0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подросток против ожирения: отрывок из романа Лоры Доркилл «Широкая кость»

Широкая кость

Скачать книгу в формате:

Аннотация

Шестнадцатилетняя Биби пытается жить обычной жизнью: ходит в школу, мечтает стать баристой. Она счастлива и влюблена – в еду. И это проблема. Окружающие уверены, что ей нужно заняться собой и измениться. Сомнения пожирают ее изнутри, пока однажды неожиданная трагедия в семье не заставляет Биби пересмотреть свои взгляды на мир и заодно на себя. Наконец приходит осознание: единственный человек, которого надо полюбить и принять, – это она сама. Но так ли это просто?

Отзывы

Популярные книги

  • 36341
  • 7
  • 3

Анна Тодд После ссоры С огромной любовью и благодарностью к каждому, кто читает эту книгу. Anna.

После ссоры

  • 40392
  • 8
  • 1

Книга о власти над собой

  • 77284
  • 16
  • 10

Уличный кот по имени Боб Джеймс Боуэн www.hodder.co.uk First published in Great Britain in 2012 .

Уличный кот по имени Боб

  • 78111
  • 2
  • 18

Впервые знаменитый российский писатель Сергей Лукьяненко решил написать книгу в популярном жанре зом.

Кваzи

  • 44109
  • 13
  • 10

сказка для очень теплых сердец События книги разворачиваются вокруг мальчика, которого отдали в прию.

Сказка о самоубийстве

  • 36759
  • 6
  • 1

Новый роман от автора мирового бестселлера «Девушка в поезде»! Не так давно Нел оставила своей .

В тихом омуте

Приветствуем тебя, неведомый ценитель литературы. Если ты читаешь этот текст, то книга «Широкая кость» Докрилл Лора небезосновательно привлекла твое внимание. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета — все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. Центром произведения является личность героя, а главными элементами — события и обстоятельства его существования. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Интрига настолько запутанна, что несмотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. «Широкая кость» Докрилл Лора читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Новинки

  • 2

Новый роман вселенной Звёздных Войн — впервые на русском языке! Когда Восстание победило Империю.

Голос крови

Новый роман вселенной Звёздных Войн — впервые на русском языке! Когда Восстание победило Империю.

  • 16
  • 1

После всех произошедших событий самым тяжелым, как бы странно это ни звучало, стало возвращение до.

Хаос в Нелейской Академии

После всех произошедших событий самым тяжелым, как бы странно это ни звучало, стало возвращение до.

  • 3

Несмотря на технический прогресс, появление автомобилей, телефонов, телевизоров, люди все также ве.

Жизнь Захарченко Оли

Несмотря на технический прогресс, появление автомобилей, телефонов, телевизоров, люди все также ве.

Подросток против ожирения: отрывок из романа Лоры Доркилл «Широкая кость»

Подростковый период и вообще довольно непростой. Но особенно трудно приходится в нем тем, кто не ощущает себя красивым по причинам объективным или, что куда чаще, субъективным.

«Широкая Кость» — книга жанра подростковой литературы, написанная британским автором-иллюстратором Лорой Докрилл. Несмотря на то, что мы обычно публикуем чуть более научные тексты, мимо этого произведения оказалось сложно пройти. А все потому, что темы школьного буллинга, расстройств пищевого поведения среди подростков и нездоровой одержимости ЗОЖ и ПП у молодых людей и девушек сегодня как никогда актуальны.

Увлекательная история, рассказанная от лица шестнадцатилетней Блюбель, пересматривающей отношение к питанию и к себе самой, выходит в издательстве «Эксмо» 18 июля. А Вести.Медицина предлагает познакомиться с отрывоком из нее уже сейчас.

Мы ждем, когда мне скажут, что я толстая. Ждем вместе с мамой. И грызем ногти перед кабинетом врача. Мы обе знаем, что грызем ногти не потому, что волнуемся. Нет, мы совершенно не волнуемся. Мы грызем ногти, потому что нам обеим нравится грызть.

Просто у мамы больше силы воли, чем у меня.

Я ОБОЖАЮ еду. В детстве, получив карманные деньги, я не покупала себе игрушки или сладости – нет, я тут же бежала и покупала увесистую картофелину в мундире с сыром и бобами.

– Не трогай журналы, – почти не разжимая губ, говорит мама. – На них полно микробов.

Я мысленно перебираю предметы, которые уже трогала здесь: дверь, звонок, перила. И теперь все микробы собрались у меня во рту и на маленьких белых пупырышках языка собираются в какую-нибудь смертельную болячку. Но меня и не тянет трогать журналы.

Я НЕНАВИЖУ такие журналы. В которых красными кольцами обведены части тела женщин в купальниках и выставлены напоказ, словно ряд пирожных с кремом в булочной. Слишком толсто. Слишком тонко. Слишком целлюлитно. Слишком дрябло.

Знаете ли, готова поспорить на что угодно, что все эти тетки, которые зарабатывают на жизнь рисованием красных линий на телах знаменитостей, сидят на своих толстых задницах в тесных офисах, пожирают сэндвичи в упаковках и ненавидят сами себя. Что это за жизнь. Я бы предпочла, чтобы на мне рисовали эти красные круги, чем самой рисовать их.

«Ну как, дорогая, хорошо прошел рабочий день?»

«О да, как обычно, нарисовала кучу красных колец на полуголых бабах и поместила фото на обложках журналов».

«Молодец, отлично потрудилась».

Доктора Хамфри нет, поэтому нас принимает медсестра. Мне это нравится больше: сестры не такие самодовольные. Больше похожи на людей. Таких же, как мы. А эта и сама довольно полная, так что есть надежда, что она не кинется мысленно рисовать красные круги и тыкать пальцами.

– Девочки обычно не любят взвешиваться, – замечает она, когда я запрыгиваю на весы.

– К Биби это не относится, – шутливо говорит мама. – Я думала, ваша сменщица вам сообщила.

Я закатываю глаза. Ну да. Я спокойно становлюсь на весы, потому что мне нечего скрывать, нечего стесняться и нечему удивляться. Что у меня, глаз нет? Я-то себя знаю.

– Тебе необходимо похудеть, – говорит сестра. Господи, как можно быть такой серьезной. И нигерийский акцент в ее речи будто усилился. Я все это уже слышала. Зеваю. – Это будет полезно для твоей астмы. – Какие у нее красивые золотые часы. Тоненькие, похожи на старинные, очень идут к темной коже ее запястья, будто лежат на черном бархате. – И кровяное давление. Тебе всего шестнадцать, но ты уже в группе риска, Блюбель, – диабет, повышенный холестерин, рак. И дальнейшие приступы астмы.

Ладно, тетя, остынь. Разве не все мы живем под угрозой рака? Одна девочка из моей школы не ест покупного салата, потому что он канцерогенный. Она, конечно, больная на всю голову, но тем не менее. Похоже, что канцерогенно абсолютно все.

– Хм-м. Вряд ли я смогу похудеть.

Мама заводит глаза кверху. Опять.

Медсестра фыркает, чмокает губами.

– Конечно, сможешь. Надо просто больше двигаться и меньше есть.

Постойте… извините, это мне не послышалось: «МЕНЬШЕ ЕСТЬ?» Послушать ее, так это так легко. Вот я ей и говорю – с сарказмом:

– И это, по-вашему, так легко?

– Очень легко. Есть три раза в день, с голоду не умрешь. На завтрак яйца, на ланч салат с курицей, на обед рыба с овощами и рисом. Вот и все. Легче легкого.

И никакого пудинга. И никаких пирогов.

Она что-то записывает на голубом листочке. Вероятно, мой вес, потому что она пишет целую вечность. Кончик ее шариковой ручки изгрызен. Тоже, стало быть, любит грызть. Наш человек. Записывая, она приподнимает бровь, как будто выписывает чек кому-то, кто этого не заслужил. Потом, глядя на меня в упор, начинает говорить, наставив на меня кончик своей жеваной ручки.

Читать еще:  Углеводы на ночь: что нужно знать о неожиданном ЗОЖ-тренде

– Знаю я вас, девчонок. Вы все думаете: раз у меня хорошенькая мордашка, ничего, что я ужасно толстая.

Во-первых, я считаю, что врачи и медсестры не должны позволять себе прохаживаться по поводу внешности пациентов. Они должны относиться к частям тела как к голым фактам. Рука. Голова. Ноздря. Печень. И нечего докладывать пациентке, что она хорошенькая.

– Нет, – смеюсь я. – Я вовсе не думаю, что у меня хоть что-нибудь хорошенькое.

Что, не ожидала, что этот крученый мяч полетит в твою сторону? Ха-ха!

Она смеется, фальшиво, будто проглотила муху, и самодовольно.

– Извини. В гробу ты будешь очень хорошенькой.

Мама начинает плакать.

Да какого черта? Нет. С какой стати она плачет? Я думала, у нас все под контролем.

– Мам, не реви. Мама. Ну чего ты? Ты же никогда не плачешь.

– А то я не вижу. Мама. Это же слезы. Вон, текут в три ручья.

– Мне просто… Извини, я… Когда ты была маленькая, я тебя хвалила за то, что ты доедаешь все с тарелки… Ыыы… да… ик… и… и теперь, когда у тебя стресс… может, из-за этого ты все время ешь? (Только не говори: «чтобы привлечь к себе внимание». – Чтобы утешиться, – добавляет она. – Может быть, это из-за меня? Я во всем виновата.

– Ты? В чем ты виновата? Я знаю, что бываю прожорливым поросенком, мам. Я ем жареную картошку, сыр, мороженое, белый хлеб и все-все-все. Меня не нужно кормить насильно. Это я из-за себя толстая, не из-за тебя… и нечего извиняться, мне нравится есть и нравится моя внешность, а это в моем возрасте большая редкость. Почти все знакомые девчонки презирают свое тело. – Я качаю головой: ну чего она ревет? – Гос-с-с-поди, мама, ты же гордиться мною должна. Ну мам!

– Вот видишь, – говорит сестра, – это эгоизм быть такой толстухой. Из-за тебя мама плачет. – Да заткнись ты наконец. Я ловлю себя на том, что мысленно спорю с ней. Отстаиваю свое право быть толстой.

– Но я здоровая. Я хорошо кушаю. Я не понимаю, какого… мам, ну не плачь.

– Это не называется «хорошо кушаю», это называется ожирение.

ОЖИРЕНИЕ? И это говорит вполне себе ТОЛСТАЯ медсестра. Да что она вообще понимает? Она же даже не врач. НЕНАВИЖУ эту сестру.

– Мама, я хорошо кушаю, правда? Мы едим все органическое. Ну скажи ей, пожалуйста!

– Мы дома хорошо питаемся, – шмыгая носом, мама начинает нас защищать. – Но мы с ее отцом… мы разошлись… сейчас живем отдельно; это не в первый раз… мы просто… все так сложно… – Она вытирает слезы и смотрит на меня. А я разглядываю прорези в ставнях, фигурные бусины, соединяющие полоски ткани, ящик с медицинскими картами пациентов, выслушивающих хорошие или дурные вести, сидя на этом красном пластиковом стуле.

И тут мама просто убивает меня.

– Иногда ты просто заедаешь стресс, Блюбель.

– Нет, мама, ничего подобного.

– А это возможно, – встревает сестра. – Расставание родителей может быть источником стресса и беспокойства для подростка. – Последнее слово она произносит так, будто это диагноз. Подросток. Она упирает руки в боки.

– Тебе необходимы протеины. Куриный бульон и больше двигаться.

Я думаю о своей младшей сестре Дав, которая преспокойно носится по крышам домов. Она такая легонькая, будто к ее спине приделаны невидимые крылья. Думаю и о своих крыльях, которые тянут меня к земле, как перекормленную индейку.

Мама, глядя в пространство невидящими глазами, бормочет:

– Все из-за нас с отцом.

– Это ни на грамм не связано с тем, что вы с папой опять разбежались. НИ НА ГРАММ, – ворчу я. Правда, абсолютно никак. – Вы тут совершенно ни при чем. Вам лишь бы привлечь к себе внимание. А я была толстой и до того, как у вас начались проблемы. Пошли домой, а?

– Я думаю, сестра права, Блюбель. Думаю, нам пора с этим разобраться.

– Мама! Мы же только этим и занимаемся, забыла? Это же наше хобби. Мы приходим сюда, нам говорят, что я толстая, и мы идем домой… Не понимаю, почему на этот раз ты развела целую трагедию.

– Да, Биби, но раньше у тебя не было приступа астмы, от которого ты чуть не умерла.

Я так и знала, что в конце концов родители свалят мою любовь к еде на свою нелюбовь друг к другу. Так и тянет именно в маме увидеть предательницу, из-за которой я стала толстой.

Медсестра начинает рыться в шкафу.

– Вот, возьми. – Она протягивает мне тетрадь. – Будешь сюда записывать все, что ты съела за день.

– Что-о? Я же не робот.

– Ха-ха! Ешь-то ты как машина для поглощения пищи.

Этой медсестре. Нет. До нас. Никакого дела.

– Ничего подобного. И вообще, будь я машиной для поглощения пищи, я бы сменила механизм на новый, потому что хотела бы есть все время, а я так не поступаю.

– Раз ты говоришь, что здорова, я должна в этом убедиться. – Она протягивает мне тетрадку, я отдаю ее обратно, она сует ее мне прямо в руки, как будто это такая игра. – И если твое питание такое здоровое, как ты утверждаешь, тебе не о чем беспокоиться.

– Мам, да скажи ты ей, что мне не надо записывать все, что я ем. Мне не нужно наблюдение.

– Попробуй в течение шести недель, – предлагает сестра. – Потом приходи ко мне и посмотрим.

– Но это же шесть недель летних каникул! Мама, ну скажи ей, – я хочу быть вольной и свободной и есть все, что мне вздумается.

– Боюсь, этим летом номер не пройдет. – Сестра опускает голову и поднимает выщипанные брови. – Кончилось твое веселье.

ФИ-ГУ-ШКИ. Оно еще даже не начиналось.

– С точки зрения закона ты именно ребенок, Блюбель.

Тут вмешивается мама.

– Если с тобой случится что-то серьезное, отвечать придется мне. Это же просто дневник питания. Очень хорошая мысль, считай, что просто ведешь дневник.

Широкая кость

Лора Докрилл

Шестнадцатилетняя Биби пытается жить обычной жизнью: ходит в школу, мечтает стать баристой. Она счастлива и влюблена — в еду. И это проблема.Окружающие уверены, что ей нужно заняться собой и измениться. Сомнения пожирают её изнутри, пока однажды неожиданная трагедия в семье не заставляет Биби пересмотреть свои взгляды на мир и заодно на себя. Наконец приходит осознание: единственный человек, которого надо полюбить и принять, — это она сама. Но так ли это просто?

Шестнадцатилетняя Биби пытается жить обычной жизнью: ходит в школу, мечтает стать баристой. Она счастлива и влюблена — в еду. И это проблема.Окружающие уверены, что ей нужно заняться собой и… Развернуть

Рецензии

Когда читаешь эту книгу хочется и шоколадку съесть, и пробежать пару кругов вокруг дома. Но одно я могу сказать точно — читать этот роман нужно на сытый желудок. Каждая глава названа каким-нибудь наивкуснейшим блюдом, а в тексте описано то, какая же это еда потрясающая!

Главная героиня, Биби — шестнадцатилетняя девушка, у неё лишний вес и комплексы по этому поводу, ведь каждый человек считает своим «долгом» высказаться о её пышной фигуре. Лечащий врач говорит Блюбель, что той нужно вести дневник, в который надо записывать всё съеденное за день. Девушка так увлекается писательством, что рассказывает не только о еде, к которой постоянно признается в любви, но и о своей жизни.

Страсть к еде — болезнь. Биби и рада избавиться от лишних килограммов, но отказаться от самого дорогого — очень сложно. Мало того, на фоне этого появилась астма, избавиться от которой можно лишь сбросив лишние сантиметры в талии.

Наверное, любая девушка поймет главную героиню. Ведь многие пытались похудеть, занимаясь спортом и ограничивая себя в любимой еде. Книга написана с юмором, но в то же время, есть в ней и серьёзные вещи: ценность семьи, здоровье и избавление от комплексов.

Когда читаешь эту книгу хочется и шоколадку съесть, и пробежать пару кругов вокруг дома. Но одно я могу сказать точно — читать этот роман нужно на сытый желудок. Каждая глава названа каким-нибудь наивкуснейшим блюдом, а в тексте… Развернуть

Я считаю, что это неплохая, исключительно развлекательная книга, которую, боюсь, сложно будет понять людям, никогда не сталкивающимся с проблемой лишнего веса. Я повеселилась, проведя с ней один-два вечера. Главная героиня, простая девушка-подросток, которая любит себя в любом весе. Ещё она безумно любит еду. Любит всем своим большим, добрым сердцем. Однако, пройдя через некоторые испытания, на решает, что эта любовь не самое главное в её жизни.

Читать еще:  Инструкция: как сохранить здоровье в отпуске

Нужно ли говорить, что написана книга очень просто? У неё, как мне кажется, очень хороший посыл: можно любить и принимать себя любым, но и совершенствоваться — тоже очень хорошо. Что главная героиня на протяжении всей книги и делает.

Я считаю, что это неплохая, исключительно развлекательная книга, которую, боюсь, сложно будет понять людям, никогда не сталкивающимся с проблемой лишнего веса. Я повеселилась, проведя с ней один-два вечера. Главная героиня,… Развернуть

Что вы знаете о любви к еде? Кажется, жизнь разделится у вас на «до» и «после»этой книги по данному поводу. Ведь в этой истории (очередной истории) о пухленькой девушке не так важны многочисленные «проблемы» подростка, сколько рецепты, о которых она рассказывает. А вот это, скажу я вам, вещь.

Итак, Биби. Блюбель. 16-ти летняя девушка, решившая бросить школу, начать стажировку бариста и работать в итоге в кафе, которое потом возглавить. Однако не все так просто, ведь ей всего 16. И она толстая. Да, толстая, жирная, без фигуры — эти эпитеты она прекрасно изучила и не обращает на них внимание. Так же, как и на врача, который все советует худеть и заставляет ее начать вести дневник съеденного. С этого-то все и начинается. Пока она доказывает миру и себе, что может быть самостоятельной, пока обнаруживается любовь (так, в паре глав, а они тут маленькие), пока родители сходятся и расходятся, пока все вокруг считают своей обязанностью постоянно лезть к ней со своими советами о похудении, мимо пролетают дни. А затем случается беда с ее сестрой. Собственно, первая часть книги о том, как все хорошо и идет своим чередом, вторая же, после беды, как она «внезапно» чувствует желание изменить все вокруг. И вдруг в спортзал-то ей захотелось, и попытки продолжать идти к цели прекращает, зато вдруг какое-то оживление.

Мне так и осталось неясным, с чего она решила все изменить. Да, подросток, да, сестра в беде, но это значит надо сестре помочь, а не кидаться из стороны в сторону в собственных решениях. Спорт, конечно, хорошо, любовь, продолжение учебы, пока еще есть шанс. Но почему? Это начиналось как книга, дающая полюбить себя таким, какой ты есть, а закончилось. как всегда. Жрать нельзя, иначе ты никто.

Однако есть в книге один, самый существенный и важный плюс.
РЕЦЕПТЫ.
На протяжении всей книги, дневника Биби, она-таки рассказывает о приготовляемых и съедаемых блюдах, вот тут-то и кроется счастье. Потому что описания подробны, а впечатления нереальны. И я лично переписала себе пару рецептов, а один даже испробовала. Жареный рис с кукурузой, яйцом и соевым соусом? Это ОБЪЕДЕНИЕ.

Что вы знаете о любви к еде? Кажется, жизнь разделится у вас на «до» и «после»этой книги по данному поводу. Ведь в этой истории (очередной истории) о пухленькой девушке не так важны многочисленные «проблемы» подростка, сколько… Развернуть

Люблю современный young adult за многообразие поднимаемых тем, за самых разнообразных героев и за гимн любви к себе, всё чаще льющийся мелодией со страниц. Хотя в данной книге, где важность любви к собственному тему и уверенности звучит лейтмотивом, также освещена и другая важная мысль: нельзя упускать шансы, ограничивать себя и запирать в рамки из-за страха общественного неодобрения. Всегда будут те, кто осудит, но и всегда будут те, кто поддержит. Так что важно и нужно делать то, что нравится тебе, а не оградываться на неодобрительные взгляды незнакомых или малознакомых людей.

Шестнадцатилетняя Биби — толстая, как она сама говорит. Однако она любит своё тело со всеми его складочками и растяжками. И так же, без излишней одержимости, скорее со страстью гурмана, она любит еду. Ей нравится не только есть, но и виртуозно и с любовью готовить, кормить близких, радовать людей с помощью еды. Но не все разделяют её спокойное отношение к цифрам на весах, в результате чего в качестве эксперимента и сделки с матерью Биби вынуждена начать вести пищевой дневник и посещать спортзал.

Примерно половина книги — это обычный дневник обычной девочки-подростка, хотя и с очень соблазнительными описаниями еды. Показана повседневная жизнь Биби со всеми её радостями, неловкими ситуациями, проблемами и потаенными страхами. Происходит знакомство с её довольно эксцентричными родителями, которые периодически расходятся, но неизменно сходятся, с забавными собаками с шекспировскими кличками, с младшей сестрой — бесстрашной Дав, увлеченной паркуром, с подругой Камиллой. Биби находит подработку в кафе, где хочет получить стажировку с дальнейшим обучением на бариста, и знакомится с Максом, с которым у неё возникает взаимный романтический интерес. Также периодически в повествование вплетены очень жизненные замечания и мысли о том, как люди реагируют на полных людей, как — намеренно или нет — маскируются жало оскорблений под комплименты. Кроме того, присутствует рассуждение о том, что лучше вообще не стоит в пренебрежительном или неодобрительном ключе отзываться о чужом телосложении, у худых свои комплексы.

Вторая половина книги омрачена несчастным случаем, который произошёл с сестрой Биби и в котором Биби винит себя. Приоткрывается завеса тайны над прошлым Биби, вновь всплывают на поверхность её сомнения в правильности избранного пути, размышления о том, чему посвятить дальнейшую жизнь. Здесь будет много трогательных сцен, настоящей дружбы, заботы, поддержки, любви и очень правильная мысль: любить своё тело — это, конечно, хорошо, но следует и заботится о нём. В целом, остаётся приятное послевкусие от данной книги, концентрированный заряд уверенности и мотивации.

Люблю современный young adult за многообразие поднимаемых тем, за самых разнообразных героев и за гимн любви к себе, всё чаще льющийся мелодией со страниц. Хотя в данной книге, где важность любви к собственному тему и… Развернуть

Подросток против ожирения: отрывок из романа Лоры Доркилл «Широкая кость»

Подростковый период и вообще довольно непростой. Но особенно трудно приходится в нем тем, кто не ощущает себя красивым по причинам объективным или, что куда чаще, субъективным.

«Широкая Кость» — книга жанра подростковой литературы, написанная британским автором-иллюстратором Лорой Докрилл. Несмотря на то, что мы обычно публикуем чуть более научные тексты, мимо этого произведения оказалось сложно пройти. А все потому, что темы школьного буллинга, расстройств пищевого поведения среди подростков и нездоровой одержимости ЗОЖ и ПП у молодых людей и девушек сегодня как никогда актуальны.

Увлекательная история, рассказанная от лица шестнадцатилетней Блюбель, пересматривающей отношение к питанию и к себе самой, выходит в издательстве «Эксмо» 18 июля. А Вести.Медицина предлагает познакомиться с отрывоком из нее уже сейчас.

Мы ждем, когда мне скажут, что я толстая. Ждем вместе с мамой. И грызем ногти перед кабинетом врача. Мы обе знаем, что грызем ногти не потому, что волнуемся. Нет, мы совершенно не волнуемся. Мы грызем ногти, потому что нам обеим нравится грызть.

Просто у мамы больше силы воли, чем у меня.

Я ОБОЖАЮ еду. В детстве, получив карманные деньги, я не покупала себе игрушки или сладости – нет, я тут же бежала и покупала увесистую картофелину в мундире с сыром и бобами.

– Не трогай журналы, – почти не разжимая губ, говорит мама. – На них полно микробов.

Я мысленно перебираю предметы, которые уже трогала здесь: дверь, звонок, перила. И теперь все микробы собрались у меня во рту и на маленьких белых пупырышках языка собираются в какую-нибудь смертельную болячку. Но меня и не тянет трогать журналы.

Я НЕНАВИЖУ такие журналы. В которых красными кольцами обведены части тела женщин в купальниках и выставлены напоказ, словно ряд пирожных с кремом в булочной. Слишком толсто. Слишком тонко. Слишком целлюлитно. Слишком дрябло.

Знаете ли, готова поспорить на что угодно, что все эти тетки, которые зарабатывают на жизнь рисованием красных линий на телах знаменитостей, сидят на своих толстых задницах в тесных офисах, пожирают сэндвичи в упаковках и ненавидят сами себя. Что это за жизнь. Я бы предпочла, чтобы на мне рисовали эти красные круги, чем самой рисовать их.

«Ну как, дорогая, хорошо прошел рабочий день?»

«О да, как обычно, нарисовала кучу красных колец на полуголых бабах и поместила фото на обложках журналов».

«Молодец, отлично потрудилась».

Доктора Хамфри нет, поэтому нас принимает медсестра. Мне это нравится больше: сестры не такие самодовольные. Больше похожи на людей. Таких же, как мы. А эта и сама довольно полная, так что есть надежда, что она не кинется мысленно рисовать красные круги и тыкать пальцами.

– Девочки обычно не любят взвешиваться, – замечает она, когда я запрыгиваю на весы.

– К Биби это не относится, – шутливо говорит мама. – Я думала, ваша сменщица вам сообщила.

Я закатываю глаза. Ну да. Я спокойно становлюсь на весы, потому что мне нечего скрывать, нечего стесняться и нечему удивляться. Что у меня, глаз нет? Я-то себя знаю.

– Тебе необходимо похудеть, – говорит сестра. Господи, как можно быть такой серьезной. И нигерийский акцент в ее речи будто усилился. Я все это уже слышала. Зеваю. – Это будет полезно для твоей астмы. – Какие у нее красивые золотые часы. Тоненькие, похожи на старинные, очень идут к темной коже ее запястья, будто лежат на черном бархате. – И кровяное давление. Тебе всего шестнадцать, но ты уже в группе риска, Блюбель, – диабет, повышенный холестерин, рак. И дальнейшие приступы астмы.

Ладно, тетя, остынь. Разве не все мы живем под угрозой рака? Одна девочка из моей школы не ест покупного салата, потому что он канцерогенный. Она, конечно, больная на всю голову, но тем не менее. Похоже, что канцерогенно абсолютно все.

– Хм-м. Вряд ли я смогу похудеть.

Мама заводит глаза кверху. Опять.

Медсестра фыркает, чмокает губами.

– Конечно, сможешь. Надо просто больше двигаться и меньше есть.

Постойте… извините, это мне не послышалось: «МЕНЬШЕ ЕСТЬ?» Послушать ее, так это так легко. Вот я ей и говорю – с сарказмом:

– И это, по-вашему, так легко?

– Очень легко. Есть три раза в день, с голоду не умрешь. На завтрак яйца, на ланч салат с курицей, на обед рыба с овощами и рисом. Вот и все. Легче легкого.

И никакого пудинга. И никаких пирогов.

Она что-то записывает на голубом листочке. Вероятно, мой вес, потому что она пишет целую вечность. Кончик ее шариковой ручки изгрызен. Тоже, стало быть, любит грызть. Наш человек. Записывая, она приподнимает бровь, как будто выписывает чек кому-то, кто этого не заслужил. Потом, глядя на меня в упор, начинает говорить, наставив на меня кончик своей жеваной ручки.

– Знаю я вас, девчонок. Вы все думаете: раз у меня хорошенькая мордашка, ничего, что я ужасно толстая.

Во-первых, я считаю, что врачи и медсестры не должны позволять себе прохаживаться по поводу внешности пациентов. Они должны относиться к частям тела как к голым фактам. Рука. Голова. Ноздря. Печень. И нечего докладывать пациентке, что она хорошенькая.

– Нет, – смеюсь я. – Я вовсе не думаю, что у меня хоть что-нибудь хорошенькое.

Что, не ожидала, что этот крученый мяч полетит в твою сторону? Ха-ха!

Она смеется, фальшиво, будто проглотила муху, и самодовольно.

– Извини. В гробу ты будешь очень хорошенькой.

Мама начинает плакать.

Да какого черта? Нет. С какой стати она плачет? Я думала, у нас все под контролем.

– Мам, не реви. Мама. Ну чего ты? Ты же никогда не плачешь.

– А то я не вижу. Мама. Это же слезы. Вон, текут в три ручья.

– Мне просто… Извини, я… Когда ты была маленькая, я тебя хвалила за то, что ты доедаешь все с тарелки… Ыыы… да… ик… и… и теперь, когда у тебя стресс… может, из-за этого ты все время ешь? (Только не говори: «чтобы привлечь к себе внимание». – Чтобы утешиться, – добавляет она. – Может быть, это из-за меня? Я во всем виновата.

– Ты? В чем ты виновата? Я знаю, что бываю прожорливым поросенком, мам. Я ем жареную картошку, сыр, мороженое, белый хлеб и все-все-все. Меня не нужно кормить насильно. Это я из-за себя толстая, не из-за тебя… и нечего извиняться, мне нравится есть и нравится моя внешность, а это в моем возрасте большая редкость. Почти все знакомые девчонки презирают свое тело. – Я качаю головой: ну чего она ревет? – Гос-с-с-поди, мама, ты же гордиться мною должна. Ну мам!

– Вот видишь, – говорит сестра, – это эгоизм быть такой толстухой. Из-за тебя мама плачет. – Да заткнись ты наконец. Я ловлю себя на том, что мысленно спорю с ней. Отстаиваю свое право быть толстой.

– Но я здоровая. Я хорошо кушаю. Я не понимаю, какого… мам, ну не плачь.

– Это не называется «хорошо кушаю», это называется ожирение.

ОЖИРЕНИЕ? И это говорит вполне себе ТОЛСТАЯ медсестра. Да что она вообще понимает? Она же даже не врач. НЕНАВИЖУ эту сестру.

– Мама, я хорошо кушаю, правда? Мы едим все органическое. Ну скажи ей, пожалуйста!

– Мы дома хорошо питаемся, – шмыгая носом, мама начинает нас защищать. – Но мы с ее отцом… мы разошлись… сейчас живем отдельно; это не в первый раз… мы просто… все так сложно… – Она вытирает слезы и смотрит на меня. А я разглядываю прорези в ставнях, фигурные бусины, соединяющие полоски ткани, ящик с медицинскими картами пациентов, выслушивающих хорошие или дурные вести, сидя на этом красном пластиковом стуле.

И тут мама просто убивает меня.

– Иногда ты просто заедаешь стресс, Блюбель.

– Нет, мама, ничего подобного.

– А это возможно, – встревает сестра. – Расставание родителей может быть источником стресса и беспокойства для подростка. – Последнее слово она произносит так, будто это диагноз. Подросток. Она упирает руки в боки.

– Тебе необходимы протеины. Куриный бульон и больше двигаться.

Я думаю о своей младшей сестре Дав, которая преспокойно носится по крышам домов. Она такая легонькая, будто к ее спине приделаны невидимые крылья. Думаю и о своих крыльях, которые тянут меня к земле, как перекормленную индейку.

Мама, глядя в пространство невидящими глазами, бормочет:

– Все из-за нас с отцом.

– Это ни на грамм не связано с тем, что вы с папой опять разбежались. НИ НА ГРАММ, – ворчу я. Правда, абсолютно никак. – Вы тут совершенно ни при чем. Вам лишь бы привлечь к себе внимание. А я была толстой и до того, как у вас начались проблемы. Пошли домой, а?

– Я думаю, сестра права, Блюбель. Думаю, нам пора с этим разобраться.

– Мама! Мы же только этим и занимаемся, забыла? Это же наше хобби. Мы приходим сюда, нам говорят, что я толстая, и мы идем домой… Не понимаю, почему на этот раз ты развела целую трагедию.

– Да, Биби, но раньше у тебя не было приступа астмы, от которого ты чуть не умерла.

Я так и знала, что в конце концов родители свалят мою любовь к еде на свою нелюбовь друг к другу. Так и тянет именно в маме увидеть предательницу, из-за которой я стала толстой.

Медсестра начинает рыться в шкафу.

– Вот, возьми. – Она протягивает мне тетрадь. – Будешь сюда записывать все, что ты съела за день.

– Что-о? Я же не робот.

– Ха-ха! Ешь-то ты как машина для поглощения пищи.

Этой медсестре. Нет. До нас. Никакого дела.

– Ничего подобного. И вообще, будь я машиной для поглощения пищи, я бы сменила механизм на новый, потому что хотела бы есть все время, а я так не поступаю.

– Раз ты говоришь, что здорова, я должна в этом убедиться. – Она протягивает мне тетрадку, я отдаю ее обратно, она сует ее мне прямо в руки, как будто это такая игра. – И если твое питание такое здоровое, как ты утверждаешь, тебе не о чем беспокоиться.

– Мам, да скажи ты ей, что мне не надо записывать все, что я ем. Мне не нужно наблюдение.

– Попробуй в течение шести недель, – предлагает сестра. – Потом приходи ко мне и посмотрим.

– Но это же шесть недель летних каникул! Мама, ну скажи ей, – я хочу быть вольной и свободной и есть все, что мне вздумается.

– Боюсь, этим летом номер не пройдет. – Сестра опускает голову и поднимает выщипанные брови. – Кончилось твое веселье.

ФИ-ГУ-ШКИ. Оно еще даже не начиналось.

– С точки зрения закона ты именно ребенок, Блюбель.

Тут вмешивается мама.

– Если с тобой случится что-то серьезное, отвечать придется мне. Это же просто дневник питания. Очень хорошая мысль, считай, что просто ведешь дневник.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector