение за рубежом.

К примеру, прямо сейчас идет поиск донора костного мозга для 19-летней Эрики Опариной из Нижнего Тагила. Ей нужна срочная трансплантация, а костный мозг ее старшего брата при типировании подошел только на 50%. Значит — искать донора за рубежом и быстро собирать деньги. У Эрики есть шанс выжить. Если она и ее семья успеют собрать требуемую сумму и если в европейских реестрах найдется подходящий донор.

Почему же нельзя найти донора в России? Почему не нашлось донора для Васи Перевощикова и тысяч других детей и взрослых, которые «сгорели» в ожидании?

Дело в том, что в западных странах уже давно созданы реестры потенциальных доноров костного мозга: там добровольно сдают свою кровь для первичного типирования и постановки в национальные регистры до трети жителей каждой страны.

Регистр имени Васи Перевощикова

В России же еще в 2013 году никакого единого реестра не было, отдельные базы вели отдельные клиники, во всех разрозненных базах было всего около полутора десятков тысяч доноров. «Русфонд» же поставил целью создать единую большую базу доноров костного мозга. Регистр получил имя Васи Перевощикова, ушедшего в 9 лет, но теперь спасающего жизни других детей и взрослых. Регистр создается в партнерстве с Первым Санкт-Петербургским государственным медицинским университетом им. Академика Павлова в подведомственном ему НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Раисы Горбачевой.

Для сравнения, сейчас в Регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова — 83,5 тыс. человек. Национальный реестр в США насчитывает 8,6 млн доноров, в Германии — 8,1 млн человек. Международный регистр костного мозга объединяет свыше 32,4 млн потенциальных доноров из разных стран.

Регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова в России существует на пожертвования от частных граждан и НКО. О роли государства, реальной и возможной, мы поговорим позже.

Донорство костного мозга: стереотипы и реальность

Когда мы слышим слова «донорство костного мозга», то невольно представляем себе, что ложимся в больницу, где большие иглы впиваются или нам в голову, или в позвоночник. «Бр-р-р-р», — говорим мы и отговариваемся тем, что всегда сдадим необходимые биоматериалы для близких. Как уже говорилось, проблема в том, что костный мозг кровного родственника как раз крайне редко подходит для пересадки. Нужен именно «генетический близнец», который может жить в другом городе за тысячи километров.

На самом деле забор образца костного мозга для типирования и вступления в регистр доноров — это обычная сдача крови из вены, после чего в лаборатории определят ваш HLA-генотип. Далее вас заносят в базу. Может быть, вам позвонят и попросят спасти чужую жизнь уже на следующей неделе. А может быть, не позвонят никогда. Но каждая новая пробирка с кровью для типирования увеличивает сам регистр, а значит, и количественные шансы для больного лейкозом успеть найти максимально близкого донора.

Читать еще:  «Возраст — это не болезнь»: как живут люди, перешагнувшие столетний рубеж

Вы можете стать донором, если вам от 18 до 45 лет, ваш вес — более 50 кг. Есть и противопоказания (полный список можно найти на сайте Русфонда и в группах в соцсетях по донорским акциям): болезни крови, ВИЧСПИД, отсутствие зрения, слуха или речи, наркомания, алкоголизм, вирусные гепатиты, туберкулез, ишемическая болезнь сердца, бронхиальная астма и другие.

Далее вам надо узнать даты ближайших донорских акций в вашем городе, это легко сделать в соцсетях и подъехать в один из таких дней по указанным адресам лабораторий. Все это займет не так много времени — и вы уже увеличиваете шансы совершенно незнакомого вам человека остаться в живых.

Например, может быть, именно вас именно сейчас так ждет тюменский парень, Алеша Коротаев. Алеше 6 лет, у него врожденный дискератоз с тяжелой костно-мозговой недостаточностью. Каждый день Алеше становится все хуже, но у него есть шанс на спасение, если найдется донор костного мозга. Мама и папа Алеши верят, что где-то донор есть. Возможно, это вы.

«Не надо бояться»

Екатерина Каракеян курирует проект «Донорство костного мозга» в Тюмени. «Не имеет значения, какая у вас группа крови и резус-фактор, а также пол, возраст, цвет волос и глаз. При типировании донора костного мозга выделяют генотип, если он совпадет — значит, у потенциального донора и потенциального реципиента есть тканевая совместимость. По опыту могу сказать, что есть те, кто встает в регистр доноров костного мозга и получает звонок с просьбой о донорстве уже через несколько месяцев, а кому-то звонят через пять лет или никогда, потому что человек с таким же генотипом не заболел. Главное — если решаете вступить в регистр доноров костного мозга, не передумайте, когда вам позвонят и попросят стать донором», — объясняет Каракетян.

Первая «вице-миссис Екатеринбург-2017» Руслана Трохова активно занимается расширением регистра доноров костного мозга в Екатеринбурге.

Она рассказывает, что в прошлом году на конкурсе «Миссис Екатеринбург» тринадцать участниц и режиссер приняли участие в донорской акции, встали на учет в регистр и одна из них уже стала донором костного мозга.

«Когда я начинаю рассказывать о донорстве костного мозга, меня спрашивают, берут ли костный мозг из головы или спины, а я объясняю людям, что не надо бояться», — говорит Трохова.

Руслана Трохова напоминает, что 15 сентября — это Всемирный день донора костного мозга. В этот день и до 23 сентября в Екатеринбурге пройдет донорская акция, когда можно будет прийти и сдать кровь для типирования и постановки в Регистр доноров костного мозга (адреса и контакты мест, куда можно прийти и сдать кровь для типирования донорства костного мозга в Екатеринбурге и других городах Урала приведены в конце статьи).

«Когда люди узнают, что могут спасти чью-то жизнь, они моментально откликаются. Сама процедура забора крови нестрашная и почти безболезненная, но этот шаг может спасти чью-то жизнь. Мамы детей, больных лейкозом, часто говорят, что по ночам, когда их дети спят, они молятся, чтобы найти донора, ведь если „генетический близнец“ находится, то лейкоз излечим. Иногда человек не может быть донором по медицинским показаниям, но и тогда он может помочь, переведя деньги на этот проект Русфонда», — добавляет Трохова.

Почему национальность имеет значение и при чем тут государство

Координатор Регистра доноров имени Васи Перевощикова Евгения Лобачева рассказала Znak.com, что пока доноры для больных лейкозом маленьких и больших россиян в основном находятся за границей, ведь активное расширение Регистра идет только с 2013 года.

«Трансплантация чужого костного мозга — это случай, когда национальность имеет значение, потому что должен совпасть генотип, должны совпасть многие генетические параметры. Нам жизненно необходимо развивать наш национальный регистр, который будет включать в себя данные о донорах с генотипом, характерным для нашего населения. Тогда получится спасать гораздо больше жизней, чем это возможно сейчас, потому что многие больные просто не дожидаются „своего“ донора», — объясняет Лобачева.

По ее словам, к сожалению, не один десяток лет специалисты в области медицины, а теперь уже волонтеры и НКО ведут с государством диалог о необходимости разработки закона о донорстве костного мозга (в России есть только закон «О донорстве крови и ее компонентов»), однако пока дело стоит на месте. Регистр фактически создается силами энтузиастов и никак не регулируется законодательно. В итоге не защищены ни реципиенты, ни доноры, отдающие часть себя другому человеку.

«Русфонд нашел и вложил средства в объединение ранее существовавших баз в единый регистр, но это — не юридическое понятие. Юридически его не существует, хотя им пользуются и врачи, и пациенты. При этом очевидно, что есть потребность в регуляторе со стороны государства, но его просто нет», — говорит Лобачева.

В феврале 2018 года президент Русфонда Лев Амбиндер на заседании Совета при президенте по правам человека предложил программу ускоренного развития Национального регистра доноров костного мозга. В ее основе — две составляющие. Во-первых, распространение современной технологии определения генотипов потенциальных доноров, что позволит серьезно снизить затраты на одно типирование. Так, например, сейчас одно типирование обходится Русфонду в 14 000 рублей, в Германии же его стоимость составляет 25 евро. Первый шаг уже сделан: скоро Русфонд откроет совместное предприятие с Институтом фундаментальной медицины и биологии в Казани. Институт даст помещение и кадры, а Русфонд — оборудование для современного NGS-типирования и профинансирует деятельность лаборатории. Это позволит снизить затраты на одно типирование до 7 000 рублей.

Во-вторых, необходимо увеличить масштаб типирования, для чего надо создавать совместные предприятия фонда и госучреждений. Также медики говорят о нехватке центров трансплантологии, реабилитационных и других программ, недостатке инфраструктуры.

На том же заседании Совета по правам человека замминистра здравоохранения Дмитрий Костенников ответил Амбиндеру, что министерство работает над созданием единой государственной системы в сфере здравоохранения, которая объединит все регистры и реестры. К сожалению, дальнейших новостей по этой теме не было.

«Высокая смертность от излечимых состояний»

Znak.com перед публикацией направил в министерство здравоохранения России вопросы о том, почему Минздрав не выступит инициатором принятия закона «О донорстве костного мозга», какую роль выполняет Минздрав в деле расширения нынешнего Регистра и каковы планы Минздрава в этом направлении на ближайшие годы. Ответа не последовало.

Член Общественной палаты Глеб Кузнецов говорит, что проблема с донорством костного мозга носит в России масштабный характер.

«Сдача крови для типирования донора костного мозга — это сдача крови по определеннйо процедуре. У нас эта практика не так распространена, как в Европе, но, к сожалению, государство проблему не признает. Для решения проблемы надо работать в двух направлениях. Первое — это пропаганда донорства костного мозга. Второе — это создание инфраструктуры, чтобы донорство было комфортным и чтобы и сам донор был защищен. К сожалению, решения сложных проблем Минздрав любит избегать, поэтому наши больные ищут себе доноров через европейские регистры. Более того, если на больных детей хотя бы обращают внимание, то больными лейкозом взрослыми вообще никто не интересуется. Итог — высокая смертность от излечимых состояний. К сожалению, Минздрав предпочитает отчитываться о лекарствах от вируса Эбола, чем работать над инфраструктурой по трансплантации костного мозга. Возможно, потому что это — не яркая тема для пиара, а утомительная повседневная деятельность», — рассуждает Кузнецов.

Читать еще:  Губка Боб: самая грязная вещь на вашей кухне

Зато к работе над расширением Регистра подключился бизнес. С октября 2018 года лаборатории «Инвитро» будут принимать кровь у всех добровольцев Русфонда, желающих стать донорами костного мозга, медицинские и логистические услуги будут для Русфонда бесплатными, оплату расходных материалов Русфонд также берет на себя.

Юлия Черанева, глава филиалов «Инвитро» в ряде городов Югры, уже не первый год сотрудничает с Русфондом и Регистром доноров костного мозга. Черанева рассказала Znak.com, что ее глубоко задела история 6-летней Даши Халтуриной из города Нягань. Девочка заболела раком крови, костный мозг родителей ей не подходил. Тогда на призыв бабушки Даши откликнулись тысячи жителей Югры. К сожалению, девочка своего донора не дождалась, ее не стало в июне 2017 года. Но она помогла другим больным детям и взрослым: только за первые полгода после того, как тысячи югорчан присоединились к Регистру доноров костного мозга, восемь из них подошли в качестве доноров для других больных лейкозом.

«Когда к нам обратилась за помощью бабушка Даши Халтуриной, мы провели несколько акций по поиску донора. Даша, увы, погибла, а мы поняли, что ситуация очень острая. С тех пор мы периодически проводим донорские акции, и к Регистру доноров костного мозга присоединяются все новые жители нашего региона. Для нас это — гражданский долг перед страной, потому что в такой ситуации может оказаться каждый ребенок или взрослый, близкий или неблизкий», — говорит Черанева. Она до сих пор поддерживает связь с бабушкой Даши Халтуриной и говорит ей, что ее внучка вдохновила огромное количество людей стать донорами и тем самым спасла множество жизней.

Как помочь Регистру доноров костного мозга имени Васи Перевощикова

Ближайшие донорские акции на Урале пройдут:

С 15 по 23 сентября в Челябинске (15-23 сентября), Магнитогорске (15-23 сентября), Екатеринбурге (15-23 сентября), Нижнем Тагиле (15-23 сентября), Первоуральске (15-23 сентября), Каменске-Уральском (15-23 сентября), Ханты-Мансийске (12-26 сентября), Нижневартовске (12-26 сентября), Нефтеюганске (12-26 сентября), Мегионе (12-26 сентября), Ноябрьске (12-26 сентября), Тюмени (8 по 23 сентября).

Точные адреса уральских акций и информацию об акциях в других городах и регионах можно узнать вот здесь:

Пожертвовать Русфонду на продолжение работы проекта по созданию национального реестра костного мозга имени Васи Перевощикова можно тут:

Помочь Эрике Опариной из Нижнего Тагила, которая собирает средства на поиск донора за рубежом можно на ее странице:

Национальный регистр доноров костного мозга: как он работает и зачем нужен?

Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова был создан в 2013 году. По состоянию на начало 2018 года в нем содержится информация о более чем 78 тысячах потенциальных донорах, что уже привело почти к двум сотням трансплантаций.

Зачем нужен регистр костного мозга, как в него попасть и как он функционирует? Разбираемся вместе с «Фондом борьбы с лейкемией».

Что такое национальный регистр доноров костного мозга?

Регистр доноров костного мозга – база данных, где содержится информация о людях, согласившихся предоставить свои гемопоэтические (кроветворные) стволовые клетки для спасения жизни тех, кто нуждается в трансплантации костного мозга.

Пересадка костного мозга во многих случаях может быть единственным выходом для пациентов с лейкозами, лимфомами, наследственными заболеваниями кровеносной системы. Самое важное, чтобы донор оказался совместим с реципиентом.

Зачем нужен национальный регистр?

Основные преимущества национального регистра состоят в том, что на поиск подходящего донора тратится меньше времени и денег. Кроме того, в европейском или американском регистре сложнее найти донора для представителей некоторых этнических групп, проживающих на территории России – например, народов Кавказа.

Стоимость поиска и активации донора в самом крупном европейском регистре – Фонде Стефана Морша – стоит около 18 тысяч евро. Активация российского донора составит от 350 тыс рублей, в зависимости от места проживания донора.

Кто может стать донором?

Донором костного мозга при отсутствии абсолютных противопоказаний может стать любой человек в возрасте от 18 до 45 лет.

Как стать донором?

Чтобы стать потенциальным донором, нужно сдать кровь на типирование для определения вашего HLA-фенотипа, что потом позволит оценить совместимость донора и реципиента. Для этого нужно прийти в пункт приема крови, который сотрудничает с регистром, заполнить там соответствующую анкету и подписать соглашение, в котором подробно описываются все этапы донорства. Для того, чтобы попасть в регистр, нужно сдать всего 6-9 мл крови, которую протипируют в лаборатории, определив HLA-фенотип. Никакой специальной подготовки для этого не требуется. Шанс стать донором костного мозга может представиться через несколько месяцев или даже лет, либо не представиться никогда.

После того, как обнаруживается подходящий HLA-фенотип, врачи связываются с сотрудниками регистра, чтобы получить согласие донора на трансплантацию костного мозга. Потенциальному донору необходимо проинформировать сотрудников регистра об изменении состояния здоровья, контактных данных, места проживания.

В том случае, если донор согласен на процедуру трансплантации, ему будет необходимо приехать в клинику, где он сперва пройдет расширенное типирование, а потом – медицинское обследование, забор клеток и трансплантацию.

Как происходит забор клеток?

Врачи могут предложить один из двух вариантов. В первом с помощью специальной полой иглы будет сделан прокол тазовой кости и произведен забор костного мозга. Вся процедура проводится под наркозом и занимает около получаса. Это не наносит ущерба здоровью донора, так как забирается лишь несколько процентов от общего объема костного мозга. Донору потребуется одно- , двухдневная госпитализация, несколько дней могут наблюдаться болевые ощущения в местах проколов.

Другой вариант – обойтись без прокола тазовой кости. В этом случае клетки костного мозга будут забираться из периферической крови методом афереза. Донору необходим будет заблаговременный прием препарата, который стимулирует выход необходимых стволовых клеток их костного мозга в периферическую кровь.

После этого донора подключат к специальному прибору, через который поможет отделить нужные клетки от остальных клеток крови. Процедура занимает 5-6 часов, анестезия и госпитализация не требуется.

Важно помнить, что донор может отказаться от процедуры на любом этапе, а также знать, что реципиент не получит никаких данных о доноре в течение двух лет после трансплантации.

Реципиентам, безусловно, интересно, кто подарил им второй шанс на здоровую жизнь. Доноры, разумеется, тоже интересуются положением дел своих новых «кровных родственников». При желании донор и реципиент могут переписываться на условиях анонимности.

Где можно сдать кровь на типирование?

Сейчас кровь можно сдать в 40 регионах России: в Астрахани, Волгограде, Воронеже и других городах. Полный список населенных пунктов и адреса сдачи крови на типирование ищите на сайте Русфонда.

В Москве кровь на типирование можно сдать в ФГБУ «НМИЦ гематологии» Минздрава России по рабочим дням с 8:00 до 14:00. Первичных и повторных доноров принимают в разные дни недели, поэтому прежде чем ехать, уточните график приема по телефону +7 (905) 568-57-60.

Выездные общедоступные акции проходят нерегулярно, информацию о них размещается на сайте «Фонда борьбы с лейкемией».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector