0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Из Нормандии с любовью: как делают лекарства и какие строят планы на французском производстве «Сервье»

Из Нормандии с любовью: как делают лекарства и какие строят планы на французском производстве «Сервье»

Безопасность потребителей — все. Под таким девизом работает французская фармацевтическая компания «Сервье», которая отозвала препарат Эреспал с рынка после дополнительных клинических исследований. Как и во многих других своих начинаниях, руководители и специалисты «Сервье» остались people-friendly.

В составе первой группы иностранных журналистов на производственной площадке Oril Industrie мы посмотрели, как делают препараты, эффективность которых признает весь мир, узнали, что за люди здесь работают, а заодно поговорили с представителями «Сервье» о планах на ближайшее и не очень будущее.

День первый: легкий ужин и серьезные разговоры

Наша первая встреча — ужин с руководством «Сервье» в ресторане с панорамным видом на Париж (и Эйфелеву башню, разумеется). Он начинается с аперитива и теплого дружеского приветствия, в рамках которого мы рассказываем немного о себе и своих изданиях.

А дальше, уже за ужином, Жан-Филипп Отье (Jean-Philippe Authier), директор по управлению международными цепями поставок «Сервье», и Антуан Бейвер (Antoine Beillevaire), управляющий директор «Сервье» по международным операциям в Центральной, Восточной Европе и Канаде, дают подробные ответы на каждый из интересующих нас вопросов.

Компания «Сервье» в России и в мире

«Сервье» — вторая по величине французская фармкомпания, которая включает в себя три исследовательских центра, 16 производственных площадок и 15 международных центров терапевтических исследований.

Уникальность ее в том, что группа находится под управлением некоммерческого Фонда исследований Сервье (FIRS), созданного в 1986 году. Именно Фонд обладает правом принятия финальных решений, а все руководители «Сервье» — это наемные работники.

Площадка Oril Industrie в Больбеке.

Производственный комплекс полного цикла «Сервье РУС» на территории Новой Москвы, запущенный в 2007 году, является крупнейшей площадкой группы после заводов во французском городе Жиди и ирландском Арклоу.

Основной объем выпускаемых в России лекарств — 19 наименований — составляют препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний (Арифарм, Импликор, Предуктал и др.), сахарного диабета (Диабетон) и хронической венозной недостаточности (Детралекс, Детрагель).

Антуан Бейвер говорит, что фармацевтические рынки каждой страны уникальны, но вместе с тем системы в целом функционируют примерно одинаково. Так что особых сложностей с поставками в Россию, куда с французского завода отправляется сразу семь активных веществ, не возникает.

Производственный комплекс «Сервье РУС» в Софьино, Новая Москва.

К слову, в «Сервье» уделяют большое внимание культурной специфике стран, в которых работают, чтобы эффективно использовать их потенциал. Это касается не только производства, но и, например, архитектурных решений. И если в Больбеке здания аккуратно вписаны в застройку региона, то завод «Сервье РУС» в Софьино повторяет стилистику традиционной русской усадьбы.

В поисках лекарства от рака

Жан-Филипп Отье отмечает, что каждый человек, работающий в «Сервье», прекрасно понимает, что поиск лекарства от рака вряд ли будет простым или быстрым. Но чтобы открытие чудо-молекулы вообще стало возможным, необходимо включиться в дело уже сейчас. А потому онкология — одно из ведущих направлений компании.

Ежегодно 25% оборота «Сервье» реинвестирует в научные исследования по пяти терапевтическим направлениям, включая кардиологию, онкологию (50% бюджета), диабет 2 типа, аутоиммунные и нейродегенеративные заболевания.

Жан-Филипп добавляет, что они готовы к неудачам (потребители даже не догадываются, что на создание одного препарата в среднем необходимо 12 лет), потому что главное — это будущее. Чтобы сделать его светлее, «Сервье» сотрудничает с Гарвардским университетом, Массачусетским институтом и другими исследовательскими центрами, что позволяет более эффективно работать над новыми лекарствами.

День второй: тонкая химия и актуальная экология

Дорога от центра Парижа до Нормандии занимает больше двух часов. Завод Oril Industrie, расположенный в живописном и по-домашнему уютном (даром, что за 3000 километров от Москвы) городке Больбек меньше всего похож на завод в привычном понимании. Между тем, на этой индустриальной площадке производится 98% фармацевтических субстанций для создания лекарственных препаратов компании «Сервье».

На улице светит солнце, и кто-то говорит, что нам очень повезло. Такая погода для Нормандии редкость.

Площадка Oril Industrie в Больбеке.

В зале нас уже ждет улыбчивая шатенка, которая легко могла бы претендовать на одну из главных ролей в самом французском сериале на свете «Элен и ребята». Это Кароль Робан (Carole Robin), директор Oril Industrie. Она рассказывает о ключевых особенностях производства, завершая презентацию анимационным фильмом о правилах поведения на площадке.

Мы допиваем кофе и доедаем круассаны, надеваем халаты (очень даже трендовый оверсайз), обувь и защитные очки, меняем гаджеты на блокноты (снимать нельзя, но можно записывать) — и вместе с Кароль отправляемся туда, где происходит самое главное.

Помогать людям, не забывая о природе

Первое, на что обращаешь внимание, попадая на территорию Oril Industrie — большое количество зелени, в том числе на фасадах зданий текстильного завода, который Жак Сервье выкупил в 1960 году. А еще здесь есть зеленые дорожки, которые безопасны для перемещения по территории без специальной одежды и с включенными гаджетами (куда же без них).

Читать еще:  Как выбрать стоматологию — как выбрать хорошую клинику

Руководитель Центра научно-исследовательских разработок на площадке Рудольф Тамьон (Rodolphe Tamion) объясняет, что компания «Сервье» строго следует принципам «зеленой» химии, утвержденным еще в 1990-х годах. Упор, поясняет Тамьон, делают на растворители, с которыми связано до 70% всех отходов, стремясь использовать в формулах только те их них, которые наносят минимальный вред природе. Да, такое тоже возможно.

На заводе в Больбеке и на производстве «Сервье» в целом и вообще по-хорошему помешаны на безопасности. Объем очистительной станции в Больбеке, рассказывает директор по качеству Эльза Фуше-Валонь (Elsa Foucher-Valognes), смог бы удовлетворить потребности города в 40 000 жителей. Да что там: только вода, которая нужна для всех процессов, анализируется на 15 параметров ежедневно.

При этом 72% отходов перерабатываются, а 10% инвестиций производственного комплекса идут на охрану окружающей среды и безопасность на производстве.

Как получаются препараты: этапы производства Детралекса

Сначала молекулу придумывают в центре исследований и разработок компании. Затем формулу передают в Oril Industrie на промышленную разработку: чтобы оптимизировать процесс создания нужной молекулы из исходного сырья. Сырье помещается в реактор с целью сепарации (разделения на жидкость и твердое вещество) и кристаллизации (важно отследить все формы кристаллов, чтобы выбрать самую стабильную и биодоступную). Затем происходит промывка и сушка. В финале специалисты получают чистое вещество, которое анализируют и тестируют.

Схема, которую представила нам директор центра промышленных исследований Люсиль Вас-Леду (Lucile Vaysse-Ludot), настолько проста, что сложные химические процессы больше не кажутся такими уж сложными, правда?

Площадка Oril Industrie в Баклер.

Активное вещество для Детралекса, венотонизирующего и ангиопротективного препарата, который по всему миру производится со скоростью две упаковки в секунду, производится на площадке Oril Industrie в Баклер в нескольких минутах езды от Больбека. Общее количество — 3000 тонн в год

Гесперидин — это экстракт незрелых апельсинов, которые сначала высушиваются до размера жевательной конфеты, а затем измельчаются. Цех работает безостановочно (за этим следят 60 операторов), хотя раз в году на 10 дней реакторы все-таки останавливают на техобслуживание.

Реакторы на Oril Industrie в Баклер.

Гесперидин — исходное сырье в виде порошка — поступает на площадку из Марокко, Китая (в основном), Индии и Мексики. Специалисты Oril Industrie сразу берут пробы, чтобы произвести контроль качества. Если с качеством все в порядке, порошок проходит все необходимые этапы в реакторах, включая микронизацию, которая важна для большей эффективности итогового препарата.

Гранулы нужного размера хранятся в специальных пакетах (big-bag) или бочках, но всегда при определенной температуре и в особом помещении, куда посторонним вход запрещен. В таком виде они отправляются на заводы по всему миру, чтобы уже на месте был создан Детралекс.

Здесь удивительно пахнет: не лекарствами, но и не химией, не противно, но и не то чтобы очень приятно. Немного странно. За пару минут к запаху почти привыкаешь, а тот факт, что специалисты перемещаются по заводу без масок (и это при стремлении «Сервье» к максимальной безопасности!), укрепляет во мнении, что даже потенциально вредных летучих веществ в воздухе нет.

Медицинские гаджеты, инновационные решения и другие планы

Инновации — одно из приоритетных направлений для «Сервье». Так, в 2016 году компания в партнерстве с BioSerenity создала CardioSkin — медицинское цифровое портативное устройство для непрерывного мониторинга и контроля электрической активности сердца.

К 2021 году «Сервье» надеется занять значимые позиции в онкологии, так что уже в 2020 году в Жиди откроется дополнительная производственная площадка с прицелом именно на биотехнологии. Сейчас в разработке группы находятся 16 препаратов для лечения разных видов рака.

Также в планах компании — вывод на рынок новой молекулы каждые три года, с чем поможет запуск в 2021 году Исследовательского центра в Университете Париж-Сакле, который называют европейской Кремниевой долиной.

В России «Сервье» последовательно реализует стратегию «Фарма-2020» по развитию ориентированного на экспорт производства, и с 2016 года участвует в государственном пилотном проекте информационной системы мониторинга движения лекарственных препаратов для медицинского применения.

Мы уезжаем из Больбека, Парижа, Франции с чувством, словно были здесь в гостях у друзей, а не в пресс-туре, «по любви», а не «по работе». Потому что искренность сотрудников «Сервье» и их преданность своему делу подкупают, заставляя верить в лучшее. В «открытия во имя жизни», как написано на наших подарочных блокнотах.

Из Нормандии с любовью: как делают лекарства и какие строят планы на французском производстве «Сервье»

Made in Belarus. Как делают лекарства на предприятии при Академии наук

«Ну что, большая женщина мешала в чане порошок палкой?» — таким вопросом встретили меня коллеги после экскурсии на белорусское предприятие по производству лекарств. Но впечатление от изготовления отечественных препаратов в компании «Академфарм» оказалось далеким от такой картины. Журналисты увидели в Минске современное предприятие с серьезным подходом к стерильности.

Производство на базе Национальной академии наук создано по указу президента в 2009 году.

За пять лет работы на Республиканском производственном унитарном предприятии «Академфарм» наладили производство 25 препаратов. Среди них: препараты для снижения давления («Лозартан», «Кандесартан-НАН» и «Валсартан-НАН»), средство для лечения печени и желчевыводящих путей («Урсаклин»), для снижения сахара в крови («Диадеон»), от запоров («Форжект»). Кроме того, предприятие выпускает витамины (серия «Унивит») и БАДы.

Чаще всего белорусы покупают «Пентоксифиллин» и «Циннаризин» — препараты для улучшения мозгового кровообращения, рассказывают на производстве. Поэтому и объемы выпуска этих препаратов самые большие — по 200 тысяч и 180 тысяч упаковок в год соответственно.

Самый дорогой препарат, который здесь производят, — противоопухолевый «Иматиниб». С предприятия его отправляют напрямую в онкодиспансеры. В аптеках он не продается.

А среди тех, что представлены в продаже, самая высокая цена у противовирусного препарата «Флустоп». В аптеках он стоит от 80 до 130 тысяч рублей. В сезон гриппа «Флустоп» приносит предприятию больше всего денег. Последнее увеличение спроса было весной. В этом году пика продаж (и производства) ждут в декабре.

В практике предприятия еще не было препарата, который бы себя не оправдал, уверяют здесь: на все есть спрос. Хотя не очень хорошо покупаются витамины. «Возможно, из-за того, что рынок ими перенасыщен», предполагают в «Академфарме».

Читать еще:  Как бактерии развивают устойчивость к антибиотикам и почему это так важно

Международных комиссий здесь не боятся. «Одно из направлений нашей деятельности — контрактное производство. Так, французская фирма «Сервье» перед тем, как заключить с нами договор, не один год аудировала предприятие», говорят в руководстве.

Для «Сервье» «Академфарм» фасует и упаковывает капсулы противодиабетического препарата. По производству частичного цикла «Академфарм» сотрудничает также с фирмами из Литвы и Индии.

С экспортом пока туго. Несколько препаратов «Академфарм» продает в Россию. Чтобы поставлять лекарственные препараты за рубеж, рассказывают на предприятии, они должны продаваться на родном рынке не менее 2 лет. А 70% препаратов «Академфарма» производится менее трех лет.

«Мы делаем дженерики»

«Академфарм» — единственное в Беларуси предприятие, которое аккредитовано в качестве научной организации. Поэтому работа здесь начинается не с производства, а с разработки.



«Мы делаем дженерики
— аналоги эффективных лекарственных средств, производящихся за рубежом», — рассказывает заместитель директора предприятия по научной работе Ольга Казючиц.

В этом году «Академфарм» выпустило на рынок 6 аналогов импортных лекарств.

В химической лаборатории нам показывают аппараты для проведения тестов растворения. В маленьких «сеточках», помещенных в жидкую среду, вертятся таблетки оригинальных препаратов. В стаканах с жидкостью смоделирована среда желудка. Специалисты анализируют, как оригинал растворяется и выводится из организма. И ищут технологическое решение.

Субстанцию берут не такую, как в оригинальном препарате. «Но тоже очень хорошую. В основном субстанции закупаем у израильской фирмы «Тева». Наши дженерики по действию совершенно не отличаются от оригинальных препаратов. Это подтверждено клиническими испытаниями», — говорит Ольга Казючиц.

«Не используем китайское сырье»

Если для производства подавляющего большинства лекарств белорусских производителей используется сырье из Китая и Индии, то «Академфарм» закупает субстанции для лекарственных препаратов и премиксы для биологически активных добавок в Израиле и Европе: Дании, Швейцарии, Италии, Германии. «Прежде чем закупить субстанцию для лекарственных препаратов и премиксы для БАДов, мы проводим тщательный анализ не только представленных документов, но и самого сырья. И если оно не соответствует нашим требованиям по какому-нибудь малейшему показателю, его не берем, — рассказывает Наталья Сафронова. — Мы не используем китайское и индийское сырье. Да, нам присылают [образцы], мы их анализируем, но не используем. Потому что они не соответствуют [требованиям]. Если будут отвечать необходимым параметрам, то после аудита производителя — посмотрим».

Как выбирают, что производить

Только два лекарства («Пентоксифиллин» и «Циннаризин» для улучшения мозгового кровообращения) предприятию доводило выпускать Министерство здравоохранения: «Обеспечить республику определенным объемом этих препаратов мы должны». В остальном, чем заниматься, здесь выбирают сами. Для этого у Минздрава запрашивают анализ продаж лекарств в аптечных сетях. Смотрят, на какие импортные препараты есть большой спрос, оценивают, что могут предложить сами, и составляют планы на следующий год.

Оригинальные препараты

Сегодня «Академфарм» участвует в разработке трех оригинальных средств, рассказывает заместитель директора предприятия по научной работе Ольга Казючиц.

Первый — «Пролиллейцин» — стимулирует умственную деятельность у гиперактивных детей (и взрослых) с синдромом дефицита внимания. Второй — «АльгиноМАКС» — снимает повышенную кислотность в желудке. Препарат прошел пробы на животных, скоро будут проводить его клинические испытания. От аналогов отличается тем, что не содержит алюминия. Третий препарат — для лечения заболеваний печени. Название ему еще не придумали. Испытания на животных показали, что препарат можно применять и при ожирении печени.

За «Академфармом» — разработка лекарственной формы (таблетки, капсулы), выпуск лекарства, контроль фармсвойств препарата.

А свой первый оригинальный препарат «Академфарм» уже выпустило — в этом году. Называется он «Рациум». Это капсулы успокаивающего действия с измельченной мятой, мелиссой и корнем валерианы.

Себестоимость «Рациума» 20 тысяч рублей. В аптеке он продается за 25-28 тысяч. Импортный аналог дороже.

На производство нас пускают в бахилах, халате и шапочке. Обработка рук — обязательна. А в цеха, где препараты еще не упакованы, обязательно нужно надеть перчатки, маску и еще одни бахилы на ноги.

«Зона Д, классифицируемая», — загадочно отмечает Юлия Синица, заместитель директора по производству. В помещениях, где работают с открытым продуктом, предусмотрено определенное предельно допустимое содержание микроорганизмов и механических частиц. Работники этой зоны в голубой одежде. В помещениях, где невозможен прямой контакт с лекарством, сотрудники одеты по-другому.

Ингредиенты для лекарства загружают в высокоскоростной смеситель. Выглядит он как большой металлический блендер. Вместимость — до 60 килограммов, как раз на партию в 10 тысяч упаковок. Мы застали уже мойку смесителя. Работница щеткой чистит аппарат внутри, стоя на специальном «пьедестале» со ступеньками.

В сутки «Академфарм» выпускает 10 тысяч упаковок лекарств. «Это, конечно, очень немного. Производим только то, что требуется. Все по заказу аптек», — рассказывает Юлия Синица. В среднем производство препарата занимает 2-3 дня.

Миллионер сколотил капитал на смертельном лекарстве

89-летнего французского миллионера вызвали в суд по делу о гибели почти двух тысяч человек. Все они погибли от выпускаемых его компанией лекарства.

Сегодня французское правосудие предъявило обвинение одному из самых богатых и титулованных людей республики — главе крупной фармацевтической компании Жаку Сервье. 89-летнего миллионера вызвали в суд по делу о гибели почти двух тысяч человек. Все они умерли в результате употребления лекарства «Медиатор», которое выпускала его компания.

Эти таблетки, первоначально предназначавшие для людей, страдающих от диабета, появились на прилавках еще в конце 70-х годов. Однако настоящую популярность они завоевали у пациентов, пытавшихся бороться с ожирением. Лекарство действительно помогало похудеть, но многих при этом отправило на кладбище.

Обозреватель НТВ Вадим Глускер изучил материалы дела.

Страшную тайну «Медиатора» раскрыла известный пульмонолог Ирэн Фрашон. Она доказала, что действующим веществом препарата являет бенфлуарекс, который наряду с амфетаминами и кокаином, запрещен как сильно действующий наркотический стимулятор. Главное, что он может спровоцировать поражение сердечных клапанов, из-за чего и скончались французские пациенты «Лаборатории Сервье», использовавшие «Медиатор» для лечения сахарного диабета второй степени.

Эрве Темим, адвокат Жака Сервье: «Жак Сервье, его лаборатория и еще пять дочерних компаний находятся под судебным контролем. Мой клиент должен выплатить четыре миллиона евро в виде залога, чтобы оставаться на свободе».

Смертельное лекарство предписывалось для борьбы с лишним весом в течение 30 лет. И только за последние 10 лет было продано более 80 миллионов упаковок на сумму около 430 миллионов евро. На момент запрета препарата в 2009-м им пользовались 300 тысяч французских диабетиков, хотя на тот момент уже было известно о жертвах — по предварительным данным, от 500 до двух тысяч человек. Но до самого последнего момента 89-летний руководитель лаборатории Жак Сервье настаивал на том, что максимум три человека погибли от «Медиатора».

Читать еще:  Препарат нового класса для лечения мигреней одобрен в США

Шарль Жозеф-Удэн , адвокат пострадавшей стороны: «Сервье нам предлагал откупиться, нам предлагали отозвать иски и купить тем самым молчание жертв, это настоящий скандал».

Во Франции лекарство еще успешно продавалось, а в соседних Италии и Испании было запрещено с 2005 года. В России такой препарат не зарегистрирован, то есть не прошел лицензирование, поэтому в продаже его нет.

Анна Веснина, врач-эндокринолог : «Таких препаратов в России нет, по крайней мере официально зарегистрированных и официально выходящих как лекарственные препараты. Возможно, в виде каких-то биодобавок или незарегистрированных лекарственных средств они и могут быть на рынке».

К концу дня НТВ все-таки удалось добиться комментариев от «Лаборатории Сервье».

Люси Вансен, компания «Лаборатория Сервье»: «Я официально заявляю, что препарат „Медиатор“ не распространялся на территории России, Украины и других странах Восточной Европы. К тому же, вина нашей компании не доказана. Доктор Сервье сейчас находится в офисе и продолжает работу. Это только начало расследования».

Следствие при этом настаивает: лаборатория намеренно скрывала информацию о противопоказаниях и путем различных махинаций добилась широкой коммерциализации «Медиатора». Самое любопытное, что 25 лет назад Жак Сервье был одним из первых клиентов адвокатской конторы Николя Саркози. А в 2009 года уже президент Саркози наградил Сервье большим крестом ордена Почетного легиона. В тот момент, когда скандал уже набирал обороты.

Впервые западная фармкомпания свое стратегическое развитие связывает с российским фармрынком

Завод Oril Industrie, принадлежащий французской фармацевтической компании Servier, находится в Нормандии и производит не только знаменитый «Детралекс» для лечения хронических заболеваний вен, но и обеспечивает активной субстанцией фармпроизводство Servier по всему миру. Включая завод «Сервье РУС» в Новой Москве, который больше десяти лет производит препараты для российского рынка. Для Servier Россия входит в тройку лидирующих рынков с высоким уровнем потребления продукции компании в €273 млн наряду с Китаем (€365 млн) и Францией (€196 млн). То есть французская фармкомпания свое стратегическое развитие связывает с российским фармрынком. Что пока еще редкость для западной фармкомпании.

Научно-производственный комплекс Oril Industrie французской группы Servier находится в небольшом городе Больбек в Нормандии неподалеку от Гавра. Здесь производят 98% активных субстанций для всех оригинальных препаратов, выпускаемых группой Servier во Франции и еще восьми странах. Это основная индустриальная площадка группы по производству фармацевтических субстанций и популярного препарата «Детралекс» для лечения хронических заболеваний вен. Oril Industrie работает круглосуточно, на заводе 800 сотрудников, его товарооборот — €220 млн в год.

Завод располагается в зданиях бывшей текстильной фабрики. Его руководство приложило немало усилий к тому, чтобы сохранить исторический архитектурный ландшафт. Глядя на черепичные крыши старых построек и длинную трубу из красного кирпича, ухоженные газоны, можно подумать, что здесь модное лофт-пространство, а не фармпроизводство. Oril Industrie — это одновременно и производственные подразделения, и научно-исследовательский центр, в котором работают с новыми молекулами, а также доводят их до промышленного производства. Центр промышленного R&D сопровождает весь цикл производства. Такой микс обеспечивает гибкость, эффективность и контроль всех процессов на заводе.

Площадка Oril Industrie в Нормандии обеспечивает активной субстанцией заводы Servier по всему миру. Это также позволяет компании контролировать качество препаратов на всех этапах производства. Открытый в 2007 году в России фармацевтический завод полного цикла «Сервье РУС» на территории Новой Москвы использует исключительно нормандскую субстанцию. Директор Oril Industrie Кароль Робан говорит: «Наша площадка является стратегической для компании. Система управления качеством охватывает все производственные процессы и гарантирует полное соответствие самым высоким требованиям международного стандарта GMP».

Препарат «Детралекс» производят на Oril Industrie в огромных количествах — 1,3 тыс. тонн в год для 23 млн пациентов. Контроль качества ведется постоянно: ежегодно проводится более 6 тыс. анализов. Площадка регулярно инспектируется, каждый год компанию посещают уполномоченные инспекторы из разных стран, в том числе из России. Они проверяют площадку на соответствие правил производства препаратов, принятых у себя в стране.

Компания Servier планирует расширять свой портфель и делает ставку на собственные разработки, в которые ежегодно инвестирует 25% оборота без учета дженериков. Задача исследовательского центра Oril Industrie, в котором работает пятая часть сотрудников предприятия,— довести новые молекулы, которые получают в небольших количествах и с помощью методик, которые трудно воспроизвести в промышленных масштабах, до отлаженного промышленного производства. Причем сделать это с учетом таких факторов, как экологичность (72% отходов завод перерабатывает, в год проводится 25 тыс. анализов воды), экономическая целесообразность и соблюдение стандартов качества. Сейчас у компании на разных стадиях разработки находится 33 оригинальных препарата. Servier занимается разработкой лекарств для пяти групп заболеваний: сердечно-сосудистые, диабет, онкологические, иммуновоспалительные и нейродегенеративные. При этом делает ставку на онкологию: 16 препаратов из 33 — противораковые. Около 50% бюджета R&D компания инвестирует в это направление.

Исследовательский центр Oril Industrie сотрудничает с полусотней научных институтов мира. Работники завода ведут 45 проектов по разработке новых молекул, в том числе для других производителей. «Мы делимся опытом и знаниями с другими представителями фармбизнеса, участвуем в партнерских проектах, оказываем разного рода услуги, выступаем подрядчиком в производстве. Прибыль от нашей деятельности как подрядчика фармацевтических компаний составляет €10 млн»,— рассказывает директор исследовательского центра Oril Industrie Люсиль Вайс-Людо.

Компания планирует продолжать выводить на российский рынок новые препараты. По словам управляющего директора Servier по международным операциям в Центральной, Восточной Европе и Канаде Антуана Бейвера, «компании важно работать в стабильных условиях, но ее руководство готово к новым правилам ценообразования в России». Для Servier Россия входит в тройку лидирующих рынков с высоким уровнем потребления продукции компании в €273 млн наряду с Китаем (€365 млн) и Францией (€196 млн). То есть французская фармкомпания свое стратегическое развитие связывает с российским фармрынком. Что пока еще редкость для западной фармкомпании.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector