0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Игра со смертью: что не так с рыбой в Папуа-Новой Гвинее

Папуа: страна женского рабства

Расстрелянный в Папуа-Новой Гвинее новозеландец Мэттью Шурич похоже будет жить. Напомним, что в конце июня в этой стране произошло нападение аборигенов на белых людей. По версии пострадавших, произошло следующее: гражданка Франции, проводившая здесь антропологическую работу, очень понравилась одному из туземцев, который решил на ней жениться путем ритуального изнасилования. За нее вступился новозеландский друг, которого избили и истыкали стрелами, одна из которых пробила желудок, а другая едва не задела аорту.

Поскольку у пары был аварийный маячок, им удалось вызвать помощь на вертолете и обоих пострадавших вывезли в Австралию. Раненого Мэтью Шурича, потерявшего много крови, едва удалось спасти.

Впрочем, местный епископ трактовал изнасилование по-своему: его соплеменник проявил агрессивность после того, как был отвергнут женщиной. А по папуасским понятиям этого просто не может быть.

В свою очередь, представители властей также говорят о том, что в PNG «гостей всегда встречают очень дружелюбно». Остается только догадываться, какой была бы судьба вышеупомянутых новозеландца и француженки, если бы их встретили менее дружелюбно, учитывая местные богатые традиции каннибализма.

Что же реально происходит в Папуа-Новой Гвинее, которая могла стать российской территорией? Напомним, что в конце XIX века здесь жил известный русский ученый Миклухо-Маклай, который, видя жестокость англичан и немцев по отношению к папуасам, решил взять их под защиту России.

Впрочем, легенда гласит, что император Александр III, узнав о возможности приращения Российской империи за счет таких подданных, отказался, мотивировав это тем, что среди его подданых «итак большинство папуасы».

Но вернемся к женскому вопросу. Впрочем, положение женщин оставляет желать лучшего во многих странах Океании. Так, известный полинезийский художник Алоис Пилиоко заявил автору этой статьи: «Положение достаточно характеризует то, что у многих полинезийцев и сейчас еще можно наблюдать ситуацию, когда женщине даже запрещают заниматься приготовлением пищи. Это была древняя традиция и объяснялось это тем, что из-за менструации женщина не может считаться чистым созданием».

Однако в наиболее угнетенном состоянии пребывают меланезийские женщины. Находясь в Порт-Виле, столице Вануату, автор этого материала повстречал девушек из волонтерской организации Австралии. Они рассказали о своей нелегкой работе по пропаганде среди жителей Океании уважительного отношения к женщине. «Здесь, на Вануату, еще ничего. Бьют, конечно, вовсю, унижают, но убивают все же редко в отличие от Папуа, где женщина находится на положении хуже животного».

Некоторые пытаются объяснить это непростой криминогенной ситуацией в этой стране, которая по этим показателям стоит на первых местах в мире. Однако это верно лишь отчасти. Многое объясняют исторические традиции и сами реалии островной жизни.

До 1975 года Папуа — Новая Гвинея находилась под властью Австралии, которая пыталась «цивилизовать» местное население, однако добилась немного. По сути, австралийский контроль над огромным островом распространялся лишь на Порт-Морсби и на ряд крупнейших городов страны. Всюду за их пределами папуасы жили по тем же самым правилам, что и тысячи лет назад — буквально в Каменном веке (поэтому Папуа является своего рода Меккой для антропологов и прочих ученых).

То же самое наблюдается и сейчас: параллельно законам, издаваемым в столице Порт-Морсби, действуют законы племен со всеми особенностями, присущими родовому строю со всеми жуткими и странными, с точки зрения простого человека, обрядами и суевериями.

Убийства здесь случаются довольно часто и особенно часто убивают женщин. То и дело с ними сводят счеты из-за колдовства. Для такого обвинения достаточно заиметь даже небольшой конфликт с кем-то из сравнительно молодых людей, которые вдруг неожиданно изволили отойти в мир иной.

Убийства за колдовство преследуются, согласно закону страны, но на местах действуют племенные законы, и обычно сельские суды торжественно освобождают от наказания подсудимых, считая, что они сделали чуть ли не богоугодное дело. Правда, если покусились на женщин из другого клана, это может вызвать серьезное столкновение. Как заявили автору этой статьи вышеупомянутые девушки-волонтеры из Австралии, «конфликты редко возникают из-за земельных споров, чаще — из-за обвинений в колдовстве, похищений женщин и еще чаще — из-за воровства свиней. Жизни последних у папуасов ценятся гораздо выше жизни человека и особенно, женской».

В сельской местности свинья по-прежнему является «главной валютой Океании». С помощью свиней враждующие племена заключают мир, свиньями делают подарки и взятки. Правозащитники не раз отмечали, что когда со свиньями наблюдалась напряженка, то могли подарить или продать по схожей цене и женщин. Недаром США причислили Папуа-Новую Гвинею к странам, где власти не ведут борьбы с торговлей людьми.

Во многих районах вполне обычным явлением называют кормление женщинами своим молоком поросят в ущерб детям. И если вдруг свинья умирает, то по ней нередко устраивают траур больший, чем по человеку.

Читать еще:  Говорят ученые: в ресторанных блюдах больше калорий, чем в фастфуде

Если же женщина теряет кого-то из родственников, ей отрубают фалангу пальца на руке. Неслучайно в Папуа можно встретить женщин совершенно без фаланг. Утрата мужа переживается куда сильнее: вдова сама делает себе длинные бусы («жгуты слез») из плодов местных растений весом около 20 кг, которые обычно постоянно носят в знак траура не менее двух лет.

Согласно имеющейся статистике, две трети женщин в Папуа регулярно подвергаются семейному насилию, а половина сталкивается с сексом по принуждению. Выступать против такой практики рискуют немногие: те, кто это делают, обычно бесследно пропадают или их находят убитыми.

В этом смысле многое объясняют семейные обряды ряда папуасских племен. Невесте на момент заключения брака едва ли успевает исполниться 11 лет, и разумеется, ее никто не спрашивает о том, насколько ей подходит такой «выбор». После 14 лет девушки котируются все меньше в силу быстрого увядания красоты местных представительниц женской половины. Так что брак для папуаски — нелегкое дело. Нередко ее уводят из родного племени в чужое, где она обычно лишена какого бы то ни было заступничества.

Правда, выкуп за невесту считается очень высоким, и его делят между собой все члены общины, преимущественно мужчины. И наличие не всегда подъемного выкупа провоцирует налеты на соседние племена и похищения женщин.

Неравенство в современном понимании этого слова видно даже при поверхностном знакомстве с жизнью настоящих папуасов. Мужчины живут отдельно от женщин и детей, в ряде местностей женщинам вообще запрещено даже приближаться к домам мужчин, не то что входить в них. Многоженство и инцест не являются чем-то выдающимся. И похоже, правы те наблюдатели, которые считают, что положение большинства папуасских женщин не лучше положения самок животных, чье предназначение рожать детей. Никакой контрацепции нет, и рожают много, но выживают далеко не все дети.

Причем зачастую они считаются «общими детьми» племени, поскольку отношение у папуасов к физической близости весьма свободное, и мужчины могут вполне «без последствий» овладеть чужой женой, даже своей родственницей. Впрочем, как подметил один из миссионеров, в данном случае мужчины-папуасы проявляют отличие от особей животного мира — они сделали женщину вещью.

Однако в последнее время стали отмечать случаи иного рода. Так, осенью 2008 года стало известно о том, что отчаявшиеся женщины ряда племен в течение 10 лет убивали всех младенцев мужского пола, чтобы остановить непрекращающуюся более 20 лет войну. Кроме того, свои действия они оправдывали также тем, что их мужья ушли воевать, а у матерей и детей в результате не осталось еды. Впрочем, подобные случаи единичны. Папуасские мужчины не собираются сдавать своих позиций и не понимают своих белых собратьев, «сдавшихся», по их мнению, прекрасной половине человечества. Остается надеяться лишь на то, что со временем папуасское общество все же как-то изменится в лучшую сторону.

Бандитская Папуа – Новая Гвинея: можно ли выбраться отсюда живым?

Существуют страны, в которых преступников мало. Существуют страны, в которых преступников много. И есть страны, в которых кроме преступников почти никого и нет. Лидером этого последнего списка стран принято считать Папуа – Новую Гвинею.

Рэсколизм – удивительный феномен этой страны. Можно сказать, что это основа национальной культуры. И именно из-за него многие туристы отказываются приезжать в Папуа. А другие, наоборот, ради него сюда и рвутся – жаждут острых ощущений. И некоторым даже удаётся уехать оттуда живыми…

Очень злые папуасы

Современные папуасы – это уже не те милые и наивные аборигены, какими они были раньше. Может, в глухой сельской местности такие и остались. Но остальные стали форменными чудовищами. Таких чудовищ здесь называют «рэсколами», что в английском языке означает «плут», «негодяй». Здесь этому слову придали немного иной смысл.

Считается, что причиной формирования рэскол-банд стали высокие темпы урбанизации и агрессивно навязываемая потребительская культура. Собственно, в городах первые рэсколы и появились. Но сейчас они действуют и в деревнях, наводя страх и ужас на простых людей.

Характерно, что «рэскольники» не знают никаких границ, им незнакома какая-то субординация. Они считают себя вправе творить, что они захотят.

Им очень нравится убивать людей. А также пытать их, мучить, насиловать. Нередко труп жертвы они расчленяют и поедают, а бывает, что и живьём едят (например, откусывают ухо или палец). Рэсколы объединяются в крупные банды, благодаря чему могут обделывать крупные дела: ограбления банков, нападения на грузовые машины и т. д.

Каждая банда имеет свою территорию. Но друг с другом они предпочитают не враждовать, понимая, что только вместе они могут противостоять полиции. И это им отлично удаётся: полиция давно уже «забила болт» на расплодившихся бандитов. У полиции свои, более важные дела: издевательства над детьми и изнасилования детей прямо в полицейских участках, пытки, незаконные аресты, сотрудничество с китайскими наркоторговцами, сбор взяток с населения.

Удивительно при этом, что значительная часть простых людей поддерживает бандитов. Они им представляются этакими робин-гудами, которые борются с продажными чиновниками, жестокими полицейскими, богачами. И сами рэсколы стараются поддерживать этот имидж. Хотя награбленное они обычно не спешат раздавать бедным.

Деревянные винтовки

У папуасских бандитов имеется много оружия. Большую его часть они делают сами: винтовки, пистолеты, револьверы. Далеко не всегда самодельный «ствол» по-настоящему работает: часто это просто искусно выполненный муляж, который позволяет лишь запугать жертву. Но есть у рэсколов и настоящее, купленное оружие.

Читать еще:  Инструкция: как понять, что вы обезвожены

«Онижедети»

Средний возраст рэскола – всего 21 год. И это уже взрослые, бывалые бандиты, имеющие большой опыт и способные на самые кровавые злодеяния. По сути, это ещё практически подростки, но им удалось запугать всю страну. Ранние рэскол-банды и вовсе состояли из 14 – 15-летних детей, и тогда они промышляли относительно мелкими преступлениями – например, карманными кражами.

Первобытный коммунизм

Как уже говорилось, первые рэскол-банды появились в городах. И на то была веская причина. Жить на достойном уровне здесь могли себе позволить немногие, из-за чего наблюдалось сильное имущественное расслоение меду людьми. За пределами немногих городов была совсем уж полная нищета, и это вынуждало десятки тысяч молодых людей отправляться в города, которые были совсем не готовы принять их всех.

Видя такую несправедливость (у одних – всё, а у нас – ничего!), заполонившая города сельская молодёжь и стала сбиваться в банды, чтобы своими силами установить, как им казалось, справедливый порядок.

Надо сказать ещё, что в основе менталитета этих людей лежит так называемый первобытный коммунизм, поскольку первобытнообщинный строй здесь распался совсем недавно (и его пережитки до сих пор сохраняются). Всё должно принадлежать всем, а если кто-то забирает всё себе, то его надо убить.

Ещё один элемент национальной культуры – это обряды инициации. У папуасов мальчик становился мужчиной, когда он подстреливал свою первую добычу на охоте. Рэсколы перенесли этот обычай и в свою среду, только место подстреленного животного теперь занимает изнасилованная женщина. Подростки насилуют женщин только для того, чтобы «стать мужчинами».

Кому-то даже удаётся уцелеть

В 2004 году в Папуа – Новую Гвинею прибыл фотограф из Австралии – Стивен Дюпон. Он прожил среди членов одной из самых известных и старых банд страны – «Кипс Кабони» («Дьяволы со шрамом»). Дюпон сделал целую серию фотографий, и бандиты даже ему с удовольствием позировали. Удивительно, но фотограф уехал оттуда живым и здоровым. А некоторые из фотографий представлены в этой статье.

Правда, эти «Дьяволы со шрамом», несмотря на устрашающее название, являются в Папуа этакими местными интеллигентами: они занимаются лишь рэкетом, мелкими кражами и угонами машин. Вполне безобидные парни, по сравнению с другими бандами, которые практикуются на изнасилованиях, похищениях людей, пытках, убийствах и каннибализме.

Так что если у кого-то есть желание наведаться в Папуа — Новую Гвинею, то лучше останавливаться в районах, принадлежащих «Кипс Кабони». Эти криминальные фотомодели будут наверняка в восторге, если иностранцы скажут им, что знают их по фотографиям Дюпона (который теперь совсем с ними подружился), и хорошо примут гостя.

«Не надо меня спасать»

Звездный путешественник нашел тайное племя головорезов, ввязался в войну и выжил

15 ноября стало известно об исчезновении знаменитого британского путешественника Бенедикта Аллена. Он отправился в джунгли Папуа — Новой Гвинеи, чтобы найти забытое племя, которое избегает контактов с цивилизацией, и не вернулся в назначенный срок. «Лента.ру» разбиралась, что произошло в одном из самых неизученных уголков мира.

Бенедикт Аллен объявил о начале новой экспедиции в сентябре. 57-летний путешественник рассчитывал в одиночку повторить путь, который он проделал 30 лет назад. Тогда он стал первым иностранцем, побывавшим в деревне народа йайфо, которая скрывается в труднодоступных высокогорных джунглях, куда не забредают даже соседние племена. Йайфо живут так же, как их предки тысячи лет назад.

Папуа — Новая Гвинея — уникальное место. Там обитают сотни различных народов, причем у каждого свои обычаи, культура и даже язык. Лингвисты насчитывают 852 языка, на которых говорят только там. В действительности может быть еще больше — остров по-прежнему таит немало загадок.

Аллен встретил йайфо в глубине непроходимых лесов на Центральном хребте в провинции Ист-Сепик. Пробраться туда можно только по извилистой реке Сепик. Природа по берегам почти не тронута человеком. Нет даже дорог.

Ученик Аллена Уилл Миллард называет те места естественной крепостью. «Вас ждет самый большой хребет — по высоте нечто среднее между Гималаями и Андами,— который проходит по центру острова. На севере — огромный девственный тропический лес, на юге — обширное болото», — объясняет он. А в зарослях легко встретить ядовитую змею или крупного агрессивного кабана.

В середине октября Аллен нанял вертолет, который высадил его возле заброшенной христианской миссии Бизарио. Оттуда он намеревался направиться вверх по склону — деревня йайфо находится высоко в горах. По обыкновению путешественник не взял с собой ни навигатора, ни спутникового телефона. В молодости дорогая техника была ему не по карману, а теперь он избегает ее из принципа.

«Бенедикт Аллен — путешественник старой школы, — поясняет Миллард. — Ему нравится чувство полной свободы. Для людей вроде Бена весь смысл в том, чтобы лучше узнать себя, создать ситуацию, когда, несмотря на все современные удобства и глобальные системы связи, можно куда-то пойти и оказаться в полном одиночестве».

Аллен не стал планировать возвращение заранее. В прошлый раз йайфо помогли ему перейти через Центральный хребет. Это достижение до сих пор не повторил ни один путешественник. Если теперь аборигены откажут ему, понадобится другой вариант. Возможно, придется спуститься по реке на каноэ. Неопределенность немного беспокоила Аллена.

Читать еще:  Детские приложения для похудения: как они работают и что с ними не так

11 октября по дороге в лондонский аэропорт Хитроу он написал свой последний твит: «Пропаду на какое-то время. Пожалуйста, не надо меня спасать — там, куда я направляюсь в Папуа — Новой Гвинее, вы меня даже не найдете».

Приключения Бенедикта Аллена

Аллен мечтал о путешествиях с детства. «Я был одержим ими и не видел никаких других вариантов», — вспоминает он. Мечта сбылась, когда ему было 22 года. Аллен пересек Амазонскую низменность — это почти 1000 километров. По дороге он пережил нападение старателей, подцепил две разновидности малярии, перевернул каноэ и утопил запасы провизии.

«Со мной был пес, которого я нашел в деревне несколько месяцев назад и вылечил ему лапу, — рассказывал он. — Мы шли и теряли силы. Через три недели я умирал от голода, у меня была малярия, я бредил. Помню, однажды лежу на спине и думаю, что больше не встану, если не поем. Оставалось только съесть собаку». Он съел собаку и выжил.

Через несколько лет Аллен снова отправился на Амазонку. В Перу он нечаянно заплыл в лагерь, где прятался колумбийский наркобарон Пабло Эскобар, и его подстрелили бандиты. «Я прыгнул с каноэ в джунгли и только поэтому смог скрыться, — говорит путешественник. — Это стало для меня важным уроком. Я понял, что джунгли, которые казались мне такими странными и враждебными, в действительности были на моей стороне. Как только я оказался там, я почувствовал себя в безопасности».

После встречи с людьми Эскобара Аллену не хотелось возвращаться в Южную Америку. Именно тогда он впервые посетил Папуа — Новую Гвинею. На берегу Сепика Аллен познакомился с людьми из народа ниоура. «Если зовешь себя путешественником, то должен сделать все для того, чтобы понять нас и этот лес, — сказал ему один из них. — А для нас это означает инициацию». Аллен не успел и моргнуть, как его обрили и повели на церемонию. Ему тогда было 26.

В Папуа — Новой Гвинее британский турист и его девушка подверглись нападению «каннибалов» с мачете

Правоохранительные органы Папуа — Новой Гвинеи ищут преступников, которые взяли в заложники американскую туристку и ее британского ухажера. Девушке злоумышленники причинили несколько ран мачете. Сами потерпевшие после своего спасения заявили, что едва не стали пищей. Дело в том, что племена, населяющие Новую Гвинею, до сих пор практикуют каннибализм.

Нападению туземцев подверглись гражданин Великобритании Мэтью Айовейн и его возлюбленная — гражданка США Мишель Клеменс, пишет The Sun. В настоящий момент иностранные туристы находятся в столице Папуа — Новой Гвинеи, городе Порт-Морсби. Там они проходят курс лечения и реабилитации.

По данным прессы, 31-летний Мэтью Айовейн работал диджеем и продавцом-консультантом, а также участвовал в телевизионном реалити-шоу «Потерпевшие кораблекрушение» в 2008 году. С Мишель он познакомился в ее родном Лос-Анджелесе, после чего пара договорилась встретиться в Австралии и совместно провести отпуск.

Мэтью и Мишель прилетели в Порт-Морсби, а оттуда отправились в почти 100-километровое путешествие по так называемой Тропе Какаду на юго-востоке страны. Пробираясь первые пять дней по джунглям и питаясь найденными дарами природы, туристы встречали только радушных местных жителей. Однако в последний день путешествия к иностранцам приблизилась группа туземцев, двое из которых были вооружены мачете и копьями. Они заставили Мэтью и Мишель идти с ними.

По словам британца, в ходе тура они с подругой шутили на тему живущих в Новой Гвинее людоедов. Но в тот момент туристам стало не по себе.

По предположению Мэтью, туземцы носили боевую раскраску. Они разорвали футболку британца, а потом сделали из нее повязку на его глаза, пишет The Daily Mail. «Мне в голову пришла ужасная мысль, что они хотят включить нас в свое меню», — добавил Мэтью.

Со слов потерпевших, напавшие на них люди были такими дикими, что даже переговаривались примитивными звуками.

Туристы пытались «откупиться», предложив туземцам свои вещи, но рюкзаки иностранцев островитян не интересовали.

Нападавшие связали потерпевших и повели их в джунгли с завязанными глазами. Мэтью потом привязали к дереву. Один из туземцев, скрывавший лицо под маской, ударил британца и кричал, что убьет его. Он также приставлял мачете к горлу Мэтью.

Позднее злоумышленники все-таки проявили интерес к содержимому рюкзаков туристов. Они достали iPhone Клеменс и потребовали звуками и знаками, чтобы девушка включила его. Кроме того, один из вооруженных мужчин нанес Мишель глубокие порезы на трех пальцах. Теперь девушка боится, что не сможет полностью восстановить двигательные функции.

Туристы пробыли в плену около часа. Затем им удалось убежать от своих мучителей. После скитаний по территории, где обитают новогвинейские поющие собаки (одичавшие животные, подобные динго), Мэтью и Мишель удалось найти гостеприимных местных жителей и связаться со спасательными службами, приславшими вертолет. Мишель пришлось идти по джунглям в одном нижнем белье.

По данным полиции Папуа — Новой Гвинеи, после встречи с агрессивными папуасами туристы лишились своих мобильных телефонов, обуви, рюкзаков и 15 тысяч новогвинейских кин (почти пяти тысяч долларов).

В полиции также отметили, что местные жители сами задержали одного из подозреваемых в нападении.

В австралийском МИДе подтвердили информацию о нападении на туристов, добавив, что они путешествовали «дикарями», не связываясь с лицензированным туроператором.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector